Глава 426. Благоприятный Знак Небес

Агрессивная Сущность Пламени Упавшей Звезды проникла прямо в желудок Оуян Гуана, пронзая его даньтянь и выходя с обратной стороны!

Оуян Гуан схватился за древко копья. Он медленно посмотрел вниз на дыру в животе, из которой изливалась густая, черная кровь; его лицо выражало непонимание.

Он протянул руку, размахивая ею перед собой, будто он хотел схватить что-то. Тем не менее, взгляд его глаз сфокусировался и притупился, и свет померк в них.

Оуян Гуан упал на колени, а затем мягко опрокинулся на пол.

В настоящий момент из семи Старейшин и Суверена Фракции Акации, некоторые умерли, некоторые были тяжело ранены, а некоторые сбежали; никого не осталось!

Весь главный остров опустел, даже Оуян Мин вернулся на маленький остров. В настоящее время на главном острове стоял только Линь Мин.

С помощью своей силы даже Семи Великим Старейшинам Фракции Акации не удалось остановить его. Такая страшная сила вызвала у всех окружающих мастеров желание задержать их дыхание, боясь, что они привлекут к себе внимание этого монстра в человеческом облике.

Линь Мин взял копье и подошел к Оуян Бояну. В это время Оуян Боян был на последнем издыхании. Он посмотрел на Линь Мина, но его глаза уже потускнели.

Копье мелькнуло холодным светом, и раздался пронзительный звук, когда в желудке Оуян Бояна появилась зияющая дыра с последующим фонтаном крови.

Все окружающие мастера из маленьких сект подпрыгнули, чувствуя слабость. Только минуту назад это был живой и грандиозный праздничный банкет. Оуян Боян был наполнен счастьем из-за его прорыва, но теперь этот счастливый человек было прикончен как деревенский цыпленок!

Такой большой контраст вызвал у каждого глубокое чувство благоговения и страха.

Линь Мин поместил труп Оуян Бояна в свое пространственное кольцо. Он хотел проверить кое-что. Была ли сущность крови мастера области Сяньтянь (Врожденной стадии) в состоянии открыть Магический Куб еще раз?

"Линь Мин! Ты в порядке!" Цинь Синсюань подбежала к Линь Мину и помогла поддержать его, лицо ее выражало беспокойство и озабоченность. Лик Линь Мина был слишком ужасен в данный момент. Он был весь в синяках, и его истинная сущность была истощена.

"Я в порядке". Линь Мин ярко улыбнулся Цинь Синсюань, чтобы успокоить ее. Он сказал: "Пойдем домой ..."

…………………………………

"Старший мастер ... Оуян Боян умер".

В горах Седьмой Главной Долины Ши Цзунтянь стоял за пределами особняка в пещере, его лицо было торжественным.

Как Мастер Седьмой Главной Долины, единственный, к кому Ши Цзунтянь будет обращаться с таким уважением, будет Верховный Старейшина Седьмой Главной Долины Цзян Хуан.

Цзян Хуану было 500 лет. Он был в начале области Возобновляемого ядра и был близок к концу своей жизни. В эти последние годы он был в затворничестве.

Причина, по которой Цзян Хуан был в уединении, была не в том, что он хотел пробиться к среднему этапу области Возобновляемого ядра; он хорошо знал, что его жизнь была почти исчерпана, и прорыв был просто мечтой. Цзян Хуан использовал этот метод уединения, чтобы удержать угольки его мерцающей жизни от угасания. Он очень надеялся, что сможет сохранить свое слабое существование и задержится в мире до того дня, когда Цзян Баоюнь совершит прорыв к крайней точке области Сяньтянь (Врожденной стадии).Только такой мастер был бы в состоянии гарантировать стабильность Седьмой Главной Долины.

Поэтому в эти последние годы Цзян Хуан редко покидал свой особняк в пещере, и поэтому в небольших сектах распространялись слухи о том, что Цзян Хуан был при смерти.

"Я знаю…"

Цзян Хуан медленно заговорил, его голос был слабым, с умирающей энергией.

На самом деле Цзян Хуан уже был осведомлен о ситуации с тех пор, как Мин ворвался в Седьмую Главную Долину, и ему был совершенно ясен весь процесс того, что произошло.

Ши Цзунтянь поколебался и сказал: "Должен ли я пойти и поговорить с Линь Мином?"

