Глава 4880. Хищник, заметивший свою добычу

– Т-ты! Это полная чушь! Если ты ещё раз посмеешь сказать подобную ерунду, я разорву твой рот! – сердито закричал Шэнгуан Хаосюань, хотя и не мог скрыть свою неловкость.

– Ох, виноват, беру свои слова обратно. Я не знал, что ты пытался это скрыть, – ответил Чу Фэн с насмешливой улыбкой.

Он повернулся к другим присутствующим мужчинам и сказал:

– Мужчин от природы привлекает красота. Что плохого в том, чтобы взглянуть на нечто прекрасное? Нет причин вести себя так изворотливо. Что вы думаете по данному поводу?

– Это…

Присутствующие мужчины либо отвернулись, либо опустили головы. Никто из них не осмелился встретиться с Чу Фэном взглядом. Им было неловко.

Они тоже раньше смотрели на Шэнгуан Мэнлай и Шэнгуан Синтянь.

– Хватит, что плохого в том, чтобы взглянуть? Я тоже люблю смотреть. Для мужчин нормально восхищаться красотой, – шутливо сказал Шэнгуан Буюй.

Все знали о том, что Шэнгуан Буюй просто пытался смягчить неловкую атмосферу, поэтому они рассмеялись, услышав его замечание.

– Хорошо, я напомню вам всем ещё раз. Во время этой тренировки вы все будете друг другу товарищами, и я надеюсь, что все вы вернётесь живыми и невредимыми. Я знаю о том, что юный друг Чу Фэн не является членом нашей Святой Долины, однако он всё ещё остаётся нашим гостем. Постарайтесь хорошо поладить с ним.

– Одно дело спорить друг с другом, однако совсем иное дело устраивать драки. Вы меня услышали?

Сказав эти слова, Шэнгуан Буюй посмотрел на Шэнгуан Хаосюаня.

– Я понимаю, Господин Буюй.

Шэнгуан Буюй имел довольно высокое положение в Святой Долине, поэтому даже холодный Шэнгуан Мэнлай должен был прислушиваться к его словам.

Просто Шэнгуан Хаосюань всё равно чувствовал себя несколько недовольным. Будучи членом великой Святой Долины, он считал посторонних практиков не более чем рабами. Он думал, что люди вроде Чу Фэна даже не были достойны носить его туфли.

И всё же такой раб на самом деле осмелился так открыто пялиться на красавиц их Святой Долины. Как мог он стерпеть подобную дерзость?

Тем не менее Шэнгуан Хаосюань также знал о том, что они не смогли бы войти в Святое Дерево Лотоса, если бы не Чу Фэн, и поэтому он, очевидно, не хотел конфликтовать с ним. Таким образом, у него не было иного выбора, кроме как подавить свой гнев.

– Хаосюань, если ты сможешь безопасно войти в Святое Дерево Лотоса, я хочу, чтобы ты нашёл возможность избавиться от Чу Фэна.

Именно в этот момент в ушах Шэнгуан Хаосюаня внезапно прозвучал голос.

Шэнгуан Хаосюань немедленно повернулся, чтобы взглянуть на Шэнгуан Баймэя, и, увидев выражение его лица, почувствовал прилив радости в своем сердце.

Человеком, который сказал ему эти слова, был не кто иной, как Шэнгуан Баймэй, а Шэнгуан Баймэй был одним из двух сильнейших людей Святой Долины, не считая самого Святого Монарха.

Когда Святого Монарха не было на месте, слова Шэнгуан Баймэя имели наибольший вес, а это означало, что не будет преувеличением сказать, что приказ Шэнгуан Баймэя был подобен указу.

– Ты, должно быть, Чу Фэн. Я прошу прощения за недавно проявленную грубость. Убедись в том, что будешь послушно следовать за нами, когда мы окажемся в царстве совершенствования, и никуда не уходи, иначе мы не сможем гарантировать твою безопасность, – сказал Шэнгуан Хаосюань.

– Молодой Мастер Хаосюань, Святое Дерево Лотоса является не чем иным, как царством совершенствования. Там нет никаких опасностей. До тех пор, пока вы хорошо поладите, с юным другом Чу Фэном ничего не должно случиться, – внезапно заговорил Шэнгуан Буюй.

Это было замаскированным предупреждением Шэнгуан Хаосюаню, в котором говорилось о том, что Шэнгуан Хаосюань не должен был случайно навредить Чу Фэну. Он прекрасно знал о том, что внутри Святого Дерева Лотоса опасности нет.

– Ох? Ты мне сейчас угрожаешь? – спросил Чу Фэн.

– Угрожать тебе? По-твоему, ты достоин того, чтобы я тебе угрожал? Я всего лишь, дал тебе небольшое предостережение, деревенский болван, – усмехнулся Шэнгуан Хаосюань.

– Я тоже должен дам тебе небольшое предостережение. Слишком длинный язык ни к чему хорошему не приводит. Тебе следует проявлять хоть немного вежливости, когда говоришь со мной, – сказал Чу Фэн.

– Ох? Деревенский болван вроде тебя на самом деле осмелился угрожать мне? Да ты напрашиваешься на избиение!

Шэнгуан Хаосюань выглядел невероятно недовольным. Казалось, он действительно избил бы Чу Фэна на месте, если бы тот осмелился высказать ещё какие-нибудь дерзкие замечания в его адрес.

– Неужели вы больше не хотите совершенствоваться? Если это действительно так, тогда можете уходить прямо сейчас. Многие другие будут не против того, чтобы занять ваше место! – прозвучал холодный голос.

Этот голос принадлежал Шэнгуан Мэнлай. В её голосе была ледяная резкость, однако она была на удивление приятной. Как только в разговор вмешалась Шэнгуан Мэнлай, даже Шэнгуан Хаосюань не осмелился продолжать спорить.

Было видно, что Шэнгуан Хаосюань больше боялся Шэнгуан Мэнлай, нежели Шэнгуан Буюя.

– Господин Баймэй, Господин Буюй. Хотите ли вы сообщить нам о чём-нибудь ещё? Если нет, тогда мы пойдём.

Шэнгуан Мэнлай почтительно поклонилась Шэнгуан Баймэю и Шэнгуан Буюю, и её тон также был намного вежливее, чем раньше.

– Больше ничего. Можете идти, – ответили Шэнгуан Баймэй и Шэнгуан Буюй.

Чу Фэн и другие направились к Святому Дереву Лотоса.

Шэнгуан Буюй не мог не начать нервничать. Если бы барьер рассеялся при приближении Чу Фэна, тогда это означало бы, что полное расцветание Святого Дерева Лотоса действительно было связано с появлением Чу Фэна, и это обеспечило бы его безопасность.

Если же это было не так, тогда Шэнгуан Баймэй немедленно заберёт Чу Фэна с собой и подвергнет его самым ужасным пыткам, о которых только знала Святая Долина.

Шэнгуан Баймэй не пожалеет сил, чтобы заставить Чу Фэна раскрыть информацию о боевых навыках, которые он использовал для того, чтобы победить Шэнгуан Сюанье. Если это на самом деле случится, тогда судьба Чу Фэна будет несчастной!

*Вэн!*

Тем не менее его опасения оказались напрасными.

Как только Чу Фэн приблизился, не только исчез барьер вокруг Святого Дерева Лотоса, но и луч света спустился из сердца Святого Дерева Лотоса, чтобы окутать группу младших.

– Какое уникальное зрелище. Это эффект полного цветения?

Шэнгуан Синьтянь, Шэнгуан Хаосюань и другие были заворожены светом, падающим на них. Они впервые вошли в Святое Дерево Лотоса, однако они уже давно знали о нём довольно много.

Предшественники, которые до них входили в Святое Дерево Лотоса, не получили такого радушного приёма.

*Вэн!*

Внезапно свет, исходящий от Святого Дерева Лотоса, начал сжиматься, превратившись в особый луч, сфокусированный исключительно на Чу Фэне. Это, естественно, сделало Чу Фэна центром всеобщего внимания.

*Сссссссс*

При виде этого зрелища Шэнгуан Баймэй нахмурился и крепко сжал кулаки.

В то же время Шэнгуан Буюй был рад такому зрелищу.

Его раннее заявление о том, что Святое Дерево Лотоса расцвело благодаря появлению Чу Фэна, было всего лишь предположением, однако то, что только что произошло, подтвердило его слова. Полное цветение действительно случилось благодаря Чу Фэну.

– Похоже, это царство совершенствования намного более вежливое по сравнению с кое-кем другим. По крайней мере, оно знает о том, как приветствовать гостей.

Чу Фэн широко раскрыл руки и наслаждаясь падающим на него светом. Он специально бросил взгляд на Шэнгуан Хаосюаня.

– Хмпф!

Шэнгуан Хаосюань холодно фыркнул, направляясь к Святому Дереву Лотоса. Он не сказал ни слова, однако все присутствующие были в состоянии сказать, что Шэнгуан Хаосюань был в ярости.

Тем не менее Шэнгуан Хаосюань изо всех сил старался сдержать свой гнев. Он знал о том, что Чу Фэн никогда не сможет покинуть царство совершенствования живым, пока он здесь. У него будет ещё много шансов убить Чу Фэна внутри.

Остальные часть их группы также прошла мимо Чу Фэна, чтобы направиться к Святому Дереву Лотоса. Из-за этого никто не заметил, как Чу Фэн сдерживал улыбку. В его глазах вспыхнул ужасающий блеск.

Это был взгляд хищника, заметившего свою добычу.