Глава 4114. Обиженный Чу Фэн

− Молодой Мастер Чу Фэн, только ты можешь мне помочь.

Когда Фумо Синь’эр заговорила с Чу Фэном, её большие туманные глаза были направлены на него.

Её взгляд был полон нежной привязанности, достаточно сильной, чтобы заставить человека почувствовать себя несчастным.

− Мисс Синь’эр может быть уверена. Я приложу все силы, чтобы вылечить тебя.

− Сначала прими эту лекарственную гранулу.

Чу Фэн достал избавляющую от яда лекарственную гранулу и протянул её Фумо Синьеру.

Хотя она не сможет устранить яд из её тела, она сможет замедлить распространение яда.

Даже если он ничего не мог сделать, Чу Фэн всё равно должен был сделать всё возможное, чтобы спасти Фумо Синь’эр. Несмотря ни на что, он не мог просто смотреть на то, как она умирает.

− Молодой Мастер Чу Фэн, это бесполезно. Она мне не поможет. Только ты сможешь мне помочь, − когда Фумо Синь’эр заговорила, она действительно смущённо опустила голову.

Увидев это, Чу Фэн подумал, что она боится смерти. Поэтому он подумал, чтобы ему нужно было утешить её.

Но прежде чем он успел что-либо сказать, тело Фумо Синь’эр сдвинулось с места. Она действительно прыгнула в объятия Чу Фэна.

− Мисс Синь’эр, что ты делаешь?

Это внезапное действие застало Чу Фэна врасплох.

В панике Чу Фэн не только оттолкнул Фумо Синь’эр, но даже отступил назад, чтобы избежать с ней контакта.

Он снова посмотрел на неё и был сбит с толку ещё больше.

Фумо Синь’эр была явно отравлена. И всё же она не вела себя как человек, которого отравили.

Вместо этого её лицо покраснело красное. Она выглядела ещё более женственной.

Но самое главное, почему отношение Фумо Синь’эр стало таким странным?

Может ли быть, что это было вызвано тем ядом?

В этот момент Фумо Синь’эр с удивлением посмотрела на Чу Фэна.

Спустя мгновение шока, она наконец заговорила:

− Молодой Мастер Чу Фэн, пожалуйста, не пойми меня неправильно. Я, Фумо Синь’эр, не ветреная женщина.

− Просто я была отравлена. Из-за этого у меня нет никаких других вариантов.

− Западные Призрачные Осы обладают двумя видами ядов.

− Яд от их жал означает верная смерть. От него нельзя избавиться.

− Тем не менее, если кто-то будет укушен ими, способ лечения яда всё же существует.

− Просто лечение заключается в том, что человек должен заняться с кем-то любовью до того, как яд начнёт действовать.

− Иначе, как только яд активируется, я умру.

− Сейчас здесь только мы с тобой. Если я хочу избавиться от этого яда, я могу только обратиться к тебе за помощью, − сказала Фумо Синь’эр Чу Фэну.

− Это…

− Этот яд действительно имеет подобный эффект?

Чу Фэн был сильно шокирован. Он знал о таких ядах.

На самом деле он также видел подобный яд раньше. Просто такие яды обычно были созданы человеком.

Чу Фэн никогда не предполагал, что есть существа, которые естественным образом вырабатывают подобный яда.

Это был первый раз, когда он услышал о чём-то подобном.

− Молодой Мастер Чу Фэн, ты собираешься позволить мне умереть?

− Может ли быть, что ты думаешь, что я тебе не подхожу?

Широко открытые глаза Фумо Синь’эр были полны недоверия.

Очевидно, она не ожидала, что Чу Фэн ответит таким сопротивлением.

− Дело не в этом. Учитывая то, насколько выдающаяся внешность у Мисс Синь’эр, как ты можешь не подходить мне?

− Просто занятие любовью − это то, чем должны заниматься супружеские пары, − сказал Чу Фэн.

− В таком случае я готова выйти за тебя замуж, − сказала Фумо Синь.

