Глава 1020. Король драмы

— Я его знаю…

Се Хайян со вытаращенными глазами учащенно задышал. Его мозг слегка не поспевал за событиями. Перед мысленным взором возник силуэт, но он тут же прогнал его из головы. Им не мог быть этот человек… не мог…

— Всё верно. Ты его знаешь.

Сестрица-наставница сухо покашляла. Странное выражение лица вновь сменилось серьезностью. Однако в её глазах на мгновение появилась гордость, которую не заметил Се Хайян.

— Это твой… — серьезно сказала она, — шестнадцатый дядюшка-наставник Ван Баолэ!

Се Хайяна затрясло. У него в голове как будто загромыхал гром, перемежаемый многократным эхом слов наставницы.

— Мой… шестнадцатый дядюшка-наставник… Ван Баолэ…

У Се Хайяна как будто земля стала уходить из-под ног. Он с размаху ударил себя ладонью по лбу, а потом посмотрел на патриарха и наставницу. Ибо последняя еще не закончила.

— Ян’эр, наставник описывал тебя как весьма смышленого паренька. К тому же ты не первый год знаком с Ван Баолэ. Разве ты не знаешь, что он очень близок с Чэнь Цинцзы, словно их связывают кровные узы?

Сестрица-наставница устало и слегка беспомощно вздохнула.

— Наставница… патриарх… разве вы не говорили, что у вас есть ученик, знакомый с Чэнь Цинцзы… а ведь тогда Ван Баолэ еще не признал вас своим учителем! — запинаясь, промямлил полностью сбитый с толку Се Хайян.

— Ну да. Ван Баолэ действительно мой ученик. Просто в тот момент он просто не учился у меня. В моём сердце он уже давно мой ученик. Ты неправильно истолковал мои слова и теперь во всём обвиняешь меня?

Патриарх Бушующее пламя выглядел раздраженным, словно не он водил его за нос, а сам Се Хайян сделал неверные выводы.

— Я… вы…

Се Хайян резко вскочил. Его трясло, дыхание стало прерывистым, глаза нездорово блестели. Ему хотелось залиться горькими слезами от обиды. Это он тут был жертвой! Он столько ломал голову, столько всего сделал, а в итоге пришел туда, откуда начал. Нужный ему человек всё это время находился прямо у него под носом. Узнай он об этом раньше, то не покинул бы в панике рынок семьи Се, не пытался судорожно придумать решение, не изводил себя днями и ночами напролет, не ломал голову относительно личности загадочного приятеля Чэнь Цинцзы.

Только сейчас он понял, что в тот день на рынке семьи Се, когда он выручил Ван Баолэ, стоило ему сказать хоть слово, и тот, скорее всего, согласился бы помочь. После дополнительных инвестиций в него его проблема была бы решена.

Так почему же… Совсем недавно Ван Баолэ спрашивал о его проблеме с Чэнь Цинцзы. Судя по выражению его лица, он действительно хотел помочь… Но он отмахнулся от предлагаемой помощи…

— Небеса… я… я…

Се Хайян хотел заплакать, но слёз не было. Его захлестнуло сильнейшее чувство несправедливости. Патриарх Бушующее пламя намеренно обвел его вокруг пальцев.

— Ты что себе позволяешь? Так непочтительно вести себя со старшими. Куда это годится?

Патриарх Бушующее пламя нахмурился и холодно фыркнул. Глаза старика опасно блеснули, а потом помещение затопило давление. Это сразу же отрезвило Се Хайяна. Ему казалось, будто перед ним сидит не практик, а готовый к извержению супервулкан. Если извержение начнется, небо и земля будут расколоты надвое.

Сестрица-наставница рядом с ним тоже изменилась в лице. Она молниеносно подошла к нему и заслонила дрожащего Се Хайяна от явно рассерженного патриарха Бушующее пламя.

— Наставник, умерьте свой гнев!

— Умерить гнев? Дун’эр, я допустил ошибку. Мне не следовало разрешать тебе брать его в ученики. Более того, его статус аннулируется. В моём учении Бушующего пламени никогда не будет тех, кто не уважает старших!

