Глава 580. Верный ход!

Цинь Ле не ожидал, что сможет вызвать столько молний, просто установив восемь плит из Грозового Дерева и применив Истинную Душу.

Внимательно осмотрев семь плит, которые еще стояли на крыше, он обнаружил, что на древесине после ударов молниями возникли ослепительные серебряные полосы.

Эти полосы напоминали переплетение молний!

Они изображали… естественно появившуюся духовную диаграмму!

От осознания этого Цинь Ле затрепетал.

Цинь Ле установил восемь плит, полагаясь на расположение восьми каменных столбов в недрах Горы Трав. Он хотел воспользоваться техникой, которая осталась от его дедушки, чтобы привлечь молнии и закалить Истинную Душу.

И все же он не ожидал, что молнии, привлеченные Небесным Громом и деревянными плитами, породят такое странное явление.

По небу, словно выходящая из берегов река, неслись ослепительные вспышки молний, которые падали на Золотого Огненного Феникса, как водопад.

Громоподобный рокот, которым это сопровождалось, шокировал!

Задняя палуба Огненного Феникса, занимающая сотни квадратных метров, была застроена деревянными пагодами, в которых проживали сотни культиваторов Острова Золотого Солнца. Среди них были и те, кто намеревался взбунтоваться против семьи Син.

Сян Си и три других воина вместе с десятком посланников острова проживали в таких же домах.

Однако молнии, ударившие с небес, стали для них бедствием.

Рокоча громом, яркие молнии превратили деревянные дома в пыль.

Из-под обломков домов вышли обожженные культиваторы, которые плакали и плевались кровью, проклиная Цинь Ле.

— Главный воин! Второй воин! – яростно выкрикнул посланник острова, сверкая глазами в свете молний. – Он зашел слишком далеко! Слишком!

— Он слишком самоуверенный! – сердито выпалил кто-то.

— Убейте его! Убейте его! – вопили люди.

Со злобным видом Сян Си пытался восстановить дыхание и успокоиться.

— Помни! – напомнил ему Бо Бо Цзэ. – Пока ты… должен сдерживаться!

— Временно покиньте Феникса! Идите на тот, на котором летит воин Сю Чан Шэн, — воскликнул Сян Си, оглядываясь и окидывая окрестности духовным сознанием, — когда молнии утихнут, мы допросим его!

Люди в замешательстве смотрели на него. Они понятия не имели, когда это характер главного воина стал таким добрым. Прямо сейчас над ним издевались. Учитывая его привычное поведение, он уже давно должен был убить наглеца.

Почему он вдруг решил потерпеть?

— Очистите палубу! – мрачно приказал Бо Бо Цзэ.

Он перевел взгляд на культиваторов, которые яростно вопили, казалось, что в любой момент они потеряют контроль и нападут на Цинь Ле.

Под его угрожающим взглядом все постепенно успокоились. Вслушиваясь в крики четырех воинов, разъяренные культиваторы медленно отступали. Рассевшись по четырем небольшим хрустальным колесницам, они полетели к другому Огненному Фениксу.

Остались только Цинь Ле и шестеро его товарищей.

Проводив взглядом последнюю колесницу, которая летела к другому Огненному Фениксу, Ду Сян Ян осел на пол. Он был весь в поту.

— Я напугался до полусмерти! – нервно воскликнул он. Ло Чэнь все время держался за рукоять меча, а его выступившие сухожилия говорили о том, что он тоже сильно нервничал.

Гао Юй постепенно расслабился.

Он напрягался, готовясь призвать труп Злого Бога, чтобы отбить атаки четырех воинов.

Сюн Тин Юй, Се Цзинсюань и Сю Мо Янь прижимались к стенам деревянного дома, тяжело при этом дыша.

Все шестеро были в ужасе…

Сян Си и Бо Бо Цзэ были на ранней ступени Расколотого Мира. Два других воина были на пике Завершенного Мира. А ведь были еще сотни культиваторов Пустого и Отраженного Мира, и если бы эта гневная сила потеряла контроль и напала на них, возможно, они не смогли бы сразиться.

Думая об этом, все шестеро ощущали горечь и укоризненно смотрели на Цинь Ле. Цинь Ле до сих пор стоял на вершине деревянной пагоды. Заметив шестерых человек, которые стояли внизу с весьма странными лицами, он спросил:

— Почему они так спокойно это снесли?

Когда он задал вопрос, они замерли. Неожиданно они задумались.

Почему Сян Си и другие культиваторы Острова Золотого Солнца молча терпели?

Пока они обдумывали вопрос, Цинь Ле почесал в затылке, достал деревянную плиту, которую он убирал, и установил ее на крыше пагоды.

К плитам вернулось равновесие, и чарующее зрелище началось заново.

Культиваторы Острова Золотого Солнца уже ушли. На Золотистом Огненном Фениксе осталась лишь команда Цинь Ле. Никто не мог вмешаться в их дела.

Сидя между плит из Грозового Дерева, Цинь Ле кинул на солнце несколько странный взгляд. Управляя Небесным Громом, он высвободил нить сознания и начал очищать Истинную Душу с помощью энергии грома и молнии.

Когда он высвободил нить сознания, случилась удивительная перемена!

Его невидимое, нематериальное духовное сознание сразу же вступило в контакт с мощными потоками электричества, которые проходили через деревянные плиты.

И вдруг оно стало вещественным.

Все нити сознания Цинь Ле слились с энергией грома и молнии, превратившись в нити грома и молнии.

Его духовное сознание парило вокруг плит, окруженное молниями, будто сверкающими рыбами.

Эти рыбы размножались: сначала их было несколько сотен, а потом и тысяч. Заняв пространство между плитами, они образовали сеть из молний.

Как ни странно, молния, которая до этого била во все стороны, вдруг превратилась в ручного зверя, замерев прямо над центром постройки из плит.

С неба хлынули удивительные потоки электричества, похожие на содрогающиеся звезды, которые превратились в толстые молнии.

Эти молнии собрались в центре, между деревянными плитами.

Удар молнии, который должен был стать разрушительным, обернулся вокруг древесины и стал в тысячу раз слабее. Ответвления молнии стали мягче, а яростное электричество превратилось в плавный поток, медленно ползущий по паутине. Прямо под ней с закрытыми глазами сидел Цинь Ле, и он ощущал молнию собственным сознанием.

Потоки электричества, источающие чистую ауру энергии грома и молнии, медленно проникали в его разум и заполняли его.

Нежные нити молний постепенно затопили его Духовное Озеро, и он даже не понял, как это произошло.

Словно реки, впадающие в океан, электрические нити наполнили его Духовное Озеро энергией грома и молнии. Каждая нить содержала чистейшую энергию грома и молнии.

Это был третий уровень Небесного Грома – Очищение Души Молнией!

На этом уровне очищалась не только Истинная Душа, но и Духовное Озеро, в котором она находилась!

Цинь Ле обрел совершенно новое понимание Очищения Души Молнией, третьего уровня Небесного Грома!

Забыв об опасностях внешнего мира и наплевав на заботы, Цинь Ле сосредоточился на очищении Истинной Души и Духовного Озера.

Его товарищи смотрели на него снизу вверх. Вспыхнула молния и заплясала меж деревянных плит, как счастливая рыбка в пруду.

В глубине облаков сверкающая молния образовала пылающие столбы энергии, которые ударили прямо в центр сооружения из плит. Цинь Ле сидел среди ослепляющего света молнии, его тело стало расплывчатым пятном, а вспышки молний словно окутывали его.

— Думаю, он и правда просто культивирует, — поморщился Ду Сян Ян.

— У Сян Си и его союзников и вправду терпеливый характер, — со странным лицом произнес Ло Чэнь.

— Насколько мне известно, главный воин Острова обычно дикий и импульсивный, — со спокойным видом сказала Сю Мо Янь, — никогда он не был в хорошем настроении.

Сюн Тин Юй слабо улыбнулась и сказала:

— Кажется… Остров не так прост, как мы полагали.

У Се Цзинсюань появилось странное чувство:

— Возможно, уже скоро произойдет великий переворот!

— И что теперь делать? – нахмурился Гао Юй.

— Подождем, пока Цинь Ле не закончит культивировать, — ответила Сюн Тин Юй, — а потом устроим на Острове хаос.

……

В сотнях километров от них на вершине Огненного Феникса, который несся по морю облаков, стоял Син Юй Юань. Он внимательно прислушивался к мигающему хрустальному шару, а его лицо было удивленным.

Вскоре на лице Син Юй Юаня проступило недоверие, и он странно захихикал.

Вспыхнув всем телом, он появился рядом с Син Юй Мяо, который стоял в одном из верхних домов Огненного Феникса.

— Старший брат! – сказал он. – У меня любопытные новости.

Син Юй Мяо с осторожностью завел его в свою комнату и сказал:

— Рассказывай здесь.

И два брата быстро удалились в тайную комнату.

— Мой шпион, находящийся на Золотом Огненном Фениксе Сян Си, передал мне интересную информацию, — произнес Син Юй Юань, — видимо, когда этот обманщик культивировал, он спровоцировал бурю и вызвал с небес молнии. Он разрушил множество домов на Огненном Фениксе Сян Си, убил как минимум тридцать культиваторов Отраженного Мира и тяжело ранил больше десятка культиваторов Пустого Мира.

— Он смог сделать это, всего лишь культивируя? – спросил удивленный Син Юй Мяо. – Он применял какие-нибудь артефакты?

— Да! Ему помогли восемь деревянных колонн, — со смехом ответил Син Юй Юань, — но это неважно! Важно то, что Сян Си это допустил!

— Он просто стоял и ничего не делал? – на лице Син Юй Мяо наконец проступил шок. Подумав, он спросил. – Когда это старший Сян стал таким добрым?

— Никогда он не был добрым. Я тоже нахожу нелогичным, что он вдруг допустил нечто подобное, — на лице Син Юй Юаня появилась ледяная ухмылка, — согласно полученной информации, старший брат и остальные не мешали ему, потому что… они думали, что мы рядом! Они думали, что мы сговорились с паршивцем, чтобы он их спровоцировал!

— Ты и отправил туда мальчика, это действительно была провокация! – холодно фыркнул Син Юй Мяо.

— Ха-ха-ха! – радостно рассмеялся Син Юй Юань. – Да, его пребывание там и должно было закончиться провокацией, но он превзошел мои ожидания! Ха… Если бы он не был членом Кровавой Дьявольской Секты, возможно, он бы мне понравился!

— Старший Сян повел себя странно, — с тревогой в глазах сказал Син Юй Мяо.

— Если у него нет дурных намерений, то почему он это допустил? – с мрачным видом спросил Син Юй Юань. – Мы оба знаем, каков он по натуре! Он не был в таком хорошем настроении, даже когда встречался с Яо!

— Надеюсь, старший помнит о нашем прошлом и не разочарует меня, — вздохнул Син Юй Мяо.

Теперь, когда всё зашло так далеко, он тоже убедился, что что-то идет не так. Он понял, что у Сян Си была цель. Иначе все произошло бы иначе.

«Ха! Похоже, это был верный ход – отправить к нему этого мальчишку!» — подумал Син Юй Юань.