Хотя у Фракции Меча и Фракции Акации было много разногласий, и даже во многих областях они были полными и антиподами, они все еще были из одной секты. Линь Мин устроил резню в пределах Фракции Акации, и это разрушило бы репутацию и их Фракции Меча тоже. Если бы эта информация распространилась, то другие бы сказали, что Седьмая Главная Долина была захвачена ребенком, которому и не было 20 лет, и никто не смел даже увещевать его.

Цзян Хуан сказал: "Ваш визит будет бессмысленным. Так как Линь Мин пришел в Седьмую Главную Долину, у него, естественно, есть на что опереться. Если как вы и сказали у Линь Мина действительно есть повод взять реванш, то Оуян Боян не сидел бы сложа руки. Я думал, что он будет использовать Фракцию Акации и откупится от Линь Мина высокой ценой, но я никогда не думал, что он недооценит силу Линь Мина до такой степени. На самом деле он был не единственным, кто недооценил Линь Мина, я тоже хорош. Я никогда и не мечтал, что сила Линь Мина будет грозной до такой степени!"

Ши Цзунтянь слушал молча. Он имел определенное представление о личности Линь Мина. Даже если бы он пошел на встречу с ним, он бы просто потерял лицо, в конце концов, независимо от того, чтобы он ни сделал. В таком случае, ему было лучше не видеться с ним. Кроме того, Линь Мин прибыл сюда верхом на Алой Птице. Она представляет Остров Божественного Феникса и не будет безрассудно атаковать Седьмую Главную Долину.

Погруженный в размышления, Ши Цзунтянь вздохнул. Наконец, он решил не связываться с этим делом. Все будет решено Линь Мином и Фракцией Акации.

…………………..

На самом высоком пике Фракции Акации раздался резонансный крик феникса. Алая Птица рванула в небо. Никто не смел остановить Линь Мина. На глазах окружающих мастеров Линь Мин прибыл во Фракцию акации и убил несколько Великих Старейшин. Но остальные шесть фракций Седьмой Главной Долины еще даже не появился, и Линь Мин задиристо отбывал восвояси.

Банкет, естественно, не мог продолжаться. Мастера из маленьких сект быстро извинились и ушли. После того как семь Великих Старейшин были полностью уничтожены Линь Мином, на арене был Оуян Мин, он теперь обладал самым высоким статусом.

Мастера быстро проговорили свои прощальные слова Оуян Мину. Оуян Мин печально улыбнулся, он никогда не думал, что праздничный банкет Фракции Акации приведет к такому результату.

Оуян Мин больше не был склонен думать о Линь Мине. Он и Линь Мин были обречены следовать разными путями и выступать в разных мирах. Он будет считать Линь Мина целью жизни; он просто будет верить, что Линь Мин не существует.

Ветер взвыл.

Линь Мин, Цинь Синсюань и Цинь Цзыя - все стояли на Алой Птице. Они уже покинули горы Седьмой Главной Долины.

Линь Мин сказал: "Мастер Цинь, что вы планируете делать в будущем?".

Цинь Цзыя на секунду задумался, а потом сказал: «Я останусь в Седьмой Главной Долине в будущем. Между Фракцией Цитры и Фракцией Акации было уже много конфликтов. Хотя я обидел Фракцию Акации на этот раз, это не особо повлияет на меня".

" Мастер Цинь, как насчет того, чтобы сменить секту? Например, присоединиться к Острову Божественного Феникса?"

"Острову Божественного Феникса... это не моё. В своей жизни я следую за цитрой, моим сердцем и душой. Я могу делать это только в рамках Фракции Цитры, Остров Божественного Феникса просто мне не подходит".

Линь Мин кивнул. Цинь Цзыя был прав. Он провел половину своей жизни, культивируя цитру, для него было невозможно начать практиковать другие методы культивирования.

"Тогда наши пути с Мастером Цинь разойдутся. Когда я застрял в Мистической Области Божественного Феникса, Синсюань была в безопасности благодаря Мастеру Цинь. Я, Линь Мин, навсегда запомню эту доброту".

Цинь Цзыя засмеялся и сказал: "Если бы не вы, я бы никогда не вошел в область Сяньтянь (Врожденной стадии). Если мы говорим о том, кто кому должен, то мой должок побольше будет. На этот раз я не сыграл большой роли в том, чтобы помочь мисс Цинь, я мог делать только что мог, чтобы успокоить мои мысли".

Мастера из Фракции Цитры и Фракции меча были в основном честными и ценили собственный покой, они никогда бы не чувствовали себя комфортно, если они были чем-то кому-то обязаны. Только тогда, когда они отплатили бы долги, они могли почувствовать себя в мире. Таким образом, в общем случае эти люди нечасто обязаны благоволить другим.