С этими словами патриарх поднял правую руку. Встревоженная сестрица-наставница опустилась перед ним на колени.

— Наставник! За всю мою жизнь ученицы я никогда не брала себе ученика. Сегодня я согласилась взять на попечение Ян’эра. Теперь он мой ученик, поэтому я прошу наставника о снисхождении. Он ведь… еще очень юн!

— Ты…

Патриарх, скривившись, посмотрел на свою старшую ученицу и дрожащего от страха Се Хайяна у неё за спиной. После долгой паузы он холодно хмыкнул.

— Се Хайян, если бы не твоя наставница, то ты бы ответил по всей строгости установленных здесь законов… Так и быть, теперь это твой ученик, поэтому разбирайся с ним сама!

С этими словами патриарх жестом дал понять, что разговор окончен. В следующий миг разгневанный старик исчез. После его исчезновения давление спало.

Окажись здесь Ван Баолэ, то он бы не удержался от аплодисментов. Наставник оказался блестящим актером. Чтобы так реалистично разыграть такую драматичную сцену… надо обладать настоящим талантом.

Се Хайян, разумеется, ничего не знал. После вспышки гнева патриарха Бушующее пламя, ощутив на себе всю мощь его ауры, он посмотрел на наставницу, которая спасла его. Как вдруг у него всё внутри сжалось.

— Наставница…

Сестрица-наставница со вздохом повернулась к Се Хайяну.

— Ян’эр, ты присоединился к учению Бушующее пламя. Здесь надо следовать определенным правилам. Если ты еще раз выведешь патриарха из себя… я уже не смогу тебе помочь. Насчет случившегося. Сам подумай, ты действительно считаешь, что просчитался?

Сестрица-наставница многозначительно посмотрела на Се Хайяна. Тот вздрогнул, словно на него вылили ушат ледяной воды. Наставница была абсолютно права. Если патриарх действительно обвел его вокруг пальца, в конечном итоге он сам пришел к неправильным выводам.

Он осознал, что потерял контроль над собой, что не позволило ему трезво оценить ситуацию. После присоединения к учению Бушующее пламя он ничего не потерял, став одним из учеников в этом скоплении. Наоборот, оказавшись рядом с Ван Баолэ, ему будет намного проще добиться желаемого.

Более того, присоединение к учению патриарха сделает его более независимым в семье Се, а значит, ему будет проще вести бизнес. Всё-таки теперь его статус стал выше. Но самое важное… патриарх семьи Се в случае неприятностей может не вступиться за одного из огромного множества членов своей семьи. Сегодня он стал учеников в третьем поколении в скоплении Бушующее пламя, где хозяйничал патриарх, известный практически маниакальной заботой о своих подопечных.

Взгляд Се Хайяна сразу посветлел. В конце концов он остался в плюсе. Теперь ему придется звать Ван Баолэ дядюшкой-наставником, но тут уж ничего не поделаешь. Сделав глубокий вдох, он низко поклонился наставнице.

— Спасибо за ваш совет, наставница!

Взгляд сестрицы-наставницы смягчился. С несвойственной такой серьезной женщине теплой улыбкой она коснулась головы Се Хайяна, но потом быстро одернула руку и спокойно сложила их в замок за спиной. Всему виной был гель для волос, который Се Хайян использовал сверх всякой меры. Тем не менее его наставница выглядела довольной.

— Хороший мальчик. Почему бы тебе не отправиться к шестнадцатому дядюшке-наставнику и не попробовать его умаслить. Если он будет в хорошем настроении… думаю, твоя проблема перестанет таковой являться.

— Ученик всё понял, — громко выпалил Се Хайян.

Его глаза ярко сверкали. Не успел он сделать и пары шагов, как сестрица-наставница Ван Баолэ не удержалась и всё-таки сказала:

— Ян’эр, в будущем постарайся использовать поменьше геля для волос, дабы не пачкать руки наставницы…

Се Хайян смущенно кивнул, а потом пулей вылетел из башни. Снаружи его встретил обжигающе горячий ветер. Глядя на небо, он прокручивал в голове последние события. Сейчас случившееся казалось сном.

«Наставница права. Разве я что-то потерял? Теперь просто нужно будет обращаