Глава 1152. Король Тянься, Чу Му?

Восточный Дикий Лес находился в центре восточной части Царства Ваньсян. Этот первобытный лес граничил с Грядой Небесных Гор. Это значит, что от Восточного Дикого Леса до Гряды Небесных Гор простиралась несравненно большой запретный регион. Люди не могли опрометчиво входить в него.

Это было единственное пятно на человеческой территории в форме полумесяца. За свою тысячелетнюю историю несколько правителей пытались сделать Восточный Дикий Лес своим собственным; в конечном счете, однако, глубины Восточного Дикого Леса оказались куда более закрытым местом, чем обычный запретный регион.

Единственное, чему стоило радоваться, так это тому, что, хотя в глубине леса обитало много могущественных и неизвестных духовных питомцев, в нём нет сил ни одной Империи; случайные племена были не слишком сильны.

Поэтому, хотя этот первобытный лес был присвоен к человеческим землям, они смогли мирно сосуществовать. Более того, лес постепенно превратился в тренировочную площадку для лучших экспертов человечества.

Чу Му узнал от Громового Монарха Прощённой Лисы, что Храм Лисы, вероятно, находится в глубине Восточного Дикого Леса. Что же касается точного местоположения, то Чу Му не был уверен, что сумеет его найти, поскольку у Громового Монарха Прощённой Лисы не было никакой возможности дать карту Мо Се.

Прежде чем Чу Му отправился в это место, Лю Бинлань нашла несколько карт экспертов Духовного Альянса прошлых поколений. Она обозначила несколько точек, которые могли бы быть местом обитания вида Лис. Чу Му отправился в эти места. Будет лучше всего, если бы он смог найти Храм Лисы, но даже если бы он не смог, он просто использовал бы его, чтобы натренировать маленького Мёртвого Сна.

Практически у всех из них появились новые питомцы. Е Циньцзы, когда она была с Лю Бинлань в Восточном Диком Лесу, захватила детёныша Императора высокого класса Взора Пылающего Ян.

Взор Пылающего Ян считается редким питомцем типа Трава. Местность, в которой он растёт, может лишиться энергии солнца на десятки, и даже сотни километров вокруг, что превращает землю в место с экстремальной энергией Инь.

Многие дрессировщики духовных питомцев, попадая в эти земли, начинают думать, что в них обитают существа с типами Тьма, Вода, Лёд или Демонический. И поэтому для них становится неожиданностью тот факт, что в нём живёт существо с экстремальной энергией Ян. На самом деле, именно из-за его существования эта территория стала мрачной и тёмной; более того, Взор Пылающего Ян стал своего рода Богом для всех существ типа Инь, потому что там, где живёт Взор Пылающего Ян, у них появляется подходящее место для жизни и размножения.

У Е Циньцзы еще не было питомца типа Трава, и как для Духовного Лекаря, для неё это была область, в которой она нуждалась.

Существа типа Трава обладают чрезвычайно необычной особенностью. Независимо от того, были ли их ранги низкими или высокими, и насколько их трудно найти, успех Духовного Лекаря сильно зависел от того, обладает ли он питомцем типа Трава.

Император высокого класса для людей, вступающих в ранг Владыка, уже довольно низкий ранг. Однако, из-за того, что это существо типа Трава, для Е Циньцзы этот питомец равноценен божественному. Когда он поднимет его ранг и уровень, то будет в состоянии создать множество духовных предметов, которые не могла сделать в прошлом!

Небесная Императрица Громовая Змея Е Ваньшэна была примерно того же уровня и ранга, что и Мертвый Сон. Он также приехал в Восточный Дикий Лес, чтобы повысить её ранг.

У Шэнь Юэ не было нового питомца, но, видя ее возбужденный вид, казалось, что она планировала поймать одного из них в Восточном Диком Лесу.

Учитывая, насколько мощной была сила группы, если она собирается схватить питомца, то это будет как минимум Император высокого класса. Предвкушая возможность очень в скором времени получить детёныша Императора высокого класса, Шэнь Юэ естественно была в приподнятом настроении. Действительно, даже обладатели титула 10 ранга Дворца Кошмара не могут гарантировано получить Императора высокого класса даже за десятки лет. Однако, Чу Фанчэн внушительно пообещал ей, что за то, что она просто следует за ними, он подарит ей детеныша Императора высокого класса.

У Му Циньи тоже был детёныш питомца. Это был Император Вечной Ночи.

Ее не нужно было спрашивать, чтобы понять, что этот Император Вечной Ночи, вероятно, заключил контракт с той душой, которую она потеряла.

Потеряв одного Императора Вечной Ночи и найдя другого в качестве своего питомца, Чу Му не знал, сделала ли она это в память о своем первом Императоре Вечной Ночи, или ей действительно не хватало питомца темного типа.

Му Цинъи, как и Чу Му, шла по пути наступательной силы. Они отличались тем, что ей, как правило, нравились питомцы крылатого типа. Из тех её духовных питомцев, которых видел Чу Му, у Венценосного Короля Феникса, Девятицветного Феникса, Бессмертной Птицы Мин и Крылатого Льва Громового Меча — последний с второстепенным атрибутом, все питомцы были типа Крыло.

Что же касается Чу Му, то он был более всесторонним. Он старался не перекрывать основные атрибуты своих духовных питомцев.

Конечно, были и естественные предубеждения. Из всех его духовных питомцев больше всего было тех, у кого второстепенным атрибутом шёл тёмный, например Чжань Е, Ночь и Белый Кошмар, а у Мёртвого Сна это и вовсе был главный атрибут. Тем не менее, с его основным типом Крыло и атрибутом мертвой молнии, его темный тип едва ли сейчас может считаться главным атрибутом.

Что касается последнего свободного контракта, Чу Му решил оставить его для питомца с главным атрибутом Вода.

Когда он был пойман в ловушку на Острове Заключения, он не мог бежать, потому что не умел плавать. Покинув остров, он провел долгое время, пересекая континент, не приближаясь к океану и не имея никаких возможностей заключить контракт с водными питомцами.

Для Чу Му существа водного типа олицетворяли свободу и освобождение. Когда Чу Му был маленьким мальчиком, он сидел на утесе над рифами, представляя себе верхом на властном и внушительном водяном звере, который несся через ревущее море. Поэтому ему нужно обзавестись питомцем водяного типа.

У четырёх из пяти были новые питомцы, которых нужно было тренировать. Обучение детёныша питомца в такой группе было гораздо более полезным, чем обучение в одиночку. Во-первых, группа порождала соперничество, а во-вторых, они могут с ранних рангов взрастить у питомца понимания группового сражения. Самое главное, нет никакой необходимости искать нового питомца, для сражения один на один. Теперь они могут просто объединить их в группу.

В Восточном диком лесу наблюдался градиент силы. За пределами леса новые духовные питомцы были способны взорваться от кровожадности. Как только они достигнут более высокой фазы и стадии, они смогут войти в середину внешнего окружения леса и обучить более зрелых воинов и командиров рангов.

Естественно, для дрессировки нового питомца требовалось достаточное терпение. И все же наблюдать, как быстро растет сила нового питомца, было крайне приятно.

С точки зрения скорости роста, Мертвый Сон был гораздо более страшным, чем малыш Затаившийся Дракон.

Видовой ранг малыша Затаившегося Дракона был примерно Император низкого класса. Мертвый Сон на целый ранг выше, а значит, его сила совсем иная. Даже Мо Се, исполнявшая роль няни и со стороны наблюдавшая, как сила Мертвого Сна растет, молча дулась и ревниво ворчала.

Вспоминая прошлое, когда маленькая Мо Се была на втором ранге, она сражалась со Слугами второго ранга. Сталкиваясь со Слугой третьего ранга, они были вынуждены разворачиваться и давать дёру. Тем не менее, в настоящее время этот ненормальный маленький Мертвый Сон осмелился запугать даже Слугу 7-8 ранга, что уж говорить о Слугах третьего ранга. Вероятно, к тому времени, когда он достигнет пятого уровня второго ранга, он сможет приблизиться к Слугам 10 ранга.

«Чу Фанчэн, как вдруг ты дошёл до двойного контроля? А куда же подевались другие твои питомцы? Я слышал, что кроме твоего Бессмертного Чжань Е у тебя есть еще Дракон?», — спросил Е Ваньшэн.

