Глава 171. Ты же хотел, чтобы умер человек

Повсюду были разбросаны ошметки кровавой плоти, и под осколками льда лежало изрубленное в фарш тело Чжоу Шэнчэна, под которым начало медленно растекаться кровавое пятно…

Узрев такую беспощадную сцену зрители погрузились в тишину!

Но в следующее мгновение арена взорвалась криками. Тревога и волнение, вызванные смертью дрессировщика, привели к тому, что вся арена буквально взорвалась!

Зачастую в боях запрещалось убийство дрессировщиков духовных питомцев. Кроме того, в некоторых строгих боях запрещалось убийство и духовных питомцев противника.

Целью конкурса Рекомендации было выбрать самых сильных людей для участия в соревнованиях на уровне региона Ло. Поэтому и существовал запрет на убийство.

Но во время основных этапов Рекомендации, если бы у кого-нибудь появилась возможность убить вражеского дрессировщика духовных питомцев, даже не смотря на запрет, убийство обычно спускается с рук!

Однако, даже если существовала определенного рода свобода действий, случаи превращения своего врага в кусок изрубленного в фарш мяса никогда не встречались в истории Рекомендаций!

Такая битва была слишком ужасной, и никто никогда бы не подумал, что в битве, где подавляется одна сторона подавляется по всем фронтам, разыграется такая шокирующая сцена!

Сначала все обсуждали ситуацию, в которую попал Чу Му, и сможет ли он из неё выбраться. В следующее мгновение шестнадцать ледяных мечей уничтожили живого человека, разбрызгав по земле его кровь!

«Отребье клана Чу!!!», — глава клана Чжоу, Чжоу Гуйсянь внезапно встал с места, холодным взглядом уставившись на стоявшего на поле боя Чу Му. Его морщинистое лицо мелко тряслось, и по его глазам можно было понять, что сейчас этот старик насильно подавлял гнев в своем сердце!

Действия главы клана Чжоу, Чжоу Гуйсяня, мгновенно привели окружающих в чувства. Взгляд Чу Мина уставился на этого старика. Если он посмеет приблизиться к Чу Му хоть на полдюйма, Чу Мин не станет безучастно сидеть в стороне!

Семья Ян и семья Цинь не били веком*, но ясно видно, что главы обеих семей демонстрируют шокированные выражения.

(*П/п: Это означает не показывать никаких признаков удивления или беспокойства, когда случается что-то неожиданное: Она сказала, что потратила все свои сбережения, но он не бил веком. Определение Кембриджского словаря английского)

«Кха-кха. Все должны немного успокоиться!», — организатор уже начал различать искры, мелькающие между двумя кланами, поэтому холодным голосом предупредил их.

Чжоу Гуйсянь глубоко вздохнул. Его взгляд резко переметнулся от Чу Му к Чу Мину. Не скрывая своего гнева и ненависти, он сказал: «Я сделаю всё, чтобы ваш клан Чу заплатил самую страшную цену!»

«Хмф, ну давай. Рискни», — холодно ответил Чу Мин!

«Чтобы между вами не происходило, решайте это после Рекомендации. Не зарывайте передо мной. В противном случае, не обвиняйте меня, если я буду невежлив!» — раздался холодный голос организатора.

Наблюдая за тем, как Чжоу Гуйсянь остаётся на своем месте, настроение Чу Му немного улучшилось. Тем не менее, прошло много времени, прежде чем его сердцебиение нормализовалось, и он смог посмотреть на Чу Тяньлиня и Чу Сы рядом с ним…

Чжоу Гуйсянь вынужденно подавил свой гнев, и сел обратно в кресло. Весь его вид источал такой пронизывающий холод, словно он был айсбергом.

Чу Тяньлинь и Чу Сы знали, что нынешняя сила Чу Му очень мощна, и что он сильно изменился. Однако они не ожидали, что Чу Му будет действовать так беспощадно, неожиданно убив Чжоу Шэнчэна.

Причина, которая вызвала потрясение у Чу Тяньлиня и Чу Сы заключается в том, как Чу Му убил его. Он был безразличным и безжалостным, без малейшего намека на колебания. Сейчас он использовал своего Дьявольского Древня для собственной защиты, в то время как Фею Ледяного воздуха перенаправил в атаку с помощью духовной техники на трёх оставшихся без дрессировщика духовных питомцев!

«Брат очень пугает…», — спустя какое-то время произнесла уставившаяся на Чу Му Чу Ишуй.

Тем не менее слова Чу Ишуй на самом деле нашли отклик у других. Действительно, действия Чу Му уже привели к тому, что Чу Син и остальные содрогнулись от ужаса. Например, если бы эти дети клана Чу были вынуждены пойти на это, то они смогли бы убить, но то, как подходил к убийству Чу Му — было совсем другой областью в отношении к убийству!

«Чу Му из клана Чу победил!»

Когда дело дошло до общей тактики боя, без контроля дрессировщика духовные питомцы действовали сумбурно и не связанно. Поэтому не удивительно, что три духовных питомца вскоре были убиты Феей Ледяного воздуха и Дьявольским Боевым Древнем Чу Му!

«Чу Му!», — молодая госпожа клана Чжоу, Чжоу Шанкэ, больше не могла контролировать гнев в своем сердце, и стоя за пределами поля боя использовала духовные исследования чтобы словно дикий зверь взреветь. Её рёв пронесся как внутри поля битвы, так и за его пределами.

Звуковая волна врезалась в тело Чу Му, но он продолжил неподвижно стоять, словно статуя. В его глазах не было даже намёка на беспокойство. Нашинковать вражеского дрессировщика духовных питомцев в фарш и убить трех духовных питомцев для него было обычным делом.

«Ты сдохнешь очень, очень жалкой смертью!», — Чжоу Шанкэ не посмела нарушить правила Рекомендации и только и могла, что стоять за пределами поля боя и дико кричать на него!

Чу Му заглянул в глаза оставшимся трем представителям клана Чжоу, что сейчас были немного ошеломлены. Его взгляд остановился на Чжоу Пане, прежде чем он равнодушно сказал: «Раньше он сказал, что сегодня умрет человек, а не духовный питомец. Разве это не удовлетворяет его просьбу?»

От слов Чу Му у Чжоу Паня начала нервно дергаться щека. Действительно, когда Чу Му сказал, что он убьет всех духовных питомцев Чжоу Лицзюнь, Чжоу Пань сказал: «Умрет человек, а не питомец».

Такие слова были явным намёком на жестокий способ мщения Чжоу Панем. Если выпала бы возможность, то люди клана Чу должны были умереть. Тем не менее, Чжоу Пань просто не ожидал, что убитыми окажутся члены клана Чжоу. Более того, он не думал, что он будет прилюдно высмеян.

«Чжоу Пань, пойдешь ты. Убей ради меня это отродье!», — Чжоу Шанкэ уже давно потеряла терпение, поэтому порядок сражения её больше не волновал!

Чжоу Пань нахмурился. Применённый Чу Му метод убийства был слишком странным. Если бы он был на месте Чжоу Шэнчэна, Чжоу Пань не был уверен, что и сам смог бы принять какие-либо меры для своей защиты. Если у этого парня до сих пор есть несколько странных трюков, то у него был высокий шанс повторить судьбу своего соклановца.

«Хахаха! Ты отлично справился! Хорошее убийство!!!», — внезапно громкий смех по полю боя прокатился громкий истеричный смех!

Глаза всех упали на Чу Сина, который внезапно начал смеяться. Человек, который выпустил этот смех, действительно был известным своим спокойствием сыном старшего в клане Чу, Чу Сином. В этот момент все собственными глазами могли убедиться в истинных чувствах Чу Сина!

Смех Чу Сина повлиял на всех остальных, и люди клана Чу оправились от шока, и на их лицах стал появляться восторженное выражение!!!

Прошло уже много лет с тех пор, как клан Чу вёл себя настолько властно. Прошло уже много лет, когда ученики клана Чу впервые познали унижение со стороны других кланов!

«Отличное убийство! Отличное убийство!!!»

«Клан Чжоу — это сборище мусора. Уничтожь их!!!»

«Яростно ***** их. Пусть они узнают о силе людей клана Чу!»

Действия Чу Му мгновенно подняли настроение каждого из клана Чу!

