Глава 665. Невероятно сильное впечатление

Убив Инь Чэна одним дуновением ветра, Цинь Ли повернул голову и заметил оставшихся культиваторов Долины Семи Врагов, которые окружили Пэй Сян. Они собирались сорвать с нее одежду и обыскать ее тело.

Пэй Сянь продолжала умолять, надеясь, что они остановятся.

Однако подстрекаемые жадностью люди не слушали Пэй Сян.

Падение Темной Долины привело к тому, что статус Пэй Сян стал крайне низким. Ее никто не уважал.

— Я сама разденусь! Не подходите! — вдруг выкрикнула Пэй Сян.

Поняв, что убедить их она не может, она приготовилась перетерпеть унижение, чтобы не навлечь на себя совсем уж непредсказуемые последствия. Она решила раздеться и вывернуть карманы, чтобы доказать, что не забрала с трупа Цинь Ли ничего.

— Хорошо! — улыбнулся культиватор Золотой Долины.

— Пускай раздевается! — засмеялся кто-то.

У всех на виду Пэй Сян стиснула зубы. Ее взгляд наполнился горем, и она потянулась к поясу, чтобы развязать его.

Внезапно раздался грохот молнии.

Молния, которая становилась лишь толще, наконец превратилась в обгоревшего Цинь Ли. Пэй Сян оторопела и не смогла сдержать крик.

Словно древнее чудовище в стаде овец, Цинь Ли начал убивать культиваторов Долины Семи Врагов.

Пэй Сян слышала крики и рыдания культиваторов Долины Семи Врагов. Всюду, куда падал ее взгляд, была кровь!

Трещали ломающиеся кости. За короткие десять секунд люди упали на землю, словно у них рассыпались скелеты, и теперь истекали кровью.

В живых не осталось никого.

— Я пойду к ручью помыться.

Небрежно бросив эти слова, Цинь Ли молниеносно покинул Пэй Сян.

Пэй Сян ошеломленно проводила взглядом удаляющегося Цинь Ли. Потом она посмотрела на окровавленные трупы и Инь Чэна, который был просто в ужасном состоянии. Ее глаза распахнулись.

— К-как так?.. — отстраненно пробормотала Пэй Сян. На ее лице отразились ужас и беспокойство.

В Долине Семи Врагов уважали Инь Чэна и этих людей. Золотая Долина и Огненная Долина придавали им большое значение. А один даже был весьма почитаемым в Загадочной Долине. А теперь все они погибли. Долина Семи Врагов не будет сидеть сложа руки. Они начнут рьяное расследование.

Из-за поступка Цинь Ли Долина Семи Врагов будет яростно преследовать ее, Пэй Сян.

«Ужасно, просто ужасно. Темная Долина слаба, на этот раз… Никто не сможет меня спасти», — чем дольше Пэй Сян думала, тем сильнее становился ее испуг.

А вот Цинь Ли расслабился сразу же, как нырнул в ручей.

Нитью сознания он увидел, что поры его тела неистово впитывают воду. Тело стремительно наполнялось влагой, которой так не хватало.

Кожа, сгоревшая в огне дочерна, стала твердой и сухой, как кора древних деревьев. Но под напором воды потрескавшаяся и обожженная кожа стремительно покинула тело.

Под ней виднелась новая кожа — чистая, белая, отливающая нефритовым мерцанием.

Его тело, как змея, сбросило шкуру — обгоревшую кожу. И теперь это было совсем новое тело: более закаленное, более гармоничное и более сильное.

Символы «пламя», врезавшиеся в его тело, исчезли. Цинь Ли их больше не чувствовал.

В духовном море высвобождали колоссальную энергию три натальных дворца, образованные путем слияния и похожие на шары молний, льда и земли.

Надгробье, Запечатывающее Демонов вернулось в Кольцо Пространства.

Все снова стало нормальным.

Цинь Ли попытался направить по венам духовную энергию молнии, холода и земли.

Никаких отклонений не обнаружилось. Духовная энергия текла даже быстрее, чем раньше!

Управление энергией крови больше не заставляло его кровь вскипать. Мало того, что кровь не закипала, так она еще и не высвобождала силу родословной и вообще не вела себя необычно.

Словно проявление силы родословной было иллюзией. Казалось, что Цинь Ли ни капли не изменился.

