Глава 4624. Неистовая ярость

− Ааааа!

В воздухе эхом разносились гортанные крики, напоминающие визг агонизирующих забиваемых свиней. Эти звуки исходили от двух гениев из Клана Гунсунь.

Зверь формации усилил хватку вокруг них двоих, и шипы на его лапах также начали расширяться, пробиваясь сквозь их тела.

Алая кровь стекала с его лап, словно текущая вода, капая на пол.

− Юньтянь… Спаси… Спаси нас…

Два гения Клана Гунсунь слабым голосом отчаянно умоляли Гунсунь Юньтяня о помощи.

Все гении по ту сторону формации связи начали беспокоиться. Они не думали, что Чу Фэн на самом деле окажется настолько наглым, что осмелится причинить вред их соклановцам прямо у них на глазах.

Стоило упомянуть о том, что те, кто сейчас находился во дворце, были не обычными людьми. Все они были гениями, которых в Клане Гунсунь очень ценили, они были будущими столпами клана.

И по правде говоря, даже Сяо Юй и Ся Янь были шокированы произошедшим. Они не думали, что Чу Фэн на самом деле окажется настолько высокомерным.

− Прекрати немедленно! Остановись!

Даже Гунсунь Юньтянь больше не мог сохранять спокойствие. Он яростно закричал на Чу Фэна, словно пытаясь запугать его.

− Прекратить? Ты действительно считаешь, что я исполню твой приказ? Ты думаешь, что мир вращается вокруг твоего Клана Гунсунь? Позволь же мне сказать тебе об этом прямо, изначально я не планировал заходить так далеко. Я собирался отпустить их после того, как преподал бы им небольшой урок.

− Однако, даже зная о том, что члены твоего клана поступили неправильно, вместо того, чтобы признать свои ошибки, ты предпочёл угрожать мне. Подобное запугивание могло подействовать на других, но не на меня, Чу Фэна!

Сразу после этих слов Чу Фэн крепко сжал кулак, и его действия также были отражены зверем формации. Его лапы сжались, и скрип костей громким эхом разнёсся по залу. После этого с громким треском кости двух гениев были раздавлены.

− Брат, поторопись и остановись! Теперь мы знаем о том, что ошибались, и готовы признать свои ошибки. К тому же, человеком, который угрожал тебе ранее, не были мы. Пожалуйста, отпусти нас!

Двое гениев Клана Гунсунь наконец проглотили свою гордость и начали молить Чу Фэна о пощаде.

Когда Чу Фэн увидел это, на его лице появилась лёгкая улыбка. Он отдал зверю формации прекратить усиливать давление на людей в его лапах, однако не стал так просто отпускать их.

− Поскольку вы признали свои ошибки, я, Чу Фэн, также не являюсь безрассудным человеком. Однако ваши собратья по клану действительно сильно меня не огорчили. Если они извинятся передо мной, тогда я отпущу вас двоих. В противном случае, боюсь, мою ярость будет сложно подавить.

Чу Фэн бросил взгляд на образы гениев из Клана Гунсунь в зеркале, пока он говорил эти слова.

− Мусор вроде тебя хочет, чтобы мы извинились перед ним? Мечтай!

Однако сразу после того, как Чу Фэн сказал эти слова, гении из Клана Гунсунь презрительно усмехнулись. Столкнувшись с их презрением со стороны членов Клана Гунсунь, Чу Фэн лишь слегка пожал плечами, а затем повернулся, чтобы посмотреть на двух гениев, страдающих в лапах зверя формации.

− Между вами и вашими собратьями есть какие-то обиды? − спросил Чу Фэн.

− А?

Схваченные два гения были сбиты с толку вопросом Чу Фэна.

− Если между вами нет никакой обиды, тогда почему они так сильно желают вам смерти? Они намеренно оскорбляют меня, чтобы вывести меня из себя. Они могли бы легко спасти вам жизнь, просто извинившись, но вместо этого они решили поступить совершенно наоборот. Разве стали бы настоящие братья так поступать друг с другом? − спросил Чу Фэн.

− Ах ты пёс! Прекрати пытаться посеять между нами раздор!

Остальные гении Клана Гунсунь сердито закричали на Чу Фэна.

− Теперь вы понимаете, что я имею в виду? Похоже, они действительно хотят, чтобы вы оба умерли.

Глаза Чу Фэна холодно прищурились, когда улыбка наконец исчезла с его лица.

В этот самый момент леденящая душу аура, которую излучал Чу Фэн, напугала двух гениев. Пока они были зажаты в лапах зверя формации, из них текла уже не просто кровь, но и какая-то неопознанная жидкость.

По правде говоря, до этого момента их мнение о Чу Фэне также не было особенно высоким, однако теперь их мнение изменилось на триста шестьдесят градусов.