Возможно их действительно слишком долго подавляли. Две последовательные победы Чу Му, в сочетании с убийством второго по силе молодого эксперта клана Чжоу, превратили их первоначальный шок и ужас в бушующий в сердцах поток счастья!

«Как отвратительно. Как я, Чжоу Пань, могу бояться такого мусора!», — от посыпавшихся громких насмешек лица оставшейся троицы клана Чжоу покраснели. Чжоу Пань растерял всё своё терпение, потому что он понял, что насмешки Чу Сина были адресованы именно ему!

Чжоу Пань не колебался и решительно вышел на поле боя арены!

«Третий бой…», — рефери проследил за тем, как Чжоу Пань вышел на поле боя и тут же объявил соперников третьего раунда.

«Замена людей», — Чу Му не позволил судье продолжить и вместо этого сказал.

Слова рефери резко прервались, и его взгляд переключился на других членов клана Чу.

Чу Му прочитал заклинание и отозвал Дьявольского Боевого Древня и Фею Ледяного воздуха в их пространства духовных питомцев, прежде чем быстро развернуться и уйти с поля боя.

«Ха-ха-ха, ты боишься? Почему бы тебе не поразвлечься со мной?», -Чжоу Пань наблюдал, как Чу Му неожиданно проявил инициативу, чтобы выйти со сцены и сразу начал смеяться.

«Идиот, разве ты не видел, что Чу Му уже сражался в двух раундах? Если у тебя есть возможность, сражайся на протяжении двух раундов, а потом уже выходи против Чу Му!», — после того, как Чу Нин услышал насмешки со стороны Чжоу Паня, он сразу же усилил свой голос духовными исследованиями и обругал его.

Чжоу Пань больше не мог сохранять свое спокойствие, как раньше, и, чувствуя, что многие из наблюдающих людей вторят Чу Нину и ругают его, на его лице промелькнуло смущение!

Чу Му вышел с поля боя арены и медленно подошел к Чу Сину, после чего сказал: «Он твой».

Чу Син, который сейчас был диким от радости, внезапно впал в ступор. Его глаза уставились на Чу Му. Нынешний Чу Му был несравненно холодным, и он вызывал у других ощущение, словно у него нет никаких эмоций. Даже убив кого-то, он все еще мог сохранять спокойствие и быть собранным…

Согласно мыслям Чу Сина, четыре года назад презираемый всеми Чу Му, вероятно, продолжил бороться и развиваться лишь ради того, чтобы изменить их мнение. Это должно было закончиться тем, что все узнали бы, что он, Чу Му, изменился за эти четыре года.

Однако Чу Му решил действовать иначе. Даже когда все члены клана Чу чувствовали гордость из-за него. Даже когда все приветствовали и восхваляли его стремительный рост за последние четыре года, Чу Му неожиданно отказался от славы и почёта, чтобы дать Чу Сину, который так отчаянно хотел сразиться вновь, возможность столкнуться с Чжоу Панем в бою!

«Он твой».

Такая простая фраза тронула Чу Сина. Этого дня Чу Син ждал пять лет. И только Чу Му действительно это понял!

Какие ещё слова должны быть произнесены в этот самый момент?!

Чу Син теперь понял, что за эти четыре года, независимо от того, как изменился Чу Му, как он стал таким холодным, или даже то, почему он относился к своим врагам, как обречённому на забой скоту, Чу Му все еще оставался собой. Даже если бы десятки тысяч людей пошли против него, он все равно не отказался бы от чести быть его братом!

«Чу Му, старший брат тебя не разочарует!», — Чу Чин искренне обнял Чу Му, и решительно направился на поле боя арены! Несмотря на то, что он больше ничего не сказал, по решительности Чу Сина, можно было понять, что в этой битве, даже если он умрет, он не посрамит честь Чу Му!

Наблюдая за тем, как разгоряченный Чу Син идет по площадке арены, в холодных глазах Чу Му промелькнули новые эмоции.

Когда-то из зрительских мест он лично с восхищением наблюдал за тем, как его старший брат, Чу Син, всем сердцем погружался в бой, отстаивая честь клана. Но в этот раз его старший брат, которому он поклонялся и которым восхищался, чувствовал гордость за него. Для него это было ценнее, чем восхищение и аплодисменты остальных десяти тысяч людей!