Глава 4378. Печальная судьба

Чу Фэн сказал ранее Ма Чэнъину и остальным постараться изо всех сил убить его, иначе на их обрушится ужасная катастрофа.

И ещё до того, как всё это произошло, Ма Чэнъин и остальные уже были напуганы.

Несмотря на то, что его мучили настолько жестоко, что даже его плоть было сложно отличить от крови, Чу Фэн не издал ни единого крика на протяжении всего процесса. Вместо этого они видели в его глазах лишь упорство и свирепость.

Именно в тот момент их страх перед Чу Фэном отпечатался в их разуме. Ученики поняли, что они, возможно, связались с человеком, которого не могли позволить себе обидеть.

Из-за этого они хотели убить Чу Фэна, и они действительно пытались избавиться от него. Просто они в конечном итоге не смогли этого сделать.

После того, как ученики потерпели неудачу в убийстве Чу Фэна, их страх перед ним только усилился. Они беспокоились о том, что Чу Фэн попытается отомстить им, и именно поэтому они обратились за помощью к Верховному Старейшине, несмотря на риск получения наказания.

Однако в конечном итоге им всё равно не удалось избежать наказания.

Когда они плакали от причинённой им невероятной боли, они действительно сожалели о своих действиях.

Они не сожалели о том, что не смогли убить Чу Фэна. В первую очередь они не должны были оскорблять его. Они и представить себе не могли, что в результате их действий их постигнет такая судьба.

Просто не было никакого способа обернуть время вспять и поступить иначе. Они не могли сделать ничего другого, кроме как молить о быстрой смерти.

Они даже не хотели больше молить о пощаде. Единственное, о чём они мечтали, было просто скорейшее наступление конца их страданий.

− Убей меня! Просто убей меня!

− Умоляю тебя, я уже осознал свои ошибки! Пожалуйста, прекрати эти страдания!

− Ты просто зверь, как ты смеешь убивать меня! Ты слышишь меня?

***

Ма Чэнъин и остальные хрипло кричали Чу Фэну, надеясь освободиться от этой пытки и спокойно умереть.

Однако независимо от того, как они умоляли или оскорбляли Чу Фэна, чтобы побудить его к действиям, на Чу Фэна их слова никак не влияли.

Чу Фэн лишь холодно наблюдал за всем происходящим сверху, и в его взгляде не было никакого сочувствия, одна лишь насмешка.

По мнению Чу Фэна, они заслужили то, что с ними сейчас происходило.

− Это чувство?..

Однако внезапно выражение лица Чу Фэна изменилось. Он неожиданно почувствовал изменения в духовном компасе, который отслеживал перемещения чёрной полосы.

Чу Фэн быстро достал духовный компас, и действительно, он реагировал чрезвычайно сильно в данный момент.

Похоже, что в данный момент чёрная полоса находилась не слишком далеко от его нынешнего местоположения, иначе компас не стал бы реагировать подобным образом.

− Неужели чёрная полоса и правда случайно где-то неподалёку? Неужели ей наконец надоело скрываться, и она решил раскрыть своё местонахождение?

Даже несмотря на то, что Чу Фэн понятия не имел о том, почему его компас начал внезапно реагировать, он знал о том, что в данный момент поиск чёрной полосы был его приоритетной задачей.

Поэтому Чу Фэн, нисколько не колеблясь, решил покинуть эту область и начать следовать в направлении, указанном компасом.

Но прежде чем уйти, Чу Фэн обернулся, чтобы бросить последний взгляд на Ма Чэнъина и остальных, и сказал:

− Вы хотели умереть, не так ли? Я окажу вам последнюю милость и исполню ваше желание!

После того, как Чу Фэн произнёс эти слова, формация вновь начала меняться.

Орудия пыток в руках этих демонов стали ещё более устрашающими, погрузившись глубоко в тело Ма Чэнъина и остальных учеников.

Они разрывали их кожу, рассекали плоть, разрывали кости и уничтожали души.

Крики агонии раздавались в долине ещё на протяжении очень долгого времени.

Вскоре некоторые из их душ начали рассеиваться, а тела безвольно упали на землю.

Один за другим ученики падали на землю и умирали.

Чу Фэн продолжал увеличивать силу формации, и после того, как работа была сделана, он развернулся и покинул эту область.

Вскоре после того, как Чу Фэн ушёл, расположенная в горном хребте главная формация начала возвращаться к своему первоначальному состоянию. Из-за этого Верховный Старейшина Виллы Парящего Цветка и остальные быстро заметили исчезновение сокровища, а также тот факт, что главная формация была уничтожена.

Поняв, что ситуация вышла из-под контроля, они немедленно выбежали из ядер формации к главной формации, желая узнать о том, что же произошло.

Но прежде чем они смогли добраться до главной формации, они прошли через долину, в которой Чу Фэн и ученики находились ещё мгновение ранее, и были полностью потрясены представшим перед ними зрелищем.

Долина выглядела так, словно кто-то перенёс чистилище в мир живых.

Всепоглощающее зловоние крови, ударившее им в нос, было не более чем первым блюдом. Впереди их ожидало ещё много чего другого.

Ученики Виллы Парящего Цветка превратились в отвратительное месиво из крови и плоти, так что было уже практически невозможно различить, кто есть кто.

Большинство из них были мертвы, но все еще оставалось небольшое количество тех, у кого было дыхание. Тем не менее, все они стали калеками. Их развитие было полностью уничтожено, и они больше не могли восстанавливаться.

Даже их души были частично уничтожены, поэтому о них нельзя было больше сказать, что они были полноценными существами.

Среди людей, которые всё ещё были живы, были Ма Чэнъин, Ли Жуй и несколько других сильных учеников Виллы Парящего Цветка.

Верховный Старейшина подбежал к Ли Жую и потрясённо воскликнул:

− Ли Жуй, что здесь произошло? Как вы оказались в таком состоянии? Кто это сделал? Кто это сделал?!!

Ли Жуй был личным учеником, на которого этот Верховный Старейшина возлагал самые большие надежды!

− Учитель, э-это… это Чу Фэн.…

Голос Ли Жуя был очень слабым, и когда он наконец снова увидел своего учителя, слёзы потекли по его лицу.

Как говорится, «мужчинам нелегко плакать».

Однако горе Ли Жуя шло из самых глубин его души. Он знал о том, что окончательно сокрушён. Светлое будущее, которое его ожидало, также было полностью разрушено.

С другой стороны, глядя на то, как его самоуверенный ученик был доведён до такого состояния за столь короткий отрезок времени, Верховный Старейшина почувствовал сильную боль в своём сердце.

− Чу Фэн, мне плевать, кто ты такой, но я сдеру с тебя кожу и живьём вырву сухожилия!

Яростный крик Верховного Старейшины заставил скалы по обе стороны долины обрушиться.

Вскоре на место происшествия прибыли и другие старейшины и ученики Виллы Парящего Цветка, однако они не осмелились сказать ни единого слова, увидев такое зрелище. Они чувствовали ярость Верховного Старейшины и понимали, насколько все это серьезно.

В такой момент им лучше вообще ничего не говорить.

− Ч-что это?

Внезапно кто-то указал на другой конец долины, в котором находилось ядро главной формации. В их направлении летел силуэт.

Это был человек, лежащий горизонтально на земле, и его мягко подтолкнула к ним сила главной формации.

Увидев лицо того человека, все вздрогнули от неожиданности.

Этот человек выглядел крайне печально. Было очевидно, что он обуглился от сильного пламени, так что даже его кожа потрескалась.

Бедственное состояние, в котором он находился, было ничуть не лучше по сравнению с состоянием Ма Чэнъина и остальных. Должно быть, он прошёл через какие-то бесчеловечные пытки.

− Эт-это приглашённый старейшина!

Вскоре кто-то наконец смог узнать этого человека. Даже несмотря на то, что он был уже изуродован, по излучаемой им слабой ауре всё ещё можно было определить его личность.

Как оказалось, после того, как Чу Фэн покинул эту область, приглашённый старейшина смог восстановить контроль над главной формацией и сбежать.

Однако теперь он был навсегда искалечен.

Его духовная сила была поглощена формацией, и его развитие также было уничтожено. В результате его способность управлять формациями сильно ослабла.

Единственная причина, по которой он всё ещё мог контролировать главную формацию, была связана с небольшой формацией, которую Мастер Виллы Парящего Цветка установил на его груди.

Но из-за ослабленного состояния, в котором он находился, даже если приглашённый старейшина был в состоянии контролировать главную формацию, его способность управления формацией была ужасно слабой.