Глава 279. Последний день

Наступила ночь. Луна поднялась над вербами и ярко светила в ясном темном небе.

Ночное небо Седьмой Главной Долины было особенно чистым, как будто сам мир был очищен от всех примесей. Эта земля была закрыта массивной конструкцией массива, и энергия неба и земли была особенно богата. Культивируя здесь, можно получить двойной результат, приложив половину усилий.

Линь Мин сидел один в своей комнате. В его руке была небольшая темно-зеленая пилюля размером с лонган. Она была кристально чистой, как самый ценный из нефритов. Это была Чудесная Голубая Пилюля из коллекции Седьмого Главного Военного Дома Небесного Королевство Удачи. Это награда, которую Цинь Цзыя дал Линь Мину после того, как он победил Та Ку.

Даже для учеников Седьмой Главной Долины Чудесная Голубая Пилюля была редким и драгоценным лекарством. Она была намного дороже Пилюли Костного Мозга Багрового Золотого Дракона, которую Линь Мин получил раньше.

В поединке с Ван Му, Линь Мин использовал Чудесную Голубую Пилюлю и Бутылку Сукровицы Духовного Тела в качестве ставки. Из-за Ван Му потерял самообладание и принял ставку, в конечном счете, он проиграл посещение Ангельского Пруда. Такого рода таблетки были редки даже в депозитариях Седьмого Главного Военного Дома страны Холо.

Как бы драгоценны для культивирования ни были бы таблетки, все они содержат в себе токсины. После их приема можно было бы очистить примеси, а затем устранить токсины, которые медленно влияли бы впоследствии на культивирование. Это был чрезвычайно утомительный и трудный процесс.

Когда Линь Мин получил Чудесную Голубую Пилюлю, его прорыв на Ступень Сокращения Пульса был ещё не близок. Для того чтобы получить более прочную и стабильную основу, Линь Мин не принимал Чудесную Голубую Пилюлю. Вместо этого он ждал, пока его истинная сущность не переполнится, и он не совершил бы прорыв естественным путем. Такой прорыв можно было бы назвать идеальным.

Линь Мин проглотил Чудесную Голубую Пилюлю, прыгнул в бочку с водой, а затем начал медитировать.

В эти дни он ел духовные фрукты и овощи, которые содержали очень богатую энергию неба и земли. Даже когда он культивировал, это было похоже на то, как будто он купается в плотной энергии неба и земли. Он уже накопил огромное количество истинной сущности в своем теле. После того как он съел Чудесную Голубую Пилюлю, он только почувствовал легкое онемение в костях, когда истинная сущность стала вытекать наружу, непрерывно протекает через все меридианы его тела.

Его культивирование на Ступени Сокращения Пульса было бессознательным и медленно консолидировалось.

Пары воды начали подниматься, и вся комната была покрыта густым белым туманом. Холодный лунный свет сиял через окно, добавляя естественный сдерживающий ветер в этот туман.

В течение нескольких часов Линь Мин терпеливо проталкивал истинную сущность в свое теле до полного оборота.

Поскольку культивирование Линь Мина улучшилось, слияние между его кровью и кровью Истинного Дракона было еще ближе, чем раньше. Теперь Линь Мину не нужно было даже целенаправленно пропускать через себя лазурную истинную сущность, для того, чтобы вывести её, его собственная истинная сущность уже была лазурного цвета. Такого рода лазурная истинная сущность была бледно-зеленого цвета, как свежие весенние листья кипариса, и была наполнена трепещущей яркой жизненной силой.

Эта лазурная истинная сущность проявлялась не только тогда, когда он боролся. Она выходила даже, когда он культивировал, и, казалось, тонко увлажняет и дополняет тело Лин Мина, заставляя его меридианы быть более прочными и его кости более плотными.

Линь Мин, наконец-то, закончил полное поглощение Чудесной Голубой Пилюли поздно ночью. Его ранний этап Ступени Сокращения Пульса уже полностью укрепился. Теперь Линь Мин вынул маленькую фарфоровую бутылку и откупорил ее. Внутри нее было своего рода вязкое зеленое вещество, как будто сделанное из жидких кристаллов.

Это была Сукровица Духовного Тела, которую Линь Мин получил в качестве награды за победу над Лин Сэнем. Сукровица Духовного Тела использовалась особенно для устранения токсинов таблеток из организма. Его последствия были еще более замечательными, когда были в сочетании с Чудесной Голубой Пилюлей.

Конечно, Сукровица Духовного Тела была только сопутствующим лекарством. В конце концов процесс уборки из пилюли токсинов будет опираться на собственные способности Линь Мина.

Линь Мин не беспокоился. Он был только на раннем этапе Ступени Сокращения Пульса и был очень далек от области Хоутянь (Послезавтра). Будет еще много времени, чтобы устранить токсины из его тела. Была ли это Сущности Пламя или Душа Грома, оба были очень хорошими методами переработки токсинов из таблеток, и они также не привели бы к неустойчивости его фундамента.