«Что-то не так… — задумался Цинь Ли, вскинув к небу хмурое лицо. — Божественные символы, означающие „пламя“, явно вышли из моей крови и отпечатались на костях, сухожилиях и органах. Почему я их вообще не ощущаю? Но это явно сила родословной! После пробуждения сила родословной не должна исчезать! Наверное, я не знаю, как ее активировать!»

Цинь Ли не спешил выходить из ручья. Он голышом плавал и продолжал размышлять о том, чего пока не понимал.

«Завершенный Мир, прорыв на новый уровень, еще что-то?»

Думая об этом, он временно забыл про силу родословной. Он начал изучать перемены в сознании и духовном море.

Изменения духовного моря были весьма простыми. Слившись, девять натальных дворцов превратились в три. Осмотрев их нитью сознания, Цинь Ли понял, что образовавшиеся натальные дворцы были намного больше, чем прежние. Энергии грома в натальном дворце грома стало в пять раз больше, чем в трех прежних натальных дворцах!

Про натальные дворцы холода и земли можно было сказать то же самое!

Это значило, что когда он заполнит натальные дворцы духовной энергией, сила его духовного моря увеличится в пять раз!

И это сразу по достижению Завершенного Мира!

Духовное озеро в море сознания явно расширилось в размерах. Истинная Душа не стала намного больше, чем раньше, но стала гораздо более отчетливой. Посмотрев на Истинную Душу, Цинь Ли заметил, что она полна молний, перекрещивающихся, словно вены.

Потрясенно вздохнув, он пристально осмотрел Истинную Душу.

Ему открылись новые подробности, словно он поднес к ней увеличительное стекло!

Глубоко внутри Истинной Души он заметил божественные символы, означающие «пламя». Божественные символы бродили по Истинной Душе, как языки огня, и не знали ни минуты покоя.

«Как и следовало ожидать, я просто невнимательно смотрел!»

Придя к такому выводу, Цинь Ли еще раз осмотрел свое тело. Он запустил нить разума глубоко в кости. И увеличил одну из костей.

Потрясенный Цинь Ли заметил, что божественные символы, означающие «пламя», находятся на поверхности костей, в костных мембранах, в костном мозге… Они медленно шевелились, испуская бледно-золотистый свет.

Цинь Ли переключил внимание на сердце. И снова обнаружил удивительное: в камерах его сердца, в дыхательных путях и артериях тоже шевелились божественные символы.

«Итак, божественные символы отпечатались на каждой части моего тела», — понял Цинь Ли.

Сначала он не замечал их, потому что символы стали настолько крохотными, что разглядеть их сразу было невозможно.

Лишь сосредоточившись и применив нить сознания, он дошел до глубины и увидел истину.

Он догадывался, что сила родословной медленно меняет его тело — так медленно, что это даже сложно было заметить.

Однако он еще не мог пользоваться силой родословной и управлять божественными символами, регулируя их силу.

Ему хотелось продолжить поиски. Но он понимал, что Пэй Сян не может долго ждать. С минуту подумав, он вышел из ручья. Он не просто вернул себе прежний облик, но и стал куда более настороженным, а в глазах словно сверкали молнии.

Надев темно-синюю мантию культиватора, он хрустнул шеей и направился к Пэй Сян.

Взволнованная Пэй Сян стояла возле окровавленных трупов, когда-то бывших членами ее секты. Вздыхая, она лихорадочно думала, как избежать беды.

— Я пойду с тобой в Долину Семи Врагов, — прямо сказал Цинь Ли, приблизившись к ней.

— Мне нельзя возвращаться в Долину. Если я вернусь, меня ждет куда более худшая судьба, нежели старшую Лу, — повернула голову Пэй Сян. На ее лице отражались противоречивые чувства. Указав на Цинь Ли, она потрясенно закричала:

— Т-ты!

Пятнадцать минут назад Цинь Ли был полностью черным, как обгоревший труп.

Вернувшийся Цинь Ли не просто был сильным. Он приобрел резко очерченные, красивые черты лица, он испускал сильную мужскую харизму.

Не было никакого сходства с прежним Цинь Ли. Это ошеломило Пэй Сян.

— Не пугайся, это моя настоящая внешность, — улыбнулся Цинь Ли и вежливо продолжил, — позволь мне представиться вновь, я — Цинь Ли…

— Ах! — закричала Пэй Сян.

— Да, как ты и догадалась, — серьезно улыбнулся Цинь Ли, — я — тот, кто убил обоих мастеров твоей долины!