Глава 16. Разочарование.

В аукционном доме был чрезвычайно строгий процесс проверки, в частности, в отношении товаров, которые там продавались; в противном случае смогли бы проникнуть подделки и копии, и репутация аукционного дома понесет убытки. Для аукционного дома, репутация была самым главным.

Мужчина средних лет встретил Линь Мина; точнее, блокировал ему путь и спросил. "Сэр, я могу вам помочь?"

Линь Мин был одет в чистый и хрустящий халат, и он выглядел как любой другой хорошо обеспеченный гражданин. Однако он был ниже ростом, чем взрослый мужчина на несколько дюймов. Кроме того, его голос еще не полностью созрел, так что ему не удалось скрыть тот факт, что он был маленьким мальчиком, всего 15 или 16 лет.

Поэтому Линь Мин просто сказал своим собственным голосом, "Я здесь для оценки надписи рун."

"Да?" мужчина Среднего возраста посмотрел на Линь Мина несколько подозрительно. "Могу ли я увидеть вашу надпись?" На самом деле, манеры этого человека уже были очень вежливыми. 15-16 летний входит в аукционный дом, чтобы оценить некоторые надписи - это уже странно. Цена их часто достигала более тысячи таэлей золота. У большинства людей возникли бы хорошо обоснованные подозрения, что это была шутка.

После того, как Линь Мин вытащил бумагу для символов, мужчина средних лет, нахмурившись, заметил его дрянное качество. Это была самая базовая и дешевая бумага для символов, которая была доступна на рынке за один или два таэлей золота за дюжину. Хотя стоимость бумаги для символов не влияет на качество надписи, она по-прежнему является признаком статуса мастера надпись. Естественно, они никогда бы не использовали этот вид бумаги для символов! Они, как правило, используют бумагу для символов высокого качества, каждая стоит несколько таэлей золота, чтобы показать результаты своей надписи.

Однако была слабая энергия, которая излучалась от бумаги для символов и мужчина средних лет, был в состоянии определить, что это был законченный и реальный продукт, а не шутка. Он посмотрел на Линь Мина и спросил: "Есть ли у вас какой-то сертификат, в котором указан мастер начертания, который создал это?"

Линь Мин покачал головой.

"Ну ладно, пойдем со мной."

Мужчина средних лет вел Линь Мина через коридор к комнате оценки в задней части аукционного дома. Человек в служебном помещении носил беспрокладочную черную одежду, и казался суровым дедом в его 50- или 60- лет. Линь Мин также отметил табличку перед человеком, который гласил "Главный оценщик."

Человек в черном, взял эту бумагу для символов в руки, и отметил, что надпись была помещена на бумаге невысокого качества, но он не показал каких-либо признаков того, что ему было противно или, что он был бы настроен скептически. Вместо этого он был спокоен и вел себя спокойно, тихо облачился в белые перчатки и вложил все свое внимание в сторону искренней и практической оценки работы. Это свидетельствует о том, что он был настоящим профессионалом!

Однако как только оценщик начал, сражу же поднял голову, лицо его чуть более серьезное, и посмотрел на Линь Мина. "Если я не ошибаюсь, тот, кто создал эту надпись символа, его сила не должна превышать третий уровень стадии трансформации тела?"

Надпись символа будет всегда носить в себе небольшой намек на силу души создателя. Возможно, оценщик судил об уровне культивирования боевых искусств создателя через эти следы. Так как Линь Мин создал надпись на бумаге, след силы души, естественно, будет слабым, но так как он практиковал подавляющую Формулу Истинного Изначального Хаоса, сила души была намного более явная, чем у средних мастеров военного дела. Если оценщик узнал, что надпись была создана мальчиком лишь на первой стадии трансформации тела, его челюсть, несомненно, упадет на землю.

Линь Мин знал, что не было никакого способа, чтобы отрицать это, так что он кивнул.

Единственный человек, резко вдохнул, а затем выдохнул, "Только подумать, что есть такой талант в молодом поколении. Тельце на тривиальном третьем уровне культивирования может нарисовать надпись символа. Это шокирует! "

Как правило, мастера надписи, были из старшего поколения, и большинство из них были выше границы Закалки Кости. Многие даже прорвали границы Ступени Сокращения Пульса, а некоторые были даже на границе Сяньтянь.

Возможно, мальчик на третьем уровне трансформации тела был просто подмастерьем мастера начертания, и случилось, что ему повезло создать успешную надпись. Однако этот мальчик принес четыре экземпляра одной и той же надписи, что было поистине удивительно.

Линь Мин слышал похвалу старика и думал, что дела шли хорошо, но он не ожидал, что старик изменит свое мнение. "Это завершенная и реальная надпись символа, но создатель только ученик, поэтому мы не можем определить увеличение прочности, которое было бы обеспеченно или целостность надписи. Вы должны знать, что сила души подмастерья, как правило, ограничена в количестве и качестве, и очень трудно завершить мириады и сложные конструкции надпись. Даже если символ увеличит силу на десять процентов, если он не может быть помещен на превосходное оборудование, то мы не можем выставлять его на аукцион как неисправное изделие, это будет вредить репутации аукционных домов ".

Надписи были использованы только для высшего оборудования, потому что только превосходное оборудование было прочным и достаточно сильным, чтобы сконцентрировать силу души и энергию боевых искусств на поле боя. Поскольку надписи модифицируют силу души, то они должны были быть, по крайней мере, такого же уровня.

Поэтому товары самого низкого качества, на которые кто-то будет размещать надпись, стоили, по крайней мере, несколько тысяч золотых таэлей!

Это оборудование было не тем, что средний человек был в состоянии получить. Даже младшие из аристократических семей должны были культивировать, по крайней мере, до стадии Изменение Мышц или Закалки Кости даже просто для того, чтобы рассматривать возможность того, чтобы иметь оружие такого высокого качества.

Например, Ван Игао родом из знатной семьи, но потому, что его культивирование было низким, несмотря на то, он использовал тонкий синий меч, это не обязательно означает, что это было сокровищем. Этот синий меч стоил всего двести таэлей золота.

Количество раз, что вы можете выгравировать надпись на оружии, было ограничено, по сути, возможен был только один раз. После того, как надпись помещена, другая не может быть помещена там же. Думая об этом, кто бы потратил несколько тысяч таэлей золота на оружие, только чтобы поместить на нем надпись сомнительного происхождения?

Поэтому рынка для надписей учеников не существовало.

Линь Мин ожидал такого результата и сказал: "Мне нужен аукцион только для трех, последний вы можете использовать для экспериментов".

После того, как надпись сделана, слишком сложно, было проверить результат. Даже создатель может только приблизительно оценить свою эффективность.

Когда мастер военного дела покупает надпись, он все равно, что играет в азартную игру на удачу, поэтому мастера начертания высокого уровня, хорошо ценились, поскольку они имели репутацию, чтобы гарантировать эффективность своей продукции. Очень немногие люди, будут покупать надписи неизвестного мастера, а тем более ученика. Это была просто игра в азартные игры со своими драгоценными деньги!

Оценщик сказал: "Конечно. Тем не менее, эксперимент необходимо сделать с вашим собственным оружием ".

Линь Мин вдруг замолчал. Оружие, что стоит несколько тысяч золотых таэлей? Он предположил, что это было невозможно для аукционного дома, чтобы достать оружие на сумму в несколько тысяч золотых таэлей, чтобы использовать его, в качестве эксперимента.

Если Линь Мин был бы мастером начертания, то все могло бы быть иначе, потому что мастера имеют хорошую репутацию и не должны были тестировать их надписи. Кроме того, аукционный дом был бы рад быть в хороших отношениях с такой фигурой и даже обеспечил бы его собственным оружием.

В момент наивысшего богатства, Линь Мин имел лишь 800 таэлей золота. Где бы он получить оружие, которое стоит несколько тысяч таэлей золота, чтобы выгравировать надпись на нем?

Он не стал спорить или говорить что-нибудь еще. Он мог бы сказать, что не было никакого способа, чтобы их оборудования понесло бы потери, но не было никаких оснований верить ему, потому что сила души на надпись действительно была слишком слаба.

Так Линь Мин взял его четыре бумаги с символами и повернулся, чтобы покинуть официальный аукционный дом Небесной Удачи.

…………………………………………………………………………………………….

"Извините, но нам нужно доказательство, выданное от ассоциации начертания, или подписанное нотариусом предоставление от мастера начертания ..."

На выставке в Городе Небесной Удачи, купец непосредственно отвергнул Линь Мина после, того как узнал его возраст.

Это был вежливый отказ. После этого Линь Мин отправился в несколько частных магазинов, отношение этих людей было еще хуже.

Он попробовал торговый павильон начертаний, который находился под юрисдикцией торгово-промышленной палаты. Магазин был богатый и роскошный с шестью этажами, заполненными высококлассными заведениями и хвастался атмосферой утонченности. Все, было дорого, ничего не было дешево; цены на товары колебались от нескольких сотен до нескольких тысяч золотых таэлей. Даже владельцы магазинов были неоправданно высокомерными. Если пришел богатый молодой мастер, то они будут вежливы и предлагать чай, теплые слова, и нескончаемый подхалимаж. Но бедняки, получали от продавцов, только пинок под зад.

Некоторые даже не удосужились заговорить, и просто отмахивались нетерпеливо.

"Послушай паренек, не создавай здесь проблемы, ты мешаешь моему хорошему бизнесу."

"Эй, ты, это не место, где маленькому мальчику стоит находиться ... ., эй клиент, что вам нужно! Проходите, посмотрите ... "

"Ха-ха, ребенок, не пытайся шутить со мной, я уже смеялся сегодня. Это просто туалетная бумага! И ты нарисовал маленькие языки пламени на этой туалетной бумаге. Ты думал, что это была надпись? Ха-ха ... "