Туман в комнате становился все более плотным. Линь Мин сидел в воде, совершая оборот истинной сущности за оборотом ...

…………………………

На следующее утро рассвет еще задержался над горизонтом. Арена была подготовлена для последнего дня Военного Собрания Главной Фракции.

Сегодня был финал финалов.

Будет 10 раундов. 11 конкурсантов, которые получили наибольшее внимание: Линь Мин, Оуян Мин, Цзян Баоюнь, Мугу Буюй, Цзян Ляньцзянь, Цинь Усинь, Хо Яньло, Чжан Яньчжао, Хуан Сяоде, Фан Ци, и Мугу Цзижун.

Эти 11 участников будут часто сталкиваться в последних десяти раундах. Все остальные были в их тени.

Когда Линь Мин прибыл незадолго до рассвета, там было очень мало людей на площади, были видны только тени.

В это время Цзян Баоюнь сидел на коврике в зоне ожидания. Его меч был в его руке, оба глаза были закрыты, слабые потоки энергии неба и земли сходились в его теле, медленно переполняясь, когда он делал цикл за циклом.

Линь Мин посмотрел на Цзян Баоюня издалека, тайно наблюдая за энергией неба и земли, как она текла через него. Он подумал про себя: "Культивирование Цзян Баоюня действительно сделало полшага в область Хоутянь (Послезавтра). Если бы он был в области Хоутянь (Послезавтра), то не было бы никакой необходимости для него подавлять свое культивирование в это время.

До сих пор Линь Мин подозревал, что Цзян Баоюнь уже вошел в область Хоутянь (Послезавтра). Если только Цзян Баоюнь не был, как Линь Мин, и не подавлял свое культивирование, поэтому он был настолько уверен в себе.

Однако когда Линь Мин наблюдал за тем, как Цзян Баоюнь культивирует, он ясно видел, что его культивирование сделало полшага в область Хоутянь (Послезавтра).

"В любом случае сегодняшние бои покажут, где источник его уверенности", - сказал себе Линь Мин. В этот момент Цзян Баоюнь почувствовал взгляд Линь Мина и открыл глаза.

На секунду глаза Цзян Баоюня пронзили темноту раннего утра, как если бы они были мерцающими звездами в ночи. Он слегка улыбнулся Линь Мину, говоря: «Энергия неба и земля является самой богатой только до восхода солнца по утрам, особенно в Седьмой Главной Долине. Когда первый луч солнца заходит за горизонт, то появляется то, что моя Фракция Меча называет Восходящим Восточным Фиолетовым Солнцем, а также так называемый Фиолетовый Воздух, Приходящий С Востока. Если вы поглощаете эту энергию, она особенно полезна для вашего культивирования».

Линь Мин сказал: "Седьмая Главная Долина действительно - святая земля для культивирования. Спасибо, Старший Брат Цзян, за совет".

"Пожалуйста. Рано или поздно вы войдете в Седьмую Главную Долину. Если вы хотите, то можете присоединиться к Фракции Меча. Мы будем приветствовать с распростёртыми объятиями!"

Линь Мин был немного ошеломлен проникновенными словами Цзян Баоюня. Пригласить его присоединиться к Фракции Меча? Разве он не боялся, что ему придется разделить свои ресурсы? Но, когда Линь Мин посмотрел на лицо Цзян Баоюня, он увидел, что его приглашение было явно искренним, без каких-либо других значений. Конечно, у Цзян Баоюня не было никакой необходимости ничего фальсифицировать.

"Этот человек по-настоящему уверен!" Линь Мин туманно вздохнул. У него было предчувствие, что если яркая звезда Цзян Баоюня не упадет с неба, то он определенно станет Великим Мастером Меча этого поколения.

На площадь прибывало все больше и больше людей. Когда первый луч солнца упал на площадь Большого Зала, судья встал и громко сказал: "Турнир начинается. Девятнадцатый раунд, первый поединок. Цзян Баоюнь против Цинь Усинь!"

Эти слова вызвали всплеск в толпе до самих небес. Первый поединок дня был на самом деле борьбой между такими тяжеловесами. Сила Цинь Усинь была очевидной для всех, но, конечно, никто не думал, что она могла бы выиграть. Тем не менее, они считали, что она сможет вытеснить истинную силу из Цзян Баоюня.

Линь Мин также ожидал этот поединок, он до сих пор ничего не знал о Цзян Баоюне.

Поединок даже не начался, а Цинь Усинь неосторожно открыла расстояние в 300 футов между ними. Меч Цзян Баоюня был просто слишком быстрым. Если расстояние не было достаточно велико, то Цинь Усинь не было бы времени даже, чтобы сыграть одну ноту, прежде чем она была бы повержена.

"Поединок, на старт!"

