Глава 36. Сердце боевых искусств Линь Мина

После того как он сел, Линь Мин обнаружил, что, хотя нефритовая платформа была построена из белого мрамора, не было ни малейшего признака холода в воздухе. Вместо этого было несравненное мирное тепло, которое переполняло его. Присмотревшись внимательно, он мог видеть, что на нефритовой платформе были выгравированы ряд различных линий и символов. Это были руны.

Эта большая нефритовая платформа была волшебным массивом. Было сказано, что эти магические массивы были созданы мастерами Врожденной фазы Седьмой Главной Долины. В них нельзя было быть даже в состоянии провести различие между реальностью и иллюзией.

Однако Линь Мин не беспокоился. Мир мечты был только миром мечты. До тех пор пока он будет укреплять свой ум, даже если мир мечты был безграничным и бесконечным, он будет твердо стоять на земле!

Пока Линь Мин сидел на нефритовой платформе, его ум наполнялся ярким светом.

Когда закончился десятый вздох, Линь Мин увидел ослепительную вспышку вокруг него, и все кандидаты исчезли из его видения, оставив только его.

Бесконечное прерии предстали перед ним, простираясь так далеко, насколько его глаза могли видеть. В этот момент стая злобных зверей каждый такой же высокий, как человек метнулась от высокой травы и побежала прямо к Линь Мину.

Несколько десятков животных были теми же свирепыми зверями первого уровня, которых Линь Мин разделывал раньше! Когда они побежали все вместе, трава и земля начала вибрировать. Внушительная сила прокатилась по направлению к нему.

Линь Мин даже не моргнул глазом, пока первый зверь не кинулся на него.

"Фу!"

Свирепый зверь промчался прямо через его тело. Линь Мин стоял там до сих пор в целости и сохранности. Но когда этот зверь пробил его, Линь Мин почувствовал очень интенсивный шок и давление. Несмотря на то, что он знал, что это был всего лишь сон, он не мог избавиться от этого чувства, как если бы это был страх, который возник из его души.

Это был эффект магического массива? Несмотря на то, что он знал, что это иллюзия, все еще было возможно потерять себя в ней. И когда кто-то терялся, он не мог сказать, что это была иллюзия.

Если это произойдет, то иллюзия превратится в реальность. Если иллюзия убьет его, то он может даже умереть во сне.

Когда Линь Мин благополучно прошел первый раунд, на нефритовой сцене десяток ярких огней зажглись. В одно мгновение, несколько человек исчезли с нефритовой платформы и были сброшены со счетов. Эти люди все были мертвенно бледными и их бледные веки трепетали. Они потеряли себя во сне, и как только они были потеряны, они фантазировали, что их разрывали и раздирали и пожирали зверей во сне, так, что даже их кости были раздавлены. Их страх становился все более и более интенсивным, пока их умы не были бы сломаны, и они не возвращались бы в реальность.

В павильоне, старейшины из Седьмого Главного Военного Дома медленно покачали головами. Первый раунд Суда Мечты - испытание мужества. Путь боевых искусств был полон опасности. Если не было смелости, то какой тогда был смысл культивировать военный путь?

«Муи, вы знаете, как свиреп этот мальчик? Он сразу же прошел". Человек, который говорил, знал что Муи узнал Линь Мина и что они были знакомы друг с другом. Но Муи не говорил о достижениях Линь Мин в технике надписи. Это было то, о чем Линь Мин просил его.

Муи только сказал, что он знал Линь Мина, и он пришел на этот вступительный экзамен, чтобы взглянуть, как он вырос.

Красивая дама заведующая также стояла в павильоне. Из-за выдающегося выступления Линь Мина в Суде Силы, она приняла к сведению Линь Мина. Она видела, как Линь Мин нахмурился на мгновение, но восстановил своё спокойствие сразу же после.

Но, глядя на некоторых других людей, было видно, как они плотно сжимали челюсти, и их лица были измененного цвета. Очевидно, что они были поражены этими свирепыми зверями в мире снов, и им приходилось не просто ...