"Линь Мин, здесь наши пути и разойдутся. Я прощаюсь с вами, будьте осторожны". Цинь Цзыя замахал рукавами, а затем спрыгнул с Алой Птицы. Его белая одежда быстро исчезла в потоке сильных небесных ветров.

Линь Мин смотрел на то, как фигура Цинь Цзыи исчезла. Он сложил кулаки на груди и сказал: "Мастер Цинь, пожалуйста, будьте осторожны ..."

"Линь Мин ... куда мы отправимся?" – спросила Цинь Синсюань, стоя рядом с ним.

Она уже была готова следовать за Линь Мином до края неба земли.

"Сначала мы отправимся домой, а потом к Острову Божественного Феникса. Вы можете культивировать в пределах Острова Божественного Феникса".

"Мм, то давайте сделаем, как вы говорите". Цинь Синсюань кусала губы, чувствуя несравнимый покой. С Линь Мином, который был рядом, её больше ничего не беспокоило.

……………..

Небесное Королевство Удачи было в нескольких сотнях тысячах миль от Седьмой Главной Долины. Передача новостей - часто очень медленный и трудный процесс. Для того чтобы активировать массив передачи звука один раз, требуется большое количество камней истинной сущности, а также измотать ограниченную целостность конструкции массива, сокращая его жизнь.

В нормальных условиях текущий Мастер Военного Дома, который также был учеником Оуян Бояна, делал бы доклад Оуян Бояну один раз в месяц. Теперь, когда Оуян Боян умер, уже не было никого, кто управлял бы этой шахматной фигурой, которую он оставил в Небесном Королевстве Удачи.

На самом деле кроме Оуян Бояна, немногие люди знали, что Ян Чжэнь и тот человек в плаще были последователями Оуян Бояна. Эти люди были на очень низком уровне. Старейшины Фракции Акации, естественно, не будут возиться с ними.

Новости об одиночке, который устроил резню во Фракции Акации ещё не распространились. До того как ученики сект второго класса вернулись к своим сектам, Линь Мин уже вернулся в Небесное Королевство Удачи. С изумительной скоростью Алой Птицы наряду с использованием двух массивов передачи, Линь Мину удалось вернуться в Небесное Королевство Удачи в течение одного дня и ночи.

В этот день все тревоги и страхи Цинь Синсюань не ускользнули от взора Линь Мина. Жизни членов семьи Цинь были поставлены на карту, поэтому, конечно, Цинь Синсюань нервничала.

Это было обычное утро в Городе Небесной Удачи. Солнце только что взошло, и свежий и яркий солнечный свет только начал распространяться по всему городу. Обычные крестьянские рабочие держали свои мотыги через плечо, направляясь к полям за пределами города на ферму. Купцы продавали свои товары в магазинах. В этот момент ярко-красный свет вспыхнул на горизонте. Издали он выглядел как массивное пламя в воздухе.

Это пламя было на первых порах очень маленьким, но оно начало расти с угрожающей скоростью. Все быстро поняли, что это не было просто пламя, а скорее пламенная птица!

Все побросали свою работу и ошеломленные смотрели на небо.

Горизонт пронзил громкий крик феникса. Массивная Алая Птица с размахом крыльев в 100 футов пересекала безграничное голубое небо!

Все жители Города Небесной Удачи были в шоке!

"Феникс!"

"Боже! Это феникс!? "

"Я сплю?"

Для смертных феникс был существом, о котором они только слышали в древних историях и легендах. В легендах, когда император объединял династии и совершал великое дело, в мире появлялся феникс; это был так называемый благоприятный знак небес.

"Феникс летит в Королевский Дворец!"

С этими словами люди быстро пришли в себя. Это должно быть связано с великими делами вновь коронованного императора!

Думая об этом, все быстро преклонились на земле, простирая руки к небу, когда они смотрели на этого феникса в небе.

В это время в огромном большом зале Королевского Дворца Города Небесной Удачи Ян Чжэнь встречался с придворными. В течение 30 дней восшествия на престол он вызывал к себе представителей разных провинций и должен был встретиться с ними.

Под грандиозной трибуной сотни руководителей и должностных лиц из различных провинций стояли на коленях. Ян Чжэнь сидел чинно над ними. В этот момент он услышал пронзительный крик, кто-то вошел ...

Придворный евнух ворвался в большой зал, с большой улыбкой на его лице, когда он крикнул: "Император! Отличный повод, отличный повод! Благоприятный знак с небес пришел! Благоприятный знак небес!"