С объявлением судьи Цинь Усинь сразу сыграла Ветра Восьми Мелодий. Против Цзян Баоюня не было никакой необходимости сдерживать себя, она немедленно начала использовать все, что имела. Ей было четко известно, что если она не использует свои убийственные способности в самом начале, она никогда не получит возможность сделать это.

Ветра Восьми Мелодий были невидимыми и бесформенными, постоянно меняющимися, с бесконечными поворотами.

Из всех нынешних конкурсантов, кроме Линь Мина, было очень мало людей, которые могли бы захватить шаблон атаки Ветров Восьми Мелодий. Это была одна из причин, почему методы атаки Фракции Цитры были настолько ужасающими. Как вы могли бы защититься от атак, если вы не могли видеть их?

Цзян Баоюнь согнул десять пальцев, собирая фантомы света меча в воздухе. Он использовал пальцы, как и раньше.

Чи-чи-чи-чи-чи!

Звук был таким же, как если бы шелк разрывался на мелкие кусочки. Невидимые Ветра Восьми Мелодий были полностью разрушены в пространстве!

Ум Цинь Усинь дрогнул. Она уже ожидала, что Ветра Восьми Мелодий будут разрушены Цзян Баоюнем, но она не думала, что это будет сделано так легко. Он использовал только пальцы, как и раньше.

После того как Цзян Баоюнь легко сломал Ветра Восьми Мелодий, сложил два пальца в виде меча и нанес удар. Свет меча полетел в сторону Цинь Усинь, его скорость достигала крайних пределов. Цинь Усинь сжала зубы, и ее правая рука вдруг щелкнула по струнам цитры. Раздался резкий протяжный звук, когда несколько музыкальных нот ринулись вперед, непосредственно сталкиваясь с этим светом меча.

Чи-чи-чи!

Свет меча прорвался через три ноты, и произошло столкновение с последней нотой, прежде чем все окончательно рассеялось.

Увидев, что свет меча легко прорвался через три ноты, Цинь Усинь издала легкий вздох и убрала цитру из рук. Она холодно сказала: "Я признаю поражение".

Цзян Баоюнь улыбнулся. "Я не видел Младшую Сестру Цинь в течение трех лет, и все же ваша сила продвинулась удивительно быстро. Возможно, в течение двух лет или меньше, если я снова встречусь со Старшей Сестрой Цинь, то мне придется использовать все, что я имею".

Цинь Усинь была самой молодой из всех прямых учеников. Ей было всего 18 лет, и она была более чем на полтора года моложе Цзян Баоюня. С точки зрения таланта, в рамках прямых учеников она уступала только Цзян Баоюню. Она действительно превосходила Цзян Ляньцзяня и Оуяна Мина.

Цинь Усинь серьезно посмотрела на Цзян Баоюня и медленно сказала, подчеркивая каждый слог: "В то время, я, по крайней мере, заставлю вас использовать свой меч!"

"Естественно! На самом деле, сегодня вы уже сломали меч ладонью. Если этот поединок продолжился бы, я бы должен был бы достать мой меч".

Цинь Усинь повернулась, чтобы уйти со сцены, и судья объявил победу Цзян Баоюня.

Неожиданно толпа разом вздохнула. Все ожидали, что Цзян Баоюнь победит, но никто не думал, что он победит с такой легкостью. Он только использовал свои руки, чтобы разрушить Ветра Восьми Мелодии Цинь Усинь - он даже не вынул меч. Это несоответствие между прямыми учениками было гораздо больше, чем им представлялось.

"Цзян Баоюнь слишком силен! Кто может победить его? Даже Цинь Усинь была разбита так легко. Линь Мин и Оуян Мин просто ему не ровня! "

"Если Цзян Баоюнь будет во всеоружии, он сможет победить Линь Мина и Оуяна Мина в пять ходов!"

"Я боюсь, что даже Мугу Буюй недостаточно квалифицирован. Я думал, что Мугу Буюй сможет подавить Цзян Баоюня, потому что он достиг границы Интеграции Сущности, но теперь кажется, что было бы здорово, если бы он мог просто заставить Цзян Баоюня показать свои скрытые карты".

…………………

Пока зрители обсуждали матч, даже Линь Мин был ошеломлен.

Он постоянно удивлял Цзян Баоюня, но и Цзян Баоюнь также постоянно удивлял Линь Мина. До этих финальных матчей оба они были как массивные айсберги, показывая друг к другу только верхушку.

После поединка Цзян Баоюня и Цинь Усинь было несколько неважных матчей. Затем, сразу после этого был поединок, который создал поразительный фурор волнения.

Линь Мин против Оуяна Мина.

Это был долгожданное шоу, которого так ждала публика.

С одной стороны был Оуян Мин, который занял третье место на прошлом Военном Собрании Главной Фракции. С другой стороны был Линь Мин, который считался величайшей темной лошадкой этого Военном Собрании Главной Фракции. Этот поединок можно считать крайне запутанным, никто не знал, какая сторона окажется в выигрыше.