Перед ним стоял Король Царства Тянься, Чу Му. А наслышан он был из новостей, пришедших из города Тянься. Именно из них он узнал, что у Чу Му есть чрезвычайно могущественный дракон.

Логически говоря, сила этого Дракона, вероятно, должна быть сильнее, чем у любого духовного питомца. Е Ваньшэну было любопытно, почему Чу Му никогда не призывал его. Может быть, он боялся, что другие смогут узнать его личность по этим духовным питомцам?

Когда Е Ваньшэн сказал это, соседняя Му Цинъи тоже посмотрела на него.

Были времена, когда Чу Му действительно хотел засунуть Е Ваньшэну в рот грязный носок. Этот парень умел держать язык за зубами еще хуже, чем Тэн Лан, и часто просто выдавал то, что не нужно.

«Ты все еще не сказал мне, кто ты такой.», — Му Цинъи посмотрела на Чу Му и спокойно сказала.

С тех пор как она узнала, что Чу Му обладает способностью превращаться в полу-Дьявола, он стал для нее еще более загадочным и непонятным. Она всё время хотела попросить его объяснить, кто он такой, но этот парень словно не хотел говорить об этом. Каждый раз, когда эта тема упоминалась, он избегал ее и вместо этого говорил о Духовном Дворце.

«Ох? Так Богиня Му до сих пор не знает, кто этот человек на самом деле. Я думал, что вы, ребята, уже искренне доверяете друг другу. Ха-ха, к счастью, у меня сейчас есть немного времени, и я могу тебе все объяснить.», — рассмеялся Е Ваньшэн.

Му Цинъи чувствовала, что Чу Му, вероятно, больше ничего не скажет, поэтому она спросила у Е Ваньшэна, который без всяких уговоров всё выложит: «Тогда расскажи мне.»

Е Ваньшэн был ошеломлен. Он никогда не ожидал, что Му Цинъи действительно спросит его. Он сейчас просто небрежно флиртовал и поэтому поспешно мысленным голосом спросил Чу Му: «Чу Му, мне можно говорить об этом?»

«Как бы то ни было, я все объясню.», — сказал Чу Му. Му Цинъи подарила ему источник роста, так что он был ей обязан. Было бы нехорошо продолжать скрываться.

«Эх, наконец-то ты обращаешься с ней искренне. Как бы то ни было, Чу Му, тебе лучше не подводить мою младшую сестру… ты должен относиться к Циньцзы как можно лучше. Даже если это Богиня Му, это не имеет значения.», — Е Ваньшэн начал нести чушь.

«…», — когда Чу Му услышал первую половину слов Е Ваньшэна, он серьезно кивнул головой и подумал про себя, что хотя Е Ваньшэн обычно был большим болтуном, когда он серьезен, он думает о своей сестре. Однако, услышав последнюю половину его слов, Чу Му потерял дар речи и молча выругался, подумав, действительно ли это существо является родным братом Циньцзы.

Чу Му даже не потрудился обратить внимание на Е Ваньшэна. Он мысленно обратился к Му Цинъи: «Правда в том, что мы впервые встретились не в Снежном городе. На самом деле это было в лесу к югу от Снежного города. Мои подчиненные сражались против твоих подчиненных…»

Кристально чистые глаза Му Цинъи прищурились и посмотрели на Чу Му. Очевидно, она хотела сопоставить его образ с образом полу-Дьявола.

«Хм, так ты говоришь, что человек, который ранил меня в тот день, был ты.», -хмыкнула Му Цинъи.

«Э-э… наверное, да. По правде говоря, тогда мое сознание было еще очень туманным.», — сказал Чу Му.

«Туманно? Почему мне показалось, что ты держишься угрожающе и невыносимо высокомерно?», — спросила Му Цинъи.

Чу Му горько улыбнулся. Похоже, она решила, что он намеренно воспротивился ей, поэтому он объяснил: «Мое настоящее имя — Чу Му. Я думаю, что ты, вероятно, слышала обо мне…»

«Чу Му…», — Му Цинъи интуитивно покачала головой. Похоже, она не знала никого по имени Чу Му.

Однако, поразмыслив, ее безмятежные глаза внезапно наполнились шоком!

«Ты… Ты — Король Тянься Чу Му, человек, который превратился в дьявола!», — Му Цинъи чуть не вскрикнула от шока.