Глава 1127. Окрашенный Кровью Дворец Королевы (часть 2)

«Не паниковать!», — выражение лица Фан Ву стало серьёзным. Видя, что ситуация накалилась, она немедленно призвала духовного питомца.

Как одна из восьми Опустошений, она имела довольно много питомцев ранга высший Император. Сейчас она полагалась на Кровавого Императора, который и дал ей место в рядах восьми Опустошений.

Она призвала своего Кровавого Императора. После того, как призыв осуществился, перед ней, словно сотканный из крови, появился духовный питомец, покрытый окровавленной бронёй. От этого питомца во все стороны расползалась тяжёлая, кровавая аура.

«Порочная Жажда!», — выкрикнула Фан Ву.

Кровавый император открыл свою зубастую пасть и выплюнул кровавый туман.

Красный туман окутал всё вокруг, заставив всех почувствовать острый запах железа. Это убрало весь страх, который они испытывали перед Му Циньи и обострило их амбиции, заставляя их быть жестокими и безжалостными!

Почувствовав кровь, Тай Синь первой произнесла заклинание. У неё не было другого выбора, и она должна была пойти до конца и освободить место, которое заняла Му Циньи.

Тай Синь вызвала двух своих сильнейших духовных питомцев, Синеглазого Дьявола и Ядовитого Зубастого Демона!

Эти два духовных питомца были очень жестокими. Под кровавым туманом они стали ещё свирепее, готовые сожрать своих врагов живьём!

Следующие, кто начал действовать, были наложницы начальника стражи. Эти девушки управляли большим количеством питомцев, среди которых было очень много высших императоров.

Те, кто не хотел подчиняться Фан Ву или хотели остаться верными Му Циньи либо бежали, либо были изгнаны. Более непреклонные были убиты. Безжалостные методы Фан Ву были очень страшными.

Видя, как весь дворец мгновенно наполняется дьявольскими духовными питомцами, взгляд Му Циньи стал ещё холоднее. Она знала, что все присутствующие когда-то причинили вред её самым преданным последователям. Она должна была забрать их жизни, чтобы почтить память их падших душ!

«Убить всех!», — Му Циньи холодно сказала и дала Белому Тигру команду атаковать!

«РРрррррааауу!»

Белый тигр издал рёв, от которого чуть не обрушился дворец. Звук сотрясал здание так сильно, что все призывы питомцев были прерваны!

«Ррррррррррааааау!»

Взревев ещё раз, Белый Тигр открыл пасть и выпустил яростную зимнюю бурю!

Температура поблизости быстро упала, и, когда разразилась буря, весь дворец покрылся толстым слоем инея. Жуткий холод и пронизывающий ветер заставили всех наложниц низкого уровня дрожать!

Буря прорвалась через ворота дворца. Наложницы послабее мгновенно превратились в ледяные статуи под этой бурей, их духовные питомцы погибали вместе с ними!

Фан Ву, Тай Синь и Чжу Юнь были ошеломлены бурей. Когда они пришли в себя, они обнаружили, что треть всех питомцев заледенели!

Однако, прежде чем они успели среагировать, Белый Тигр успел нанести молниеносный удар прямо в центр залы!

Все замороженные духовные питомцы и наложницы от сильной ударной волны просто развалились на куски, а земля покрылась паутиной трещин!

Стоя среди разбитых трупов, Чжо Юнь была потрясена.

Если бы она тоже заледенела, то была бы разбита вдребезги вместе со всеми остальными, разбросанными по земле. Одно это вызывало неподдельный ужас.

Лишь один этот приём мгновенно уничтожил дюжину питомцев ранга среднего и высшего Императоров. Такая мощная сила мгновенно покорила всех наложниц. Столкнувшись с ледяным Белым Тигром, их изначальная жажда насилия, вызванная дурманящим кровавым туманом, мгновенно исчезла, сменившись ужасом, который сковал их души!

«Этот… этот белый тигр…», — все присутствующие наложницы когда-то были подчинёнными Му Циньи. Они знали духовных питомцев Му Циньи и какой силой они обладали.

Чего они не ожидали, так это того, что после того, как Му Циньи потеряла Венценосного Короля Феникса, её Белый Тигр стал таким мощным, способным сравниться с Горным Гигантом Тай самого героя Мо Лина и был близок к рангу Владыки!

Людей, не имеющих даже ранга высшего Императора, близкий к рангу Владыки духовный питомец прикончил бы, даже не прилагая усилий.

В этот момент их тела дрожали. Трупы на земле подтверждали истину: Му Циньи была всё той же Му Циньи!

«Мы… мы ей не противники…», — несколько наложниц побледнели, потеряв всякую смелость продолжать борьбу.

Одного приёма было достаточно, чтобы убить большинство из них. Остаться здесь — значит просто убить себя!

Ещё треть наложниц в страхе разбежалась, не желая умирать здесь напрасно.

Видя, что все эти бесполезные «соратники» ускользают, выражение лица Фан Ву стало мрачным. Она не ожидала, что Белый Тигр Му Циньи совершит прорыв. Неудивительно, что эта женщина стояла здесь так уверенно!