Они поняли, что в этом, казалось бы, обычном человеке скрывалось нечто большее, чем они ожидали. Этот парень нисколько не боялся их Клана Гунсунь. Не было никаких сомнений в том, что у него хватило бы смелости для того, чтобы убить их двоих.

− Прекратите говорить чушь и поскорее извинитесь! Вы действительно хотите, чтобы мы здесь умерли?

− Юньтянь, пожалуйста, держи их под контролем! Если они не извинятся, мы действительно умрём!

Два гения начали кричать на своих собратьев.

На лице Гунсунь Юньтяня промелькнул намёк на нерешительность. По правде говоря, извинения не были каким-то настолько уж большим делом, но проблема заключалась в том, что они были потомками великого Клана Гунсунь. Если бы они сейчас уступили Чу Фэну, тогда это было бы равносильно тому, что Клан Гунсунь также прогнулся перед ним.

На карту была поставлена гордость всего их клана.

− Вы все, извинитесь перед ним.

Однако в конечном итоге Гунсунь Юньтянь всё решил уступить.

− Отлично. Относись к этому так, словно мы оговорились.

Остальные гении, которые ранее спровоцировали Чу Фэна, не хотели извиняться, однако, учитывая то, что это Гунсунь Юньтянь сказал им извиниться, у них не было иного выбора, кроме как подчиниться его приказу. Однако они постарались продемонстрировать своё нежелание извиняться во всей красе. Нежелание явно отражалось на их лицах, и в их голосе также была заметна резкость.

Чёрт возьми, они даже не удосужились взглянуть на Чу Фэна!

− И это так вы просите прощения? Должен ли я принять настолько неискренние извинения?

Излишним было бы говорить о том, что Чу Фэн не собирался давать им лицо, если бы они извинились перед ним настолько отвратительным образом.

− А чего ты ещё от нас хочешь? Перестань испытывать свою удачу!

Остальные гении немедленно ответили с недовольством в голосе.

− Проявите немного искренности.

Прежде чем Чу Фэн успех сказать хоть что-нибудь, Гунсунь Юньтянь заговорил ещё раз, и на этот раз его тон был гораздо более суровым. Вне всяких сомнений, его слова были приказом.

На лицах гениев остальных сразу же отразилась паника. Было очевидно, что они действительно очень боялись Гунсунь Юньтяня.

− Раньше наш тон был неправильным. Брат, прояви немного великодушия и отпусти их.

Таким образом, гении Клана Гунсунь заговорили вновь. Они до сих пор очень не хотели извиняться, однако теперь их тон, по крайней мере, значительно смягчился по сравнению с прошлым разом. На этот раз их отношение было намного лучше.

− Так не пойдёт. Ваши извинения до сих пор недостаточно искренние. Вы должны хотя бы встать на колени.

Но кто мог подумать, что возмутитель спокойствия, Ся Янь, внезапно вмешается в этот момент?

− Ты…

Услышав эти слова, гении Клана Гунсунь начали яростно скрипеть зубами. Однако, опасаясь того, что Чу Фэн обрушит свой гнев на их родственников, они проглотили свои слова и замолчали.

Игривый голос Ся Янь дал понять, что она просто дразнила их, и это не было настоящим требованием.

− Вам не нужно становиться на колени, однако ты не единственный, кто оскорблял меня ранее. Гунсунь Юньтянь, ты просил членов своего клана извиниться, но что насчёт тебя самого?

Чу Фэн прищурился и взглянул на Гунсунь Юньтяня.

Это замечание потрясло не только гениев из Клана Гунсунь, Ся Янь и Сяо Юй, но и двух гениев, которые находились в заложниках у Чу Фэна.

Ещё можно было заставить других гениев из Клана Гунсунь извиниться, но что насчёт Гунсунь Юньтяня? Он был подобен величественному дракону, возвышающемуся над другими, так как же он мог склонить свою голову перед другими?

Кроме того, Гунсунь Юньтянь также был гордым человеком. Было гораздо больше шансов найти иголку в стоге сена, чем заставить его извиниться!

− Ты действительно устал от жизни.

В глазах Гунсунь Юньтяня сверкнул холодный блеск.

Как все и ожидали, Гунсунь Юньтянь вообще не собирался извиняться.

− Так ты действительно собираешься бросить их на произвол судьбы? – откровенно спросил Чу Фэн.

− Тогда убей их двоих. Однако я могу пообещать тебе, что весь твой клан заплатит за твои поступки, − холодно усмехнулся Гунсунь Юньтянь.

Его лицо стало абсолютно бледным, а глаза совершенно холодными. Несмотря на то, что они были разделены формацией, все присутствующие могли почувствовать его неистовое намерение убийства.

Чу Фэн спровоцировал сильнейшего гения Клана Гунсунь!