В иллюзии, чем больше кто-то верил в себя, тем сильнее будет его сердце. Противоположное так же было правдой. Эти кандидаты, которые боролись со свирепыми зверями, имели некоторое мужество, но у них было не бесстрашное сердце Линь Мина. Линь Мин был, как неподвижный камень, который был испытан проходящими тысячелетиями. Неважно, какой свирепый или дикий зверь, прыгал бы на него, он будет оставаться стабильным и верным, и иллюзия, таким образом, была нарушена.

"Не удивительно, что вы специально пришли, чтобы увидеть этого мальчика, его сердце боевых искусств является действительно исключительным. Оно сопоставимо с Линь Сэнем", сказал старик.

Муи только улыбнулся. Он не был удивлен, что Линь Мин прошло первое препятствие.

Цинь Синсюань также тайно сравнивая себя. Хотя талант Линь Мин сильно уступает её, его сердце боевых искусств было на удивление твердым и устойчивым. Когда она участвовала в этом процессе, в ходе первого раунда она провела определенный период времени, но Линь Мин потратил только время нескольких вдохов.

На данный момент, Линь Мин прибыл на вторую стадию.

В этом втором испытании декорации сдвинулись перед его глазами и резко изменились. Линь Мин мгновенно оказался на поле боя, переполненном убийственным намерением. Сцены битвы окружили его. Вокруг него были горы тел, сваленные до неба, и текли реки крови. Сломанные копья и мечи устилали землю с измельченными костями мертвых.

На этом поле боя, крики войны внезапно раздались в воздухе. Обширные шлейфы дыма валили на расстоянии. По обе стороны от Линь Мин внезапно появились две армии кавалерии. Воины, носящие толстую броню и копья, подходили справа и слева. Они внезапно появились, и Линь Мин застрял в середине между ними.

Две мощные силы, бросились к нему. Их чудовищные военные крики наполняли воздух подавляющим убийственным намерением. Линь Мин оставался неподвижным и сосредоточил ум. Во время первого опыта с иллюзией, он был удивлен, и его сердце колебалось немного. Но на этот раз он был готов, и он защищал свой ум.

В результате, как только войска подошли к нему, они превратились в плавающий пепел. Иллюзия была сломана снова!

"Мм? Неужели он разорвал её? Или не сломал её? "Старец посмотрел на Линь Мина. Этот парень был странным. Выражение его лица не изменилось даже на немного. Если бы он не видел лучи света, излучаемые из рун, то он подумал бы, что волшебный массив был неисправен.

«Этот мальчик не прост. Я не знаю, может ли он продолжать и побить рекорд. Если бы он сможет догнать Линь Сэня, то это будет приятным сюрпризом ".

Пять препятствий Суда Мечты. У среднего человека уйдет час, чтобы пройти их. Эти последние десять лет, один из лучших результатом был у Линь Сэня из Небесной Обители. Он потратил время равное времени сгорания одной ароматической палочки, чтобы завершить испытание. Это удивило старейшин из Седьмого Главного Военного Дома, потому что кроме Линь Сэня, самое быстрое время было полчаса.

У Линь Сэня изначально не было ни желаний, ни потребностей. Он был по сути ближе всего к хладнокровным убийцам. Как говорится этот тип человека, который культивирует военный путь, был по-настоящему страшен.

Линь Сэнь доказал эту точку зрения. Ему было всего двадцать лет, и он был талантом среднего четвертого ранга. С помощью этого таланта среднего четвертого ранга он стал старшим братом учеником в Обители Небес. Многие вундеркинды с высоким четвертым рангом талант были оставлены им в пыли позади.

"Сейчас не время для лести. Все становится трудным только на последних трех препятствиях. "Старик погладил бороду, когда он это сказал, "Рекорд Линь Сэня не будет побит так легко".

На этот раз в иллюзии, Линь Мин прибыл к третьему испытанию. Тысячи солдат и сцены уничтожения исчезли. Он прибыл в роскошно украшенную палатку. Стены и крыша были задрапированы лучшими шелками и дымный, опьяняющий аромат дрейфовал во всех направлениях.

