Глава 1237. Нападение Дьяволов

Своевременные действия Линь Дуна и великолепие Цинтань помогли подавить попытку переворота во Дворце Тьмы, прежде чем та вышла из-под контроля.

Это не только позволило Дворцу Тьмы оставаться по большей части нетронутым, но и также дало Цинтань возможность зацементировать свою власть. Следовательно, она стала настоящим мастером Дворца Тьмы. Конечно же, учитывая позицию Дворца в Северном Регионе Сюань, не будет ошибкой назвать ее императрицей Северного Региона Сюань.

Линь Дуну никогда бы даже не приснилась подобная ситуация. Он ну никак не ожидал, что настанет день, когда достижения этой девчушки достигнут уровня, где даже он терял дар речи.

Однако эти достижения заставляли его ощущать себя довольно беспомощным. Он лишь желал, чтобы она была такой же, как и раньше: милой, глуповатой и разбалованной девушкой, которая могла лишь день на пролет веселиться…

Тем не менее, сейчас он не мог ничего сделать и ему оставалось только принять это. Особенно, когда он собирался рассердиться. Девчушка тут же становилась обиженной и демонстрировала взгляд покорности к ругани или избиению, от чего у него улучшилось настроение и ему захотелось смеяться. Следовательно, парню оставалось лишь оставить вопрос ее наказания на потом.

В конце концов, что заставило Линь Дуна сделать тяжелый вздох облегчений в своем сердце было то что, как минимум при встрече с Цинтань в его сердце появлялось то же самое искреннее чувство, как и многие годы назад: это ощущение чистоты было главной причиной из-за которой жалостливым действиям Цинтань удавалось проводить Линь Дуна вокруг пальца.

Несмотря на то, что он невероятно сильно ее любил, если бы она использовала коварные тактики на близких ей людей, Линь Дун бы действительно разочаровался в ней. Это было величайшим табу.

Вслед за окончанием церемонии, последующие дни Линь Дун потратил на отдых в Городе Тьмы. Так как ситуация во Дворце только-только стабилизировалась, Цинтань очевидно ждали множество дел. Поэтому Линь Дун не мог силой забрать ее с собой.

Сейчас ему оставалось только ждать, пока она разберется со всеми этими делами.

  ……

В уединенном бамбуковом лесу стояли несколько бамбуковых домов. Отчетливый вид через темно-зеленый пейзаж заставлял ощущать беззаботность и расслабленность.

Линь Дун лежал на спине перед бамбуковым домиком, а из его рта торчал лист бамбука. Теплый солнечный свет озарял его тело, от которого он ощущал лень. Полежав некоторое время в такой позе, он толкнул вперед свой торс, а затем посмотрел вперед, где красивая девушка в белых одеяниях держала трехметровый меч. Когда меч легонько плясал в воздухе, ее грациозная фигуры была сродни бабочке. Это был прекрасный вид, который мог всколыхнуть до глубины души.

Наблюдать за тем, как девушка упражняется с мечом крайне приятно для взора, особенно когда у этой девушки была убийственно-красивая внешность.

Он не мог отвести глаз от ее прекрасного силуэта. Последняя похоже ощутила ее взгляд. На ее мече замерцало сияние, и легким нажатием ее пальцев, в сторону Линь Дуна сродни острым свечением клинка выстрелили десятки листков бамбука.

Линь Дун не двигался, позволяя пронзительным листьям бамбука пронестись мимо его тела и оставить глубокие отметины на земле вокруг него.

Лин Цинчжу убрала меч, подошла и, взглянув на Линь Дуна, беспомощно покачала головой. Бесчисленные боевые искусства служили для преследования спокойного и умиротворенного состояния разума, и она достаточно-таки гордилась своей ментальной стойкостью. Даже невероятные эксперты, которые вели великолепные армии не могли всколыхнуть ее. Единственным исключением был мужчина перед ней. Один его взгляд заставлял ее терять спокойствие своего сердца.

Для чего же она тогда тренировалась?

Линь Дун взглянул на выражение Лин Цинчжу и невольно хохотнул: — Присядь и отдохни. Должно быть ты достаточно устала, после пересечения со мной такого огромного расстояния в Северный Регион Сюань, нет?

Лин Цинчжу слегка поколебалась. Она легонько смела землю своими лилово-белыми руками, а затем мягко уселась перед бамбуковым домиком. Вслед за тем она вытянула свою стройную ручку, чтобы заблокировать солнечный луч, светящий сквозь щели между бамбуковым листьям. Сияние солнечного света на ее руке заставило холодное и отстраненное выражение в ее глазах медленно стать намного мягче. Она слегка повернула голову и взглянула на вялое лицо Линь Дуна. Легонько прикусив губки, она долгое время молчала, а затем внезапно спросила: — Ты не спрашиваешь о Искусстве Ощущения Зенита потому что я так сказала или как?

Линь Дун был ошарашен этим внезапным вопросом. Вскоре он повернулся, что встретиться с красивым лицом Лин Цинчжу под вуалью. Когда она увидела, что он смотрит прямо на нее, ее взгляд сдвинулся в сторону.

— Естественно, у тебя есть собственная причина просить меня не спрашивать о нем.

Линь Дун хохотнул и посмотрел на Лин Цинчжу. В ответ на его слова она опустила глазки. После чего он сказал: — А также, часть меня надеется, что я не смогу изучить его, есть еще кое-что, чего… я боюсь, что не смогу сделать.

Лин Цинчжу ответила: — Мой Дворец Высшей Чистоты Девяти Небес должен тебе долг, будет не чрезмерным, даже если ты попросишь изучить Искусство Ощущения Зенита.

— Если бы твой Дворец должен бы был долг кому-то другому, захотела бы ты обучить его? – Линь Дун ответил, глядя на Лин Цинчжу.

— Ты!

Немного холодный взгляд Лин Цинчжу резко был омыт яростью. Она тут же вскочила и попыталась разразиться гневом, но Линь Дун внезапно вытянул руку и схватил ее.

На ощупь ее рука была подобная идеальному нефриту: гладкий и гибкий со следом прохлады. Из-за этого ощущения появлялось нежелание расставаться с ним.

Их тела в этот момент будто бы окаменели. Лин Цинчжу определенно не ожидала от него подобных действий. Сначала она была ошарашена, но вскоре отдернула руку. Однако Линь Дун крепко держал ее делая ее сопротивление бесполезным.

— Что ты творишь! – в этот момент сердце Лин Цинчжу погрузилось в панику, она поспешно выпалила.

Линь Дун продолжал держать ее за руку. Он больше ничего не делал, лишь улыбался: — Так, а что ты собираешься сделать, чтобы остановить меня?

Лин Цинчжу стиснула зубы. От ее руки распространялась теплота, от которой она ощущала легкую слабость. Вскоре девушка повернула голову и посмотрела на улыбающееся лицо Линь Дуна. В конечном итоге она вздохнула в своем сердце и прекратила сопротивление.

Бамбуковый лес был невероятно тихим под озарением солнечного света. Две фигуры держались за руки: одна стояла, другая сидела. Сияние будто бы сформировало круг вокруг двух фигур, создавая невероятно умиротворенную сцену.

Эта сцена казалось бы собиралась длиться вечность, прежде чем из дали раздались шаги и прибыл голос Цинтань: — Большой брат Линь Дун!

Этот звук мгновенно разрушил умиротворенность. Лин Цинчжу поспешно отдернула свою руку из хватки Линь Дуна и стала рядом. Она не смотрела на него, но ее личико залил румянец.

Линь Дун хохотнул, словно бы желая продолжить, а затем поднялся. Издали поспешила красивая фигура, а затем рванула в его объятья подобно голодной ласточке.

Позади нее были несколько экспертов Дворца Тьмы. Однако при виде этой сцены они поспешно опустили головы и осторожно отошли.

Линь Дун посмотрел на девушку в черном в своих объятьях и погладил ее маленькую головку: — Закончила с сегодняшними делами?

— Более или менее, — Цинтань лениво потянулась, демонстрируя свое изысканное лицо. Она обняла руку Линь Дуна и, хихикнув, сказала: — Большой брат Линь Дун скучал за мной?

— Прошло немного времени, чего ты пытаешься добиться? – Линь Дун покачал головой и рассмеялся: — Однако отец и мать ужасно за тобой скучают. Поспеши и закончи со своими делами, а затем пойдешь со мной назад в Восточный Регион Сюань, чтобы встретиться с отцом и матерью.

— Когда мы вернемся, отец определенно покажет свое недовольство, а мама может даже отшлепать меня. Большой братик Линь Дун, ты должен защитить меня, — в колеблющейся манере со страхом сказала Цинтань. Когда она спорила с Лю Янем перед уходом из дома…

— Ты пожинаешь то, что посеяла. Можешь винить лишь себя и принять свое наказание. – покачав головой, равнодушно ответил Линь Дун.

Увидев, каким нетронутым оставался Линь Дун, выражение Цинтань мгновенно стало горьким.

Услышав этот разговор, Лин Цинчжу не могла не улыбнуться.

— Сестра Цинчжу, тебе комфортно живнтся здесь? – Цинтань посмотрела на Лин Цинчжу и с прекрасной улыбкой спросила.

Лин Цинчжу ответила с легкой улыбкой и кивнула.

Линь Дун наблюдал за разговором двух девушек и не вмешивался. Спустя миг он отдернул Цинтань: — Цинтань, мне нужно кое-что у тебя спросить. Ты ведь знаешь об Имо, верно?

— Имо? – Цинтань на миг опешила, а затем кивнула. Сейчас я обладаю Древним Символом Тьмы и, естественно, знаю об Имо.

— В таком случае ты находила следы Имо в Северном Регионе Сюань? – спросил Линь Дун. Имо были столь активны в Восточном Регионе Сюань и не может быть, что в Северном Регионе Сюань не было никакой активности, верно?

Цинтань насупила брови и задумалась, а затем она покачала головой: — Наш Дворец Тьмы – владыка Северного Региона Сюань. После стольких лет, естественно, мы сталкивались со злыми Имо, но не было ничего шокирующего.

Линь Дун был внутренне удивлен. Может ли быть, что Северный Регион Сюань действительно чист? Учитывая властные методы Дьявольской Тюрьмы, которые даже позволили им вторгнуться в племя Небесной Демонической Куницы, не имело значения, каким могущественным был Дворец Тьмы, они бы не смогли толкнуть Дьявольскую Тюрьму в беспомощное состояние, верно? Может ли быть, что те действительно так опасаются Древнего Символа Тьмы.

Не сумев найти ответа, Линь Дуну оставалось лишь покачать головой и отложить этот вопрос до подходящего времени.

Из-за того, что Цинтань уладила внутренние вопросы дворца, она оставалась здесь с ними. Пока троица искренне беседовали, быстро настала ночь. Цинтань похоже стала крайне вялой, как только стала рядом с Линь Дуном. Под озарением лунного света она просто заснула в объятьях Линь Дуна.

Линь Дун посмотрел на Цинтань, которая лежала на его ногах подобно кошке. Он с улыбкой осторожно взял ее и перенес на кровать в бамбуковом доме. Только убедившись, что она хорошенько укрыта одеялом, он скрытно покинул домик.

Лин Цинчжу под лунным светом стояла в простой, но элегантной манере. Она наблюдала за приближением Линь Дуна и внезапно прокомментировала тихим голосом: — Цинтань действительно любит тебя.

— Она с самого малу была такой, — с кивком ответил Линь Дун.

Лин Цинчжу взглянула на него. Как только она собиралась снова заговорить, у обоих внезапно слегка переменились выражения. Посмотрев вверх, оба увидели черный силуэт, тихо стоящий на бамбуке под серповидной луной. Пара черный глаз выглядела невероятно странной под лунным светом.

Линь Дун посмотрел на силуэт, а его зрачки слегка сжались.

— Каким почтенным из Дьявольской Тюрьмы должен быть ты? – с холодным хохотом спросил Линь Дун.

— Хе-хе, ты Линь Дун, которого упоминал Четвертый Король, верно? – черная фигура посмотрела на Линь Дуна и с тихим смешком спросила.

Черная фигура слегка подняла свою голову. Под солнечным светом появилось покрытое демоническими рунами лицо. Он ухмыльнулся, явив ряд зловеще-белых зубов, которые испускали пугающую ауру.

— Я Седьмой Король и прибыл сюда ради тебя.