Глава 4717. Презренные методы

− Ха-ха-ха-ха-ха!

Все подумали, что Ся Жань нападёт на Чу Фэна за то, что он произнёс настолько высокомерные слова, однако вместо этого разъярённый Ся Жань лишь рассмеялся. Это озадачило всех присутствующих учеников.

− Ты посмел заявить о том, что я не представляю собой ничего особенного? Похоже, что после того, как ты подделал свои божественные способности, у тебя также раздулось самомнение! – сказал Ся Жань Чу Фэну, прищурившись.

− Почему ты так уверен в том, что результаты проверки были подделаны? − спросил Чу Фэн в ответ.

− Чу Фэн, только не говори мне потом, что я воспользовался тобой. Я позволю тебе пройти проверку ещё раз на глазах у всех присутствующих учеников. Если ты снова сможешь активировать божественные способности, тогда я публично извинюсь перед тобой. Но если ты не сможешь этого сделать, тогда ты опустишься передо мной на колени и признаешь своё поражение. Ты осмелишься сделать это? − сказал Ся Жань.

− А чего мне, собственно, бояться? − ответил Чу Фэн.

− Отлично. Тогда подойди.

Ся Жань достал оценочный камень и передал его Чу Фэну.

На первый взгляд, этот камень ничем не отличался от того, что в тот день использовала Би Цзинцзин. Однако, предположив, что Ся Жань мог что-то задумать, Чу Фэн решил внимательно изучить его, но в итоге так и не обнаружил в нём ничего плохого.

Поскольку всё должно было быть в порядке, Чу Фэн быстро ступил на камень.

Вскоре оценочный камень начал излучать белый свет. Однако… после появления белого света больше ничего не произошло.

«Чёрт, меня обманули!»

Чу Фэн сразу понял, что что-то пошло не так.

Хотя он не смог обнаружить в оценочном камне ничего плохого, он знал о том, что с его способностями не было никаких проблем. Он должен был быть в состоянии легко заставить вызвать явление божественных способностей. А раз уж всё было так, то это могло означать только одно. Проблема была с оценочным камнем.

Вполне возможно, что кто-то повлиял на работу оценочного камня, причём сделал это настолько искусно, что даже Чу Фэн не смог обнаружить никаких проблем.

− Ха-ха-ха-ха!

Именно в этот момент среди учеников послышался издевательский смех.

Другие ученики из Восточного Зала Дракона, Западного Зала Тигра и Южного Зала Феникса уже были убеждены в том, что настоящие способности Чу Фэна были самого низкого уровня.

− Вы только посмотрите. Он просто мусор. У этого Чу Фэна способности самого низкого уровня. Кто бы мог подумать, что он окажется настолько наглым, что воспользуется презренными методами, чтобы подделать божественные способности? Презренного человека вроде него следовало бы изгнать из Боевой Секты Скрытого Дракона. Он просто недостоин того, чтобы быть учеником нашей секты! − насмешливо крикнул один из учеников из Восточного Драконьего Зала.

Стоило упомянуть о том, что голос этого ученика показался Чу Фэну знакомым. Даже не оборачиваясь, чтобы взглянуть, Чу Фэн смог понять, что это был голос Хуа Сюя.

Ту Юаньюань также присутствовала, и она стояла среди группы учеников Восточного Зала Дракона. Просто из-за её нынешнего положения ей было затруднительно выступить в защиту Чу Фэна.

Она… просто не хотела навлечь на себя гнев остальных учеников.

− Чу Фэн, что ты можешь сказать в свою защиту? − Ся Жань злорадно посмотрел на Чу Фэна.

− Я никогда не думал, что ты решишь зайти так далеко, что так тщательно переделаешь оценочный камень. Ся Жань, разве ты здесь не являешься самым презренным человеком? − сказал Чу Фэн.

Эти слова вызвали заставили собравшихся учеников презрительно улыбнуться. Все считали, что Чу Фэн не хотел признавать своё поражение и пытался найти оправдание своему провалу.

− Этот мой оценочный камень действительно был изменён.

Удивительно, но Ся Жань признался в содеянном. Это сбило с толку людей, которые ещё мгновение назад насмехались над Чу Фэном.

Однако Ся Жань быстро добавил:

− Этот оценочный камень был усилен, чтобы не позволить людям использовать презренные методы. Только настоящие гении смогут активировать его должным образом. Слабаки вроде тебя смогут проявить на нём лишь способности самого низкого уровня.

Слова Ся Жаня заставили Фан Юньши и остальных вздохнуть с облегчением. Если они смогут доказать тот факт, что Чу Фэн обладал способностями низшего уровня, тогда их цель будет достигнута.

− Чу Фэн, перестань говорить чушь. Ты уже проиграл. Встань на колени и извинись перед Старшим Ся! Нет, ты должен извиниться перед всеми членами Южного Зала Феникса! – закричал Фан Юньши, указав на Чу Фэна.

Фан Юньши был полон ненависти по отношению к Чу Фэну, и больше всего на свете он хотел полностью унизить Чу Фэна на публике.

− Верно, преклони колени и признай свою ошибку!

Остальные ученики также присоединились. Голоса исходили не только от учеников Южного Зала Феникса, но также от учеников Восточного Зала Дракона и Западного Зала Тигра. Конечно, громче всех кричали по-прежнему ученики Южного Зала Феникса.

Все ученики Южного Зала Феникса дрожали от волнения. Только у Би Цзинцзин было противоречивое выражение лица.

Она знала о том, что со всей этой ситуацией было что-то не так, однако она в конечном итоге всё же предпочла поддержать учеников своего Южного Зала Феникса и не стала заступаться за Чу Фэна.

− Если я, Чу Фэн, действительно проиграю, тогда я признаю поражение. Однако, поскольку ты использовал настолько презренные методы, чтобы заставить меня проиграть, тебе не следует даже мечтать о том, чтобы заставить меня встать на колени, − сказал Чу Фэн.

− Я знал, что презренный человек вроде тебя откажется смиренно признавать своё поражение. В таком случае я заставлю тебя встать на колени!

Сказав эти слова, Ся Жань начал высвобождать свою боевую мощь в сторону Чу Фэна, пытаясь заставить того преклонить перед ним колени.

− Прекратите немедленно! − внезапно послышался голос старейшины.

Пространство начало искажаться, и в небе появился дряхлый старик с растрепанными седыми волосами. Этот старик носил одежду старейшин Боевой Секты Скрытого Дракона, однако по какой-то причине его одежда не была украшена символом какого-либо из четырёх залов секты. На самом деле его одежда была намного более изысканной и экстравагантной, чем у других аристократов.

− Господин Защитник?

После появления старика шумная толпа быстро умолкла. Казалось, они боялись этого старика, однако в то же время они удивились его появлению.

− Вы пришли сюда для того, чтобы тренироваться, а не устраивать разборки.

Старейшина обратил свой взгляд на Ся Жаня.

− Господин Защитник, я не собирался угнетать других учеников. У моих действий была причина, − Ся Жань поспешно сжал кулак и начал объясняться.

− Причина? И какая у тебя была причина? Говори, − сказал старейшина.

− Я не могу терпеть то, что Чу Фэн воспользовался презренными методами, чтобы обмануть всех остальных. Он даже хочет разделить великую славу Господина Дугу Линтяня. Господин Защитник, вам также следует знать о том, что Господин Дугу Линтянь был членом нашего Южного Зала Феникса. Он является символом нашего Южного Зала Феникса, человеком, которого наши ученики почитают и уважают!

− Как могу я, будучи учеником Южного Зала Феникса, мириться с тем, что какой-то другой человек пытается использовать имя Господина Дугу Линтяня, чтобы улучшить свою репутацию?

Несмотря на высокомерный характер Ся Жаня, он обращался к тому старейшине с большим уважением. Это показало, что Ся Жань очень боялся этого старейшину.

− Был членом вашего Южного Зала Феникса? Господин Дугу Линтянь является учеником всей нашей Боевой Секты Скрытого Дракона, а не только вашего Южного Зала Феникса. Ты пытаешься заявить о том, что Южный Зал Феникса является самостоятельной сектой? − спросил старейшина.

− Господин Защитник, я не это имел в виду. Я только…

Ся Жань всё ещё хотел продолжить спор, однако старейшина не захотел слушать то, что он хотел сказать.

− Слушайте внимательно. Меня не волнует, что вы там пытаетесь отчудить, однако здесь я не потерплю, чтобы кто-то вёл себя столь бесцеремонно.

− Снежный Небесный Пик скоро откроется, и вы сможете тренироваться здесь в течение всего лишь десяти часов. Если вы хотите тренироваться, то поторопитесь и входите. А если нет, то проваливайте отсюда, − громко сказал старейшина.

Когда старейшина произнёс эти слова, запечатанные врата духовной формации Снежного Небесного Пика начали открываться.