Тай Синь была совершенно ошеломлена. Увидев невероятно сильного Белого Тигра и апатичную Му Циньи, она уже пожалела о своём решении…

Му Циньи медленно, будто издеваясь, произнесла заклинание. Если бы минуту назад эти люди решили покинуть дворец, Му Циньи, возможно, пощадила бы их. Но в тот момент, когда они призвали своих духовных питомцев против неё, пути назад не стало. Лишь вперёд, к смерти!

Му Циньи вызвала своего демона и без всякой команды этот демон легко прорвался через духовных питомцев, замороженных Белым Тигром, но ещё остававшихся целыми, направляясь прямо к наложницам, пытающимся сбежать.

«А-а-а-а-а!!!»

Холодный блеск… и кровь. Наложница и её духовный питомец, Четырёхцветная Птица, были разорваны пополам. Задние половины их тел рухнули обратно во дворец, а передние полетели вниз по ступеням.

Ужасная сцена заставила остальных пытающихся сбежать наложниц закричать от ужаса. Они бежали изо всех сил, чтобы избежать когтей невидимого жнеца.

Однако всё больше трупов смешивалось со снегом. Кровь питомцев и их дрессировщиц сливалась вместе, образуя страшное «озеро» во дворце.

«Ваше величество… Ваше величество! Пожалуйста, сжальтесь над нами!», — молодая наложница, уже почти сбежавшая из дворца, когда её почти полностью залило кровью других наложниц, быстро побежала обратно во дворец. Она рухнула на колени и начала биться головой о землю, прося пощады у королевы:

«Пожалуйста, простите нас! Мы никогда… Мы клянёмся, что никогда больше не пойдём против вас. Мы будем вашими самыми преданными слугами во всём…», — очень быстро другие наложницы поняли, что им не убежать от демона, и, пока демон преследовал других, они со слезами побежали назад, моля о пощаде.

«Вы… вы можете приказать нам всё, что угодно!»

Пятеро наложниц дрожали, стоя на коленях и делая всё возможное, чтобы показать, что они готовы искупить вину.

Они не хотели умирать, особенно таким способом. Видя, как их подруги обезглавлены, расчленены и истекают кровью, их последняя надежда сбежать развалилась.

«Вы осознали своё преступление?», — Му Циньи посмотрела на окровавленных слуг и спокойно спросила.

«Мы поняли! Мы поняли, что ошиблись, пожалуйста, простите нас!», — наложницы уже не бились головами о пол, они прижались лбами к холодным каменным плитам, не смея поднять головы.

«Я прощаю вас», — сказала Му Циньи.

Оставшиеся в живых были вне себя от радости. Их поклоны стали ещё более искренними, а их рты начали изрыгать потоки слов похвалы и благодарности.

Му Циньи взглянула на них с печалью:

«Не благодарите меня. Я прощаю вас, но вы должны вымолить прощение у подруг, которых предали и которым уже успели причинить вред…», — продолжила Му Циньи.

Наложницы растерянно переглянулись, не зная, как вымолить прощение у покойников.

В этот момент они заметили, что Му Циньи закрыла глаза, а на её лице боролись нежелание и решимость…

Увидев это выражение, они внезапно поняли, что она имела в виду.

С тихим шуршанием холодный блеск пробежал по шеям всех поклонившихся наложниц, и их головы мгновенно отлетели в центр зала.

Их длинные волосы были распущены и медленно окрашивались в красный цвет от крови, залившей весь дворец. Пять голов, пять красивых молодых лиц, ещё не до конца осознавших, что же случилось.

Может быть, до самой смерти они так и не поняли, зачем Милостивому Величеству понадобилось их убивать.

……

Дворец был полон запаха крови. Теперь единственными невредимыми были Фан Ву, Тай Синь, Чжу Юнь и семь других лидеров наложниц.

Все погибшие были невысокого ранга. Их убийства не заняли много времени, но даже за это короткое время кровь окрасила королевский дворец в красный цвет, заставив всех людей, которые хотели восстать против Му Циньи, пересмотреть свои убеждения.

Они все следовали за Му Циньи и знали, что она никогда не убивала тех, чья вина была не доказана или не слишком высокой.

И всё же сегодня они увидели безжалостную сторону их величества, убившую двадцать наложниц, бывших её старыми последовательницами, и лишь закрыв глаза, когда те молили о пощаде…

Столь решительное убийство заставило их прийти в недоумение.

«Вы остались», — Му Циньи даже не смотрела на трупы, её взгляд упал на десяток человек, которые возглавляли восстание.

Она даже не пошевелилась. Убийство для Му Циньи, действительно, было лёгким делом. И всё же, кто-то однажды сказал ей, что убийство — это не настоящая сила; истинная сила — это способность не убивать, но решение защищать и прощать.

Она хотела простить всех, потому что все они следовали за ней в течение многих лет и помогали ей. И на самом деле, внутри она рыдала и билась в безысходной истерике…

Но она не могла простить их. Это означало бы неуважение ко всем другим, верным и решительным душам!