Глава 4015. Я убью вас всех!

− Секта Меча Молнии и Ветра, Небесная Гора Девяти Звёзд, вы смеете мучить моего брата?! Я полностью уничтожу ваши силы!

Увидев, в каком жалком положении находился Чу Фэн, Святые Таинственной Пещеры задрожали от ярости.

Несмотря на то, что они сами были сейчас чрезвычайно слабыми, они выкрикивали полные ярости оскорбления в адрес Мастера Секты Меча Молнии и Ветра и Мастера Небесной Горы Девяти Звёзд.

− Хм, вам лучше не думать, что будет легко.

К сожалению, оскорбления Святых Таинственной Пещеры напомнили Мастеру Небесной Горы Девяти Звёзд об их присутствии.

Поэтому он достал ещё одиннадцать жуков и засунул их в рот каждому из Святых Таинственной Пещеры.

Как только ядовитые жуки оказались в их телах, лица одиннадцати человек мгновенно исказилась от боли. Они начали кричать от страдания и боли. Их крики были во много раз более жалкими, чем у Чу Фэна.

Однако в их тела поместили только одного Пожирающего Трупы Жука Девяти Звёзд.

В Чу Фэна же, с другой стороны, поместили три жука.

В такой ситуации некоторые более опытные эксперты старшего поколения почувствовали восхищение по отношению к Чу Фэну.

Они знали о том, что хотя жуки не убивали своих жертв, это происходило только в том случае, если жертва страдала от пыток одного Пожирающего Трупы Жука Девяти Звёзд.

Если бы количество насекомых было больше, тогда количество боли и страданий также увеличилось бы. Естественно, вероятность смерти жертвы также увеличилась бы.

Три жука были тем количеством, которое было способно стать причиной смерти.

Вот почему эти люди восхищались стойкостью Чу Фэна. Если бы он не обладал выдающейся силой воли, эти три Пожирающих Трупы Жука Девяти Звёзд уже давно вызвали бы у него нервный срыв.

Однако он всё ещё мог терпеть эти жестокие пытки.

Конечно, Мастер Секты Меча Молнии и Ветра и Мастер Небесной Горы Девяти Звёзд не стояли без дела, пока Чу Фэн подвергался жестоким пыткам со стороны жуков.

Они начали обыскивать Чу Фэна. Они хотели найти таинственное сокровище, которое он забрал. Они даже забрали пространственный мешок, висевший у него на поясе.

Но после того, как Мастер Секты Меча Молнии и Ветра обыскал пространственный мешок Чу Фэна, он начал хмуриться. Даже выражение его лица исказилось. Мастер Небесной Горы Девяти Звёзд также понял, что ситуация была плохой.

Однако, поскольку это касалось таинственного сокровища, он спросил.

− Ты нашёл что-нибудь?

С мрачным выражением лица, Мастер Секты Меча Молнии и Ветра бросил пространственный мешок Чу Фэна Мастеру Небесной Горы Девяти Звёзд и сказал:

− Можешь сам взглянуть.

Как только Мастер Небесной Горы Девяти Звёзд получил пространственный мешок, он немедленно открыл его.

Однако, как только он открыл пространственный мешок, он сразу же начал сердито скрежетать зубами.

Не говоря уже о таинственном сокровище, в пространственном мешке Чу Фэна просто не было ничего ценного.

Скорее в ноздри ему ударила невыносимая вонь. Содержимое пространственного мешка Чу Фэна было просто до крайности отвратительным.

Этот пространственный мешок предназначался вовсе не для хранения сокровищ. Это была просто ловушка. Это была ловушка для людей, которые хотели ограбить Чу Фэна.

Не сумев найти обнаружить никаких сокровищ, а вместо этого будучи одураченными Чу Фэном, Мастер Небесной Горы Девяти Звёзд и Мастер Секты Меча Молнии и Ветра разозлились ещё больше.

Они были настолько злыми, что хотели разрубить Чу Фэна на восемь частей.

− Всё ещё отказываешься говорить?

− Отлично. Отлично. Я посмотрю, сколько ещё ты будешь молчать.

В яростном гневе Мастер Небесной Горы Девяти Звёзд вытащил ещё шесть жуков.

− Ты с ума сошёл?

Когда Мастер Секты Меча Молнии и Ветра увидел это, даже его выражение лица изменилось. Он поспешно заговорил, чтобы остановить его.

Он беспокоился не из-за того, насколько жестоким был Мастер Небесной Горы Девяти Звёзд.

Если бы они смогли заставить Чу Фэна говорить, ему было бы всё равно, даже если бы им пришлось убить Чу Фэна в процессе.

На самом деле он никогда не собирался позволить Чу Фэну уйти живым. Даже если Чу Фэн решит передать им таинственное сокровище, он всё равно убьёт его.

Он прекрасно понимал, что ни в коем случае не должен допустить, чтобы такой гений остался в живых, иначе это может в будущем привести к сильным проблемам.

Однако Чу Фэн ещё не передал им таинственное сокровище. Если они его убьют, тогда они понесут большие потери.

Для обычных людей три Пожирающих Трупы Жука Девяти Звёзд уже были их пределом. Если бы к этому количеству прибавилось ещё шесть жуков, тогда это означало бы верную смерть.

− Будь уверен, я знаю, что делать.

− Этот маленький ублюдок чрезвычайно выносливый. Он не умрёт. Однако… Как только я помещу эти шесть жуков в его тело, он обязательно начнёт умолять меня о том, чтобы я убил его.

Произнеся эти слова, Мастер Небесной Горы Девяти Звёзд поместил все шесть жуков в тело Чу Фэна.

− Ааааах!

Конечно же, как только шесть Пожирающих Трупы Жуков Девяти Звёзд были помещены в тело Чу Фэна, даже его крики изменились.

Все присутствующие могли почувствовать, что яд девяти жуков был слишком сильным, и даже голос Чу Фэна изменился.

Но когда Чжао Хун услышала этот голос, её выражение лица внезапно изменилось.

Тело Чжао Хуна пронзили десятки странных стержней. Каждый из них приносил ей различные виды травм.

Хотя она и не кричала так жалко, как Чу Фэн и Святые Таинственной Пещеры, пытки, которые заставил её терпеть Небесный Возвышенный Кровавый Туман, на самом деле были не слабее пыток девяти жуков.

Изначально Чжао Хун была настолько слабой и бессильной, что она даже не могла даже открыть глаза. Она находилась на грани потери сознания и чувствовала, что упадёт в бесконечную пропасть и будет охвачена бесконечной болью и страданием, которые в конечном итоге приведут к её смерти.

Однако, услышав крики Чу Фэна, она открыла глаза. Глядя на Чу Фэна, она, казалось, совершенно изменилась.

Даже Небесный Возвышенный Кровавый Туман испугался, увидев Чжао Хун такой.

Её реакция выходила за рамки здравого смысла.

Он считал, что его пытки были неэффективными.

Только сама Чжао Хун знала о том, почему она так отреагировала.

Причина, по которой голос Чу Фэна изменился, заключалась в том, что его сознание начало разрушаться из-за пыток Пожирающих Трупы Жуков Девяти Звёзд. Он больше не мог изменить свой голос.

Поэтому он начал кричать своим настоящим голосом.

Другими словами, голос, которым кричал Чу Фэн, был голосом Чу Фэна, а не голосом Асуры.

В то время как посторонние не обратили на это внимания, Чжао Хун в то же мгновение обратила внимание на голос Чу Фэна.

− Так это ты!

Чжао Хун уставилась на Чу Фэна. В её темно-красных глазах на самом деле появились сверкающие слёзы.

Она не проронила ни единой слезы, пока её мучил Небесный Возвышенный Кровавый Туман.

Однако сейчас она была не в состоянии сдерживать свои слёзы. После того, как появились эти сверкающие слёзы, они начали непрерывно скатываться из уголков её глаз.

Она наконец поняла, почему этот парень Асура внезапно появился, чтобы помочь ей.

Когда Чжао Хун поняла, что же произошло на самом деле, всё её тело начало дрожать. Её дрожь не имела никакого отношения к полученным ею травмам.

С её телом начали происходить огромные изменения.

Хотя она страдала от серьёзных травм, Чжао Хун реагировала так, как будто она полностью забыла о своей боли. Её глаза стали ужасающими, а выражение лица ледяным.

Она медленно начала подниматься в воздухе.

− Эта девушка…

− Может ли быть, что она?..

Когда Небесный Возвышенный Кровавый Туман увидел, что Чжао Хун ведёт себя подобным образом, его взгляд изменился. Казалось, он что-то понял, потому что в его взгляде на самом деле появился страх.

Находясь в состоянии дикого ужаса, Небесный Возвышенный Кровавый Туман даже сделал несколько шагов назад.

Внезапно Чжао Хун издала яростный крик.

− Я убью вас всех!

Её крик содержал подавляющее намерение убийства, которое охватило всё вокруг.