Глава 4199. Небольшой урок

− Сяо Юй?

Старик Чжао бросил один единственный взгляд на Сяо Юя, прежде чем снова покачать головой. Он снова повернулся к Чу Фэну и улыбнулся:

− Господин Чу Фэн, должно быть, возникло какое-то недоразумение.

− Как моя внучка могла влюбиться Сяо Юя?

Старик Чжао просто не верил в то, что Чжао Мэнлу мог понравиться Сяо Юй.

Он не притворялся. Он действительно не мог поверить во что-то подобное. Он считал, что это было невозможно.

− Старший Чжао, я своими глазами видел, как твоя внучка была вместе с Сяо Юем.

− Более того, Сяо Юй ошибочно принял меня за своего соперника. Он не только угрожал мне, но даже ударил кулаком.

− Смотри, это то самое место, в которое он ударил.

С улыбкой на лице Чу Фэн указал на свой живот.

У Чу Фэна не было никакого намерения мстить. Он сказал все эти слова лишь потому, что вся эта ситуация казалась ему забавной.

− Что?!

− Сяо Юй осмелился напасть на Господина Чу Фэна?! Это не должно быть возможным, не так ли?

− Господин Чу Фэн является экспертом Сферы Самого Возвышенного, в то время как Сяо Юй всего лишь Боевой Предок.

Все присутствующие почувствовали недоверие, услышав слова Чу Фэна.

Тем не менее они всё ещё посмотрели на Сяо Юя.

Столкнувшись с враждебными взглядами остальных людей, Сяо Юй настолько сильно испугался, что из его глаз потекли слезы.

Прищурив глаза и с улыбкой на лице, Чу Фэн посмотрел на дрожащего и плачущего Сяо Юя.

− Сяо Юй, ты должен признаться в том, что сделал, как настоящий мужчина.

− Господин Чу Фэн, мои преступления заслуживают десяти тысяч смертей! Мои преступления заслуживают десяти тысяч смертей!

− Я съел сердце медведя и желчный пузырь леопарда [1]. Я осмелился отнестись к Господину Чу Фэну с неуважением. Я заслуживаю смерти. Я действительно заслуживаю смерти!

− Этот ничтожный был просто слишком невежественным. Господин Чу Фэн, я умоляю вас дать этому ничтожному человеку возможность жить дальше.

− С сегодняшнего дня я буду держаться подальше от Мэнлу. Я никогда больше не посмею приблизиться к ней.

− Я немедленно развернусь и уйду, если увижу её.

Сяо Юй внезапно поднялся с земли и опустился на колени. Он начал раз за разом бить себя по щекам. Однако он бил себя только одной рукой. В конце концов, его вторая рука была искалечена.

− Сяо Юй, что за чушь ты несёшь?!

− Ты порочишь репутацию моей внучки! − Старик Чжао просто не мог этого вытерпеть.

Старик Чжао был в ярости.

Одно дело, если Сяо Юй признался в том, что он ударил Чу Фэна. Однако его внучка также была втянута в эту историю.

− Дедушка Чжао, то, что сказал Господин Чу Фэн, правда. Мы тоже присутствовали в то время.

− Да. Мы также присутствовали.

Именно в этот момент вперёд вышли две женщины.

Эти две женщины были близкими подругами Чжао Мэнлу.

Они обе действительно присутствовали в то время, когда Чу Фэн столкнулся в лесу с Чжао Мэнлу и Сяо Юем.

− Дедушка Чжао, ты не можешь говорить о том, что Сяо Юй запятнал репутацию Чжао Мэнлу.

− В конце концов, это было правдой с самого начала.

− Верно. Сяо Юй был совершенно определённо был неправ, когда осмелился напасть на Господина Чу Фэна. Но ваша внучка Чжао Мэнлу оскорбила Господина Чу Фэна еще больше.

− Совершенно верно. Господин Чу Фэн сказал Чжао Мэнлу о том, что он был Самым Возвышенным. Однако Чжао Мэнлу просто не поверила в это. Она пришла к нам и сказала о том, что у Господина Чу Фэна были проблемы с психикой, что он был дураком.

− Более того, она заявила о том, что ей вряд ли понравится кто-то вроде Господина Чу Фэна, и попросила Господина Чу Фэна больше не беспокоить её.

− Однако на самом деле Господин Чу Фэн никогда её не беспокоил. Именно она докучала Господину Чу Фэна на протяжении всего этого времени.

− Мы все прекрасно знали об этом деле.

− Верно. Как мог Господин Чу Фэн мечтать о такой женщине?

− Она действительно бесстыдная.

Обе женщины продолжали говорить без остановки.

Их слова привели Чжао Мэнлу в отчаяние.

Она действительно никогда не ожидала, что две её самые близкие подруги предадут её. Это было всё равно что бросать камни в человека, упавшего в колодец.

− Вы… вы все несёте какую-то чушь!

− Вы обе завидуете моей внучке Мэнлу. Вы завидуете её близким отношениям с Господином Чу Фэном. Именно по этой причине вы намеренно клевещете на неё!

Старик Чжао всё ещё отказывался принимать правду. Тем не менее цвет его лица стал несколько уродливым.

В конце концов, Чжао Мэнлу была не единственным человеком, который считал, что Чу Фэн страдает от психического расстройства.

Когда Чу Фэн заявил о том, что он был Самым Возвышенным, даже сам старик Чжао считал, что у Чу Фэна было не всё в порядке с головой.

Только после того, как Чу Фэн показал свою силу, старик Чжао понял, что Чу Фэн действительно был Самым Возвышенным.

До этого он никогда бы не поверил в том, что Чу Фэн был экспертом Сферы Самого Возвышенного, даже если бы его забили до смерти.

Тем не менее это не повлияло на его гнев.

Он действительно считал, что эти Сяо Юй и эти две женщины клевещут на его внучку.

− Старший Чжао, мы также можем засвидетельствовать их слова.

− Я тоже там был.

− Я тоже, я был там.

Остальные присутствующие в лесу также вышли вперёд.

Именно это и подразумевалось под словами «люди начнут толкать стену, когда она вот-вот обрушится».

Никто бы не ожидал, что люди, которые совместно издевались и высмеивали Чу Фэна в лесу, выступят, чтобы говорить в его пользу.

Это было результатом того, что Чу Фэн показал свою силу и могущество.

Перед абсолютной силой некоторые люди раскрывали свою мерзкую человеческую натуру.

− Чжао Мэнлу, ты всё ещё отказываешься признать свои проступки?

Сказав правду, эти люди начали оказывать на Чжао Мэнлу давление.

− Дедушка, я была неправа. Дедушка, спаси меня.

Чжао Мэнлу была полностью напугана. Она была на грани нервного срыва.

Со звуком удара она опустилась на колени перед стариком Чжао и горько заплакала.

Она была сильно напугана.

Увидев силу Чу Фэна и вспомнив о том, как сильно она его оскорбила, Чжао Мэнлу почувствовала, что её жизни, несомненно, придёт конец. Из-за этого она считала, что у неё не было иного выбора, кроме как умолять дедушку о помощи.

Увидев это, старик Чжао потерял дар речи. Он был полностью ошеломлён.

Как бы там ни было, он знал о том, что Чу Фэн сказал правду.

Однако принять эту правду ему было очень сложно.

*Лязг!*

Внезапно старик Чжао поднял руку и достал оружие.

− Ты полное разочарование! Я убью тебя!

Охваченный внезапным гневом, старик Чжао собирался убить Чжао Мэнлу.

*Ззззззззззззззз*

Однако сразу после того, как старик Чжао достал своё оружие, прежде чем он смог даже напасть на Чжао Мэнлу, он обнаружил, что не может пошевелиться.

− Старший Чжао, для молодых людей совершенно нормально искать любовь самостоятельно.

− Даже я не обиделся на то, что произошло, так что и тебе не стоит обращать на это внимание, − сказал Чу Фэн.

После того, как Чу Фэн сказал эти слова, старик Чжао вновь обрёл способность двигаться.

Естественно, человеком, который ограничил движение старика Чжао, был Чу Фэн.

Старик Чжао упал на задницу. Будучи совершенно подавленным, он горько заплакал.

Он чувствовал, что его репутация была полностью разрушена его внучкой.

− Старший, вы не должны винить ее. У нее есть свои собственные желания, вы не должны навязывать ей свои идеи.

Чу Фэн подошёл к старику Чжао и помог ему подняться на ноги. Затем он действительно помог встать Чжао Мэнлу.

Чу Фэн не был слепо добрым человеком.

Вместо этого он был человеком, который определённо мстил своим врагам. Он был из тех людей, которые никогда не забывали обид.

К людям, которые были добры к нему, он возвращал их доброту вдвойне.

Что касается людей, которые были настроены по отношению к нему враждебно, то он также возвращал им обиды вдвойне.

Однако Чу Фэн не хотел ссориться с Чжао Мэнлу, Сяо Юем и остальными.

Если бы он действовал в соответствии со своим обычным поведением, тогда он определённо не позволил бы им продолжать жить после того, как они оскорбили его.

Однако за время своего путешествия Чу Фэн сильно повзрослел. Изменения коснулись не только его силы. Его характер также изменился.

Если бы Чжао Мэнлу, Сяо Юй и другие обладали таким же уровнем развития, что и он сам, тогда Чу Фэн не отпустил бы их так легко.

Однако между ними было просто слишком огромное несоответствие в развитии. Не будет преувеличением сказать, что для Чу Фэна они были муравьями.

Чу Фэн действительно не хотел опускаться до того, чтобы входить с ними в конфликт.

Короче говоря, Чу Фэн считал, что это было бы ниже его достоинства, если бы он забрал их жизни из-за чего-то столь незначительного.

Тем не менее, если бы он не упомянул о том, что произошло, тогда бы это было равносильно игнорированию плохого отношения, с которым он столкнулся.

Именно по этой причине Чу Фэн рассказал публично о действиях Чжао Мэнлу и Сяо Юя.

Он сделал это для того, чтобы преподать им небольшой урок.


[1] Прим. переводчика: В Китае есть поверье, что если человек съест сердце медведя и желчный пузырь леопарда, то он станет очень храбрым.