Но помимо всей розовой шелковой драпировки, десяток впечатляющих молодых девушек танцевали на заднем плане. Их худые и красивые тела были тонкими и гладкими. Их безупречный внешний вид пристыдил ночную луну и сладкие цветы. Когда они подпрыгивали вверх и вниз, они начали снимать свою одежду и подходить к Линь Мину. В следующий момент, обильные декорации заполнили видение Линь Мина. Там были безграничное количество тяжелых грудей и ароматных ягодиц, которые качались перед ним. Эти красивые женщины сдались Линь Мину и извивались вокруг него. С каждым их дыханием, их соблазнительные тела выпускали соблазнительный аромат.

В тот момент, Линь Мин почувствовал сухость и жар от его сердца, и небольшое буйство в его чреслах, когда скорость его кровотока возросла. Но он быстро подавил это тепло и еще раз защитил свой ум.

Однако эти молодые девушки не сразу исчезли. Вместо того, они не были счастливы, и надулись, когда они подняли свою одежду. Даже их гнев был очарователен, когда они плавно двигали свои ягодицы назад и вперед, когда они отходили подальше от Линь Мина. Как только они ушли, окружение снова изменилось. На этот раз это была теплая и уютная спальня. Против стены стояла кровать из красного дерева. На кровати сидела женщина в ало – полосатом хлопчатом жакете и халате с перьями. У нее была нефритовая булавка в волосах, в форме цветка. Этой женщине была около двадцати пяти лет. Даже сидя там она выпускала элегантную ауру и ощущение темперамента. Ее внешний вид изменился от того, что он помнил. Несмотря на то, что она была более зрелой, и в ней было больше соблазнительного шарма, это явно была Лан Яни!

... Лан Яни...

Линь Мин был поражен. Была ли этот Лан Яни через десять лет?

"Держись, не плачь ..." Лан Яни тихо напевала сладкую детскую песню паре двухлетних детей на кровати. Эти дети были парой одинаковых близнецов. Черты этих младенцев ... были несколько похожи на Линь Мина ...

Как будто они знали, что Линь Мин смотрел, пара детей открыла свои широкие и красивые глаза и невинно улыбнулась ему. Крик невинных детей эхом стоял в ушах Линь Мина и перешел непосредственно в его ошеломленное сердце.

Лан Яни также улыбнулась Линь Мину. Ее тонкие красные губы слегка приоткрылись, и она сказала, "Линь Мин, дорогой, уже очень поздно, ты должен отдохнуть"..

В этот момент, видя Лан Яни и сладкие улыбающиеся лица младенцев - близнецов, сердце боевых искусств Линь Мин встряхнуло. Жена, дети, а также богатый и теплый дом ...

Разве он не желал такой жизни для себя?

Теперь он получил её, если он остановится ...

Когда эта мысль вдруг появилась, Линь Мин проснулся. Он яростно кусал кончик языка, и позволял боли восстановить его душевное состояние.

Окружение изменилось, и Лан Яни и младенцы исчезли.

Вглядываясь в пустую темноту, сердце Линь Мин бешено билось, и он был покрыт холодным потом.

Почти! Он почти потерял себя!

Думая о сновидении, Линь Мин вздохнул с облегчением. Все, все это и все о ней было в прошлом!

Возможно, когда-то в его сердце он и держал такие желания, но эти мысли были в прошлом ....

"В прошлом?"

Эфирный и слегка узнаваемый голос раздался из-за спины. Линь Мин обернулся. Женщина стояла в соблазнительном чонсам (китайский женский халат или платье с разрезами по бокам и воротником-стойкой). Она держала простой длинный меч в руке с властным и могучим видом, и была храброй и доблестной на вид, что подчеркивало ее красоту, что подарили небеса.

"Цинь Синсюань?"

Линь Мин был в шоке. Эта женщина была явно Цинь Синсюань, и была лишь немного старше, её было около двадцати лет.

"Так как это в прошлом, то, как насчет того, чтобы культивировать вместе ... со мной? Мы можем исследовать мир боевых искусств ... вместе ... как на счет этого? "Когда она сказала это, одежда Цинь Синсюань распалась на нити и исчезла, открыв самое совершенное и изысканное тело, которое он когда-либо воображал. Линь Мин видел абсолютно все, и его сердце чуть не остановилось, когда его глаза расширились, как блюдца.

Она медленно подошла к Линь Мину ...