− Но… − Чу Фэн не закончил фразу. Он почувствовал, что ситуация осложнилась.

− Но что? − спросила Фумо Синь’эр.

− Мисс Синь’эр, пожалуйста, прости мне мою грубость. Хотя ты и прекрасна подобно небесной фее, я… не испытываю к тебе никаких чувств. Поэтому я не могу делать с тобой ничего подобного, − сказал Чу Фэн.

− Ты… − услышав эти слова, Фумо Синь явно рассердилась.

В конце концов, такую красивую девушку обычно преследуют мужчины.

Более того, они также были бы выдающимися людьми. Но какими бы выдающимися они ни были, ни один из них не смог привлечь её внимание.

Она сама бросилась в объятия Чу Фэна, однако Чу Фэн отреагировал с таким нежеланием. Это был серьёзный удар по её высокомерному эго.

Однако, как бы она ни злилась, она ничего не могла сделать в текущей ситуации.

В конце концов, это был вопрос жизни и смерти.

− Молодой Мастер Чу Фэн, это вопрос жизни и смерти. Даже если ты откажешься взять на себя ответственность, я не стану винить тебя за это.

− Я могу сохранить в тайне всё, что здесь происходит. Я никому об этом не скажу.

− Если ты также согласишься сохранить всё в тайне, разве это не будет прекрасно? − сказала Фумо Синь’эр с покрасневшим лицом.

− Мисс Синь’эр, неужели нет иных вариантов помимо этого? − Чу Фэн всё ещё не желал делать этого.

− Чу Фэн, ты…

Увидев, что Чу Фэн сопротивлялся даже в этот момент, Фумо Синь’эр пришла в такую ярость, что начала топать ногами.

Не сумев убедить Чу Фэна, она сказала:

− Есть другой метод, просто он слишком опасный.

− Что это за метод? Скажи мне, − поспешно спросил Чу Фэн.

− На самом деле есть два способа удалить яд. Первый метод заключается в том, о чём я тебе сказала ранее.

− Что касается второго, то нужно отправиться в улей Западных Призрачных Ос и искать источник яда. Возможно, там можно будет найти противоядие.

− Однако этот метод просто слишком опасный. Одно дело, если бы Западные Призрачные Осы не сидели в своём гнезде. Однако в противном случае человек просто не сможет найти источник их яда и вместо этого умрёт там, − сказала Фумо Синь’эр.

− И всё же стоит попробовать. Мисс Синь’эр, ты знаешь, где находится их гнездо? − Спросил Чу Фэн.

− Ты сможешь найти гнездо, следуя указаниям этого компаса, − сказала Фумо Синь’эр, схватив компас в свою руку.

Затем, следуя по компасу, Чу Фэн и Фумо Синь’эр нашли гнездо Западных Призрачных Ос.

К счастью, в огромном гнезде не было ни одной западной призрачной осы.

Чу Фэну удалось найти осиный яд без каких-либо проблем. Кроме того, с помощью осиного яда ему удалось сделать противоядие.

Как только Фумо Синь приняла противоядие, яд в её теле начал быстро исчезать.

После того как яд был устранён, Чу Фэн и Фумо Синь’эр продолжили своё путешествие.

Следуя указаниям компаса, они наконец прошли через духовную формацию и покинули запечатанную территорию.

Однако, пройдя через духовную формацию, Чу Фэн обернулся и обнаружил, что он ни в малейшей степени не может видеть духовную формацию.

Даже ощущения от окружающей обстановки превратились в совершенно новый мир.

Даже когда он использовал свои Глаза Небес, Чу Фэн не смог обнаружить духовную формацию.

Если бы не тот факт, что он только что вышел из запечатанной территории, даже он начал бы сомневаться, существует ли эта запечатанная территория.

− Мисс Синь’эр, как же мы вернёмся на закрытую территорию? − спросил Чу Фэн.

− У меня, естественно, есть способ, − сказала Фумо Синь’эр.

− Тогда Мисс Синь’эр, пожалуйста, ведите меня.

После того, как Чу Фэн закончил говорить эти слова, Фумо Синь’эр начала вести Чу Фэна.

Однако Чу Фэн обнаружил одну проблему. Несмотря на то, что Фумо Синь’эр вела его на протяжении всего этого времени, её прежнее восторженное отношение изменилось, и её манера поведения стала холодной.

Даже когда она давала указания, она только шевелила пальцами и ничего ему не говорила.

Это было совершенно не похоже на её прежнее восторженное поведение.

Эти изменения начались в тот момент, когда Чу Фэн помог ей вылечиться от яда.

Чу Фэн не был дураком [1]. Он, естественно, знал причину, по которой отношение Фумо Синь’эр к нему изменилось.

− Мисс Синь’эр, я просто думаю о твоём благе. Тебе не следует на меня сердиться.

− Теперь, когда яд был устранён и ты смогла уберечь себя от необходимости заниматься подобными вещами, уберечь себя от того, чтобы я воспользовался тобой, разве так не намного лучше? − сказал Чу Фэн с сияющей улыбкой.

Внезапно Фумо Синь’эр взорвалась гневными криками.

− Как же я могу не рассердиться, когда ты отказался воспользоваться мной, когда представилась такая возможность?!

− Может ли быть, что у тебя такое же дрянное чувство красоты, как и у моей бабушки?! Может ли быть, что с твоей точки зрения я тоже являюсь уродиной?!

Фумо Синь’эр, которая раньше была очень нежной, на самом деле стала кричать на Чу Фэна.

Особенно её взгляд. Он был настолько свирепыми, что казалось, будто она хочет съесть Чу Фэна живьём.

− Клянусь небом, землей и своей совестью, что с моим чувством красоты всё в порядке.

− Мисс Синь’эр, ты действительно очень красивая. Не будет преувеличением сказать, что твоя красота подобна красоте небесной феи, − сказал Чу Фэн.

− Тогда почему ты мне отказал? − спросила Фумо Синь’эр.

− Дело не в том, что я тебе отказал. Просто у меня нет к тебе никаких чувств. Я не могу тебе этого объяснить.

− Я не могу поступить с тобой так, не испытывая к тебе никаких чувств. Если бы это было так, я был бы слишком безответственным. Я, Чу Фэн, не такой человек, − сказал Чу Фэн.

− Ты… ты должен просто заткнуться. Если бы не тот факт, что мне нужна была твоя помощь, чтобы спасти моего старшего брата, я бы действительно избила тебя до смерти!

− Ты просто убиваешь меня гневом!

Пока Фумо Синь’эр заговорила, не только она кипела от гнева, но и её лицо побагровело.

Чу Фэн мог сказать, что Фумо Синь’эр была действительно зла.

Однако она не могла винить его за это. В конце концов, это был вопрос репутации и моральной целостности.

Чу Фэн был мужчиной. Так чего же ему было бояться?

Это была прекрасная возможность воспользоваться ею.

Причина, по которой он отказался сделать это, на самом деле заключалась в том, что учитывал её интересы.

− Мисс Синь’эр, ты ещё очень молода. Возможно, есть еще что-то, чего ты не понимаешь.

− Однако в будущем ты всё осознаешь.

− Однажды ты поймёшь, по каким причинам я принял такое решение, − беспомощно вздохнул Чу Фэн.

− Тьфу! Перестань болтать и просто заткнись! Иначе я сейчас же забью тебя до смерти! − яростно закричала Фумо Синь’эр.

Её голос отдавался эхом подобно раскатам грома и отчётливо разносился на миллионы метров.

− Я был неправ. Я сейчас же замолчу.

Чу Фэн немедленно закрыл рот. Он больше не осмеливался продолжать провоцировать гнев Фумо Синь’эр.

Он считал, что если продолжит говорить, тогда она действительно что-нибудь с ним сделает.

Тем не менее Чу Фэн чувствовал себя чрезвычайно обиженным. Он явно не сделал ничего плохого.


[1] Прим. переводчика: Уж извините, но я в корне не согласен с этим заявлением. Наверняка многие из вас с этим согласятся.