Глава 376. Теперь можешь умирать!

Сун Чжи, мозговой центр Небесного Союза, сыграл в прошедших событиях жизненно важную роль. Сун Ю, Се Яо Ян, Не Юнь и все остальные высоко ценили его.

Однако в глазах Цинь Ли Сун Чжи был главным виновником, совершившим ужасающие преступления.

«Бум!»

В воздух взлетела гигантская шаровая молния. Исходящие от нее лучи света сплелись вместе и мгновенно образовали взрывную силу, которая была в разы сильнее и страшнее, чем сила десяти Бомб Глубинного Уничтожения, которые взорвались одновременно.

Во все стороны били толстые молнии, окруженные громом. Сун Чжи в один миг превратился в небольшие куски мяса, упавшие вниз проливным кровавым дождем.

«Что посеешь, то и пожнешь!»

Сун Тин Юй, одетая в яркое платье, стояла у южной стороны Травяной Горы. Она выглядела, как прекрасная сверкающая роза, в ее глазах виднелось невероятное великолепие. Она не удержалась от крика.

Сун Чжи относился к боковой ветви семьи Сун и не приходился ее отцу кровным родственником. В прошлом она очень его уважала и относилась, как к своему старшему.

Однако после этого инцидента ей наконец открылось его истинное лицо.

Сун Чжи включил в коварный план ее отношения с Цинь Ли и добился сделки с Рогатыми Демонами. Он не только достал три Девятилистных Лотоса Инь, но и помог Мо Хэ с Чан Ци уничтожить проход в Пустой Мир.

Скрыть от нее всё, воспользоваться ей и Бомбами, которые она достала – все это предложил Сун Чжи.

Когда она вместе с Се Цзин Сюань спокойно отправилась к Травяной Горе, Сун Чжи скрытно проследил за ними, ожидая, когда можно будет принять меры.

Сун Тин Юй переполняла ненависть к Сун Чжи. Она понимала, что его презренный характер стал причиной вражды между Цинь Ли и Небесным Союзом, причиной того, что сейчас они оказались в таком затруднительном положении.

Наблюдая, как Цинь Ли, похожий на небесного воина, создает гигантскую шаровую молнию и убивает Сун Чжи, глубоко в душе она ощутила удовлетворение.

Однако долго радоваться ей не пришлось. Она увидела, как Цинь Ли бросил свирепый взгляд на ее отца, Сун Ю. Сун Тин Юй сразу же занервничала.

«Ц-цинь Ли!» — нежным голосом закричала Сун Тин Юй, видя, что он хочет напасть на Сун Ю. В ее голосе слышалось неприкрытое беспокойство.

Цинь Ли парил над Травяной Горой, вокруг него вились молнии.

Услышав ее пронзительный крик, он издалека посмотрел на нее.

Сейчас Цинь Ли мог распоряжаться бешеной энергией питона по своему усмотрению. Он понимал, что в его распоряжении бесчисленное количество энергии, источающее непревзойденную ауру. Он понимал, что может сражаться так, как хочется.

В его зрачках скручивались тонкие нити молний, каждое его движение сопровождалось громом.

Если бы не заметил, что на него смотрит Сун Тин Юй, он бы немедленно набросился на Сун Ю.

«Я… — нерешительно заговорила Сун Тин Юй, на лице у нее отражалось непонимание. – Цинь Ли. Сун Чжи за свои преступления заслужил десять тысяч смертей, но мой отец… Сун Чжи очаровал его. Все же это мой отец…»

Цинь Ли нахмурился, а потом кивнул и сказал: «Хорошо, я ничего не сделаю с твоим отцом»

Он сказал, что ничего не сделает, но не сказал, что не позволит сделать это другим.

Сун Тин Юй прекрасно поняла его ответ. Ее душу переполняла скорбь.

Оставив разговор, Цинь Ли вдруг повернулся и посмотрел на Мо Хэ.

В ядовитых болотах золотой посланник Восьми Храмов всегда смотрел на Цинь Ли, как тигр, изучающий добычу. Он хотел убить Цинь Ли, отнять у него память и завладеть его пространственным артефактом.

Для Цинь Ли Мо Хэ был тем, кто уничтожил проход в Пустой Мир, и он определенно должен был умереть.

«Мо Хэ!» — отчаянно выкрикнул Цинь Ли, окруженный ревущими молниями. Создав из молний гигантского радужного дракона, он вдруг атаковал Мо Хэ.

«Аууу!»

Ман Ван, чье тело уменьшилось до крохотных размеров, тоже воспользовался ревущим громом. С ропщущего неба рухнули тысячи жестоких молний.

Ман Ван и Цинь Ли превратились в один огромный луч грома и молнии. В гуще туч снова раздался гром. Мо Хэ было некуда отступать.

Мо Хэ, который вместе с Ли И и Чан Ци пытался уничтожить гигантскую золотую обезьяну, держал в руках длинный меч, мерцающий желтым. Его тело пульсировало волнами святой силы.

Как только Цинь Ли накинулся на него, Мо Хэ рассвирепел

«Мальчик… Ты действительно считаешь, что можешь, позаимствовав немного чужой силы, делать все, что хочешь?» — хладнокровно хмыкнул Мо Хэ.

Он развернулся и нанес взрывной удар.

Но небу эхом прокатился слабый гул. Мо Хэ превратил реку желтой духовной энергии во вполне настоящую реку.

Река текла по воздуху, испуская бурную, величественную ауру. Казалось, что она может снести любое препятствие.

«Святая Небесная Река!» — сжал кулак Мо Хэ. В реку ворвалась неиссякаемая желтая духовная энергия.

Текущая река, пропитанная чистой духовной энергией, рьяно рванулась к Цинь Ли. Ее окружала невероятно изумительная аура.

Цинь Ли понимал, насколько незначительным кажется на фоне этой ауры. Под давлением потока он ощущал себя, как галька или листок, захваченный бурными водами. Ему казалось, что он вот-вот исчезнет. Культиватор высшего класса подавлял разум культиватора низшего класса. Разницу между их силами было видно невооруженным глазом.

«С духовной атакой нужно бороться упорством и силой воли. Что касается физического давления, то с этим тебе помогу я!» — раздался в голове у Цинь Ли крик Ман Вана, который говорил ему, как сражаться с более сильными культиваторами.

Цинь Ли сразу замер. Его зрачки излучали святой свет, он решительно смотрел на желтую реку, которая перекатывалась над ним, и видел в ней идею.

«Камень всегда неподвижен, хоть река и несется на него!»

Цинь Ли собрал все свои силы, и его тело мгновенно стало плотным куском льда. Он словно превратился в камень, который миллионы лет пролежал на берегу моря. Неважно, насколько бурными были волны, неважно, сколько их было – камень всегда оставался неподвижным.

Цинь Ли твердо повис на месте, словно пустил в воздух корни. Его тело окружила устойчивая плотная аура.

Аура ширилась, а духовная атака Мо Хэ скоро утратила эффект.

«Хорошо! Пока твоя воля достаточно сильна, я не проиграю, даже если столкнусь со смерчем или цунами!» — похвалил Ман Ван.

Из тела Ман Вана вырывалась массивная волна энергии молнии, которая сразу же наполнила тело Цинь Ли.

Его тело, почти ставшее Священным Телом Небесного Грома, в этот миг расцвело ослепительным блеском. Из рукавов, ноздрей, глаз и пор Цинь Ли вырывались дуги молний толщиной с руку. Мгновенно образовалась тысячи бешеных молний.

Цинь Ли управлял энергией молний, которая ему не принадлежала.

Воспользовавшись разумом, Цинь Ли слился с тысячами диких молний и превратился в реку, которая пересекла небо и неожиданно схлестнулась с желтой рекой Мо Хэ.

В небе свирепо столкнулись две светящиеся реки.

Ослепительные лучи ярким пламенем осветили тускло-серое небо, их сияние было сильнее, чем сияние палящего солнца.

Все инстинктивно подняли головы и посмотрели в небо.

Самой яркой точкой была точка пересечения двух рек. Вдруг ослепительно яркая фигура, окруженная ревущими молниями, набрала скорость.

Она кинулась прямо к сердцу Мо Хэ.

Лучи желтого света взорвались, один за другим превратившись в брызги звездного света.

Атака Мо Хэ, в которую он вливал духовную энергию, вмиг рассыпалась. На лице у него показалось удивление. Он окружил себя защитной оболочкой из света и энергии.

«Громовой Плен Души!» — Ман Ван холодно посмотрел на Мо Хэ. Из глаз питона вырвались два слабых электрических луча.

Свет угас в ту же секунду.

Из ниоткуда появились два гигантских питона и ворвались в разум Мо Хэ. Они извивались в нем, принимая форму силы, способной разрушить даже душу.

В разуме Мо Хэ грохотал гром, бушевало пламя, вспыхивали бесчисленные молнии, они подавляли его силу воли и расшатывали его решимость.

Дух высшего класса подавлял душу существа низшего класса. Единственное различие заключалось лишь в том, что Ман Ван, превратившись в гигантского питона, мог проникнуть прямо в разум Мо Хэ и безжалостно уничтожить его душу.

Из семи отверстий тела Мо Хэ текли электрические потоки. Он кричал, сжав голову руками, перед глазами у него постепенно размывалось.

Из пор тела Мо Хэ вырвался серо-черный дым, словно гром и молнии выжгли его изнутри. Все его тело дрожало, а сам он постепенно превращался в обугленный труп.

Смерть Мо Хэ оказалась трагической!

Тело Цинь Ли, парящее в небе, заполненном молниями, начало тускнеть. Он обернулся и посмотрел на Не Ханя.

Не Хань и члены семьи Не стойко защищали Не Юня, патриарха семьи Не. Не Юнь уже пытался напасть на Цинь Ли, но Ман Ван атаковал его бесчисленными молниями, и он до сих пор не оправился от полученных ран.

Заметив, что Цинь Ли на него смотрит, Не Хань тут же прикинулся сильным: «Цинь Ли! Ты сговорился со злыми расами и уничтожил бойцов Багрового Континента. Все относятся к тебе, как к предателю, которого нужно убить! Тебе не придется долго радоваться!»

«Вот как? – Цинь Ли цинично посмотрел на него, а потом перевел взгляд на Не Юаня, что стоял рядом с Не Ханем.- Не знаю, как долго я буду радоваться, но боюсь, что вас тогда уже не будет»

Цинь Ли охотно принял решение.

В этот миг гигантский паук вдруг остановился на полпути, забыв о предыдущем приказе. Размахивая огромными лапами, похожими на сверкающие лезвия, он прорезал столпившихся членов семьи Не.

Паук покачивал лапами и головой, и к ногам Цинь Ли летели оторванные конечности, плоть и кровь семьи Не.

Одна из лап гигантского паука даже пронзила грудь Не Ханя, словно его драгоценные доспехи высокого класса и оборонительные лучи света не обладали даже толикой силы.

Пронзив сердце Не Ханя, паучья лапа пригвоздила его к земле. Он выпучил глаза и вмиг умер жестокой смертью.

«Я сражусь с тобой, Цинь Ли!»

Не Юань сжимал синий щит, покрытый узорами. На щите скопились лучи синей энергии, словно он готовился применить тайное искусство.

«Теперь можешь тоже умереть», — покачал головой Цинь Ли.

Из пасти гигантского паука вырвались прозрачные шелковые нити, которые были толщиной с палец, и тут же опутали тело Не Юаня.

Как только прозрачные шелковые нити потянулись назад, тело Не Юаня, опутанное петлями, затянуло в паучью пасть.

Уже скоро из угла волосатой паучьей пасти потекла алая кровь.