Глава 4067. Опасаясь гневного голоса

Услышав о компенсации, которую хотел получить Чу Фэн, люди из Семьи Сюаньмин были полностью потрясены.

Как это вообще можно было назвать небольшой компенсацией?

Это было равносильно тому, чтобы попросить их отдать свои жизни!

Увидев, что члены Семьи Сюаньмин колеблются, взгляд Чу Фэна начал становиться всё более и более враждебным.

− Что такое? Вы не хотите давать мне компенсацию?

− Юный друг, дело не в том, что мы не хотим этого делать. Дело в том, что Глицинии Пурпурной Звезды совершенно не повреждены. На самом деле ты вообще не понёс никаких потерь. Для тебя требовать такое огромное богатство в качестве компенсации, кажется, немного… − сказал Верховный Старейшина.

− Совершенно неповреждены? Знаете ли ты, насколько драгоценными являются Глицинии Пурпурной Звезды?!

− Члены твоего клана повредили бесчисленное количество Глициний Пурпурной Звезды, когда они падали с неба! − Набросился на него Чу Фэн.

− Эм… кажется, там нет ни одной повреждённой Глицинии Пурпурной Звезды?

Верховный Старейшина Семьи Сюаньмин оглядел местность вокруг себя. Несмотря на то, что вся армия Семьи Сюаньмин рухнула на землю и была полностью разбита, ни один человек не приземлился на Глицинию Пурпурной Звезды.

− Учитывая тот факт, что такое огромное количество людей упало с неба, оказанное воздействие и вызванный хаос просто слишком велики! Хотя ни один из цветов не был разбит, они всё равно были напуганы! − громко сказал Чу Фэн.

− Напуганы?

Услышав слова Чу Фэна, члены Семьи Сюаньмин заплакали в своих сердцах.

Впервые в жизни они услышали, что цветы могут испугаться.

Кроме того, не обращая внимания на то, способны ли Глицинии Пурпурной Звезды испугаться или нет, разве не сам Чу Фэн обрушил их с неба?

Люди из Семьи Сюаньмин чувствовали сильную обиду.

Разве это не было самым настоящим вымогательством?

И всё же, хотя они чувствовали сильную ярость, никто из них не осмеливался выразить свой гнев вслух.

− Похоже, что вы все не хотите расставаться со своими сокровищами.

− На самом деле я, Чу Фэн, разумный человек. Поскольку вы не хотите расставаться со своими сокровищами, я также не стану усложнять вам жизнь.

Услышав эти слова, все члены Семьи Сюаньмин вздохнули с облегчением.

Они подумали про себя: «Этот злобный человек наконец начал вести себя как нормальный человек».

Они даже были готовы поблагодарить его.

Но в этот момент Чу Фэн заговорил вновь.

− Тогда давайте изменим способ компенсации. В качестве компенсации я заберу жизнь вашего Молодого Мастера.

После того, как он закончил говорить эти слова, Чу Фэн протянул руку и сделал хватающее движение. В то же мгновение появился ветер, и мощная притягивающая сила устремилась вперёд.

С криком Сюань Ихан, лежавший в глубоком кратере, был поднят Чу Фэном в воздух.

Рука Чу Фэна крепко сжала его горло.

− Господин Верховный Старейшина, спаси меня, спаси меня!

Когда Чу Фэн сжал его горло, Сюань Ихан не только почувствовал боль, но и был так напуган, что его слёзы и сопли полетели во все стороны.

Он был по-настоящему напуган. Несмотря на то, что его всегда считали злобным человеком, Сюань Ихан очень хорошо знал о том, что он всегда полагался на поддержку своего отца, чтобы командовать людьми вокруг.

К несчастью для него, он в конечном итоге столкнулся с по-настоящему злобным человеком.

У него не было иного выбора, кроме как звать на помощь.

Иначе он действительно потеряет свою жизнь.

− Не надо! Не причиняй вред нашему Молодому Мастеру! Я дам тебе компенсацию, мы всё тебе компенсируем!

Увидев страдания Сюань Ихана, как мог Верховный Старейшина Семьи Сюаньмин заботиться о чём-то ещё? Он сразу же достал свой пространственный мешок.

И не только это, но он также забрал все сокровища, которые были у него с собой, и принёс их Чу Фэну.

− Почему вы всё ещё бездействуете?!

− Скорее отдайте ваши сокровища! − Верховный Старейшина Семьи Сюаньмин сердито крикнул другим членам Семьи Сюаньмин.

Увидев это, другие члены Семьи Сюаньмин, даже если они не хотели этого делать, больше не смели колебаться.

Один за другим они поднимали свои жалкие тела с земли, вынимали все сокровища, которые у них были, и отдавали их Чу Фэну.

Всего за короткий промежуток времени Семья Сюаньмин собрала целую гору ослепительных сокровищ.

Когда члены Небесного Клана Чу видели гору сокровищ, их глаза засияли.

Они не могли разглядеть, какие сокровища лежали в этих пространственных мешках. Но одних только сокровищ, собранных перед ними, было достаточно, чтобы ошеломить их.

Сокровища, которые были собраны перед Чу Фэном в гору, были просто еще более богатыми, чем богатство, которое было собрано их Небесным Кланом Чу за годы их существования.

Если бы все эти сокровища действительно принадлежали им, тогда богатство их Небесного Клана Чу значительно увеличилось бы.

Обладая огромным количеством богатств и сокровищ, их Небесный Клан Чу также получит лучшие условия для практики. Естественно, развитие членов их клана также увеличится.

Подумав обо всём этом, члены Небесного Клана Чу были просто вне себя от радости.

Однако, по сравнению с Небесным Кланом Чу, Чу Фэн даже не потрудился взглянуть на гору сокровищ.

Казалось, они его совершенно не интересовали.

Поведение Чу Фэна обеспокоило людей из Семьи Сюаньмин. Они начали переглядываться и чувствовали себя очень неловко.

Судя по тому, как Чу Фэн вёл себя, они поняли, что он все еще не собирается отпускать их.

− Юный друг, мы компенсировали тебе всё, что ты хотел.

В критическое время именно Верховный Старейшина Семьи Сюаньмин заговорил.

Однако Верховный Старейшина также дрожал от страха, когда говорил с Чу Фэном. Он даже не осмеливался говорить слишком громко.

− Кроме тебя, все остальные должны ударить себя тысячу раз, − сказал Чу Фэн, глядя на Верховного Старейшину Семьи Сюаньмин.

Тон, которым говорил Чу Фэн, был серьёзным.

Несмотря на то, что Чу Фэн и раньше не вёл себя дружелюбно с людьми из Семьи Сюаньмин, Верховный Старейшина Семьи Сюаньмин чувствовал себя ещё более подавленным из-за его нынешнего отношения.

Не понимая причины происходящего, Верховный Старейшина Семьи Сюаньмин спросил:

− Юный друг, почему ты…?

− Потому что члены твоего клана не умеют держать язык за зубами, − сказал Чу Фэн.

− Не умеют держать язык за зубами? − Верховный Старейшина Семьи Сюаньмин всё ещё был сбит с толку.

Прежде чем Чу Фэн успел что-то сказать, все практики из Высшего Царства Пурпурной Звезды заговорили:

− Должно быть, это из-за того, что люди вашей Семьи Сюаньмин без какой-либо на то причины оскорбили членов Небесного Клана Чу.

− Да, мы все были свидетелями этого.

− Без какой-либо на то причины и повода они начали говорить различные оскорбительные вещи в адрес Небесного Клана Чу. Затем они даже хотели отобрать Глицинии Пурпурной Звезды, которые были обнаружены Небесным Кланом Чу.

− Их поведение было просто слишком чрезмерным. Это было вещью, которую никогда не видели раньше в нашем Высшем Царстве Пурпурной Звезды.

− Верно, это было просто издевательство над людьми.

Все присутствующие просто не могли больше терпеть поведение Семьи Сюаньмин.

Хотя они были всего лишь зрителями, они никогда ещё не видели, чтобы какие-то люди так издевались над другими.

Когда даже простые прохожие начали говорить подобные вещи, Верховный Старейшина Семьи Сюаньмин понял, что члены их Семьи Сюаньмин, должно быть, действовали слишком нагло.

Неудивительно, что Чу Фэн вымогал у них деньги.

Они действительно были первыми, кто совершил ошибку.

− Все вы опозорили себя! А теперь ударьте себя тысячу раз! − Верховный Старейшина Семьи Сюаньмин сердито закричал на членов своего клана.

После того, как эти слова покинули рот Верховного Старейшины, послышались звуки, похожие на взрывы хлопушек.

Это были вовсе не звуки хлопушек. Вместо этого это были звуки пощёчин, которые давали сами себе члены Семьи Сюаньмин.

Все их удары были очень сильными.

После того, как они ударили себя тысячу раз, щёки всех членов Семьи Сюаньмин были покрыты кровью, а их лица распухли до размеров и вида свиных голов.

− Юный друг, теперь всё в порядке? − спросил Верховный Старейшина Семьи Сюаньмин.

Чу Фэн ничего не ответил. Он просто выпустил Сюань Ихана из своих объятий.

Увидев это, Верховный Старейшина Семьи Сюаньмин немедленно бросился вперёд, чтобы поймать его. Затем он повернулся и собрался уходить.

Однако он сделал всего пару шагов, прежде чем Чу Фэн заговорил.

− Подожди.

Как только Чу Фэн заговорил, Верховный Старейшина Семьи Сюаньмин и Сюань Ихан задрожали от страха.

Они оба чувствовали, что у Чу Фэна определённо не было никаких добрых намерений.

И всё же они не посмели проигнорировать его приказ. Они могли только подчиняться приказам Чу Фэна.