Глава 4408. Так быстро

После этого Старый Даос с Бычьим Носом начал использовать чёрную полосу, чтобы исцелить свою повреждённую душу. Чтобы его никто не отвлекал во время лечения, Старый Даос с Бычьим Носом решил начать тренировку за закрытыми дверями.

К счастью, во время лечения никаких проблем не возникло, и Старый Даос с Бычьим Носом благополучно смог оправиться от полученных травм.

Таким образом, он наконец избавился от страданий и вновь стал здоровым человеком.

Когда все нужные дела были сделаны, Чу Фэн, Юй Тин и Старый Даос с Бычьим Носом собрались покинуть Клан Дракона.

По правде говоря, после того, как Лун Сяосяо удалось слиться с Источником Жилы Дракона, они уже должны были покинуть Клан Дракона. Причина, по которой они до сих пор тут остались, заключалась в основном в том, что им нужно было дождаться возвращения Чу Фэна.

Услышав, что Чу Фэн собрался уйти, хотя Лун Сяосяо и не остановила его, она сказала ему немного подождать её. После этого она быстро поднялась в воздух и покинула это место, как если бы она убежала, чтобы сделать нечто важное.

Некоторое время спустя Лун Сяосяо вернулась вместе с красивой женщиной средних лет.

Эта женщина средних лет была элегантно одета, и она излучала элегантную ауру. Черты её лица были очень похожи на черты Лун Сяосяо.

Даже без напоминания со стороны остальных Чу Фэн и сам смог легко понять, что эта женщина была матерью Лун Сяосяо.

Мать Лун Сяосяо изначально была заключена в тюрьму Главой Клана Дракона, но благодаря помощи Чу Фэна и Старого Даоса с Бычьим Носом ей удалось вернуть себе свободу.

Судя по цвету лица и ауре, казалось, что сейчас у неё всё было хорошо.

На самом деле, как только она увидела Чу Фэна, на её лице появилась ослепительная улыбка. Даже находясь на некотором расстоянии от неё, Чу Фэн мог почувствовать её волнение.

− Молодой Мастер Чу Фэн, после того, как я так много слышал о тебе, я наконец смогла встретиться с тобой.

Мать Лун Сяосяо ни в малейшей степени не пыталась скрыть своё волнение. Сказав эти слова, она начала низко кланяться Чу Фэну.

− Старшая, ты не должна этого делать! Это было бы неуместно, − воскликнул Чу Фэн, быстро направившись вперёд, чтобы поддержать мать Лун Сяосяо.

− Молодой Мастер Чу Фэн, если бы не твоя помощь, то мы с моей дочерью, возможно, не смогли бы пережить этот кризис. Благодаря тебе сегодня Сяосяо смогла получить своё нынешнее положение. Ты наш спаситель, и нет никаких сомнений в том, что ты заслуживаешь такого отношения с моей стороны, − сказала мать Лун Сяосяо.

− Старшая, мы с Принцессой Сяосяо друзья, и раньше она тоже спасла мне жизнь. Для меня было вполне естественно отплатить ей за оказанную мне милость. Не нужно вести себя столь формально, − сказал Чу Фэн.

− Это два совершенно разных вопроса, − сказала мать Лун Сяосяо, покачав головой.

Похоже, она решила, что Чу Фэн был их спасителем, и что бы ей ни сказали, её мнение всё равно не изменилось бы в будущем.

− Молодой Мастер Чу Фэн, позволь мне спросить тебя, спешишь ли ты покинуть нас? Если нет, тогда я бы хотела попросить тебя остаться в нашем Клане Дракона ещё на некоторое время, − сказала мать Лун Сяосяо.

− Старшая, у меня появились важные дела, с которыми мне нужно поскорее разобраться. Я обязательно нанесу вам визит в другой день, − ответил Чу Фэн.

− Молодой Мастер Чу Фэн, я понимаю, что взгляды людей, обладающих способностями твоего уровня, направлены далеко вперёд, поэтому я не стану удерживать тебя здесь. Однако я хотела бы спросить тебя об одной вещи, если ты не против.

Сказав эти слова, мать Лун Сяосяо внезапно замолчала на мгновение. Её нерешительный взгляд, был полон ожиданий, беспокойства и нервозности.

− Старшая, ты можешь спросить меня о чём угодно.

По выражению лица матери Лун Сяосяо Чу Фэн понял, что вопрос, который она собиралась задать, мог быть чрезвычайно важным.

− Молодой Мастер Чу Фэн, вы уже женат? − спросила мать Лун Сяосяо.

− Ах… У меня есть кое-кто, кого я люблю, однако мы ещё не дали брачных клятв. По определённым причинам моих родителей нет рядом со мной, поэтому я надеюсь дождаться их возвращения, прежде чем выйти жениться на любимом человеке. Я хочу, чтобы мои родители стали свидетелями церемонии, − ответил Чу Фэн.

− Вот как? Тогда могу ли я узнать, сколько у тебя сейчас возлюбленных? − спросила мать Лун Сяосяо.

− Ах… У меня их три.

Чу Фэн почувствовал себя немного смущённым, назвав такое количество.

В мире боевого развития для мужчин было вполне естественно иметь несколько жён, однако Чу Фэна тот факт, что у него было три возлюбленных, хотя он до сих пор не женился на них официально, действительно заставлял его думать, что он был слишком большим казановой.

При этом Цзы Лин, Су Роу и Су Мэй прошли вместе с ним через множество трудностей. Несмотря на то, что они до сих пор официально не вступили в отношения как между мужем и женой, в глубине своего сердца Чу Фэн уже считал их своими жёнами.

− Всего лишь три? – выразила своё удивление мать Лун Сяосяо.

− А разве три это очень мало? − Чу Фэн был слегка озадачен.

Чу Фэн никогда не ожидал услышать подобный ответ от матери Лун Сяосяо.

− Молодой Мастер Чу Фэн, у человека талантом как у тебя обязательно будет много жён. Того факта, что у тебя всего три возлюбленных, уже достаточно, чтобы показать, что ты преданный человек [1], − сказала мать Лун Сяосяо.

− Старшая, пожалуйста, не говори об этом подобным образом. Это немного смущает.

Несмотря на то, что чувства Чу Фэна к Цзы Лин, Су Роу и Су Мэй были настоящими, он не думал, что его можно считать преданным человеком. В конце концов, верность должна означать, что в его сердце должно было быть место только для одного единственного человека.

Чу Фэн знал о том, что, хотя он и не был из числа людей, которые флиртуют со всеми, кого они только видят, его определённо нельзя было считать преданным человеком.

И, по правде говоря, в его сердце были не только Цзы Лин, Су Роу и Су Мэй.

− Не стоит смущаться, Молодой Мастер Чу Фэн. Ты, должно быть, не знаешь о том, сколько жён и наложниц у отца Сяосяо. Если бы мы посчитали тех, кому ещё не присвоен титул, то просто не смогли бы их всех сосчитать.

Сказав эти слова мать, Лун Сяосяо подняла руки и показала восемь пальцев.

− У него восемьдесят любовниц? − спросил Чу Фэн.

− Нет, − покачала головой мать Лун Сяосяо.

− Восемьсот? – ещё раз спросил Чу Фэн.

Мать Лун Сяосяо ещё раз покачала головой, а затем наконец ответила:

− Это означает восемьдесят тысяч.

− Что?! Восемьдесят тысяч?!

Чу Фэн разинул рот от удивления.

Он понятия не имел о том, как выразить своё потрясение по данному вопросу. Он мог лишь отметить:

− Господин Глава Клана, должно быть, и правда полон сил. Это действительно поразительное количество.

− Исходя из того, что я знаю, по сравнению с его сверстниками, количество его любовниц можно считать довольно небольшим, − добавила мать Лун Сяосяо.

− Даже восемьдесят тысяч считается небольшим количеством? − воскликнул Чу Фэн.

− Есть даже люди, у которых восемьсот тысяч любовниц! − кивнула мать Лун Сяосяо.

− Мама! Почему ты говоришь все эти вещи маленькому благодетелю? − Лун Сяосяо немедленно вмешалась и потянула мать за рукава.

− Для мужчин вполне естественно иметь много жён, − со смешком высказалась мать Лун Сяосяо.

− Хорошо, я не буду задерживать Молодого Мастера Чу Фэна слишком долго. Тогда я сразу перейду к сути вопроса. Молодой Мастер Чу Фэн, не против ли ты завести ещё одну возлюбленную?

− Ещё одну возлюбленную?

Чу Фэн слегка удивился, услышав эти слова. Она спросила, не против ли он… Ну, само собой разумеется, что он был бы не против завести ещё одну возлюбленную, но сначала эта девушка должна тронуть его сердце.

Если бы Чу Фэн действительно полюбил кого-то, тогда ничто в этом мире не смогло бы помешать ему быть вместе с ней.

С другой стороны, если бы у Чу Фэна не было никаких чувств к этому человеку, тогда никто не смог бы его принудить к отношениям.

− Молодой Мастер Чу Фэн, если ты не против, я надеюсь обручить Сяосяо с тобой. Ты готов принять её? − сказала мать Лун Сяосяо с улыбкой.

Услышав эти слова, Юй Тин застыла на месте.

С другой стороны, Старый Даос с Бычьим Носом рассмеялся.

Что касается Лун Сяосяо, которая ещё мгновением ранее пыталась заставить свою мать замолчать, то хотя она всё ещё держала свою мать за руку, сейчас она вообще ничего не сказала. Вместо этого она опустила покрасневшее лицо, не сказав ни единого слова.

«Это плохо. В конечном итоге всё к этому и пришло», − подумал Чу Фэн в своём сердце.

Чу Фэн не был дураком. Он уже понимал, что Лун Сяосяо испытывает к нему романтические чувства, но не думал, что она так быстро сделает свой ход.


[1] Прим. переводчика Warlock’а: На мой взгляд Чу Фэн скорее пенёк, нежели казанова, раз он своей френдзоной разбивает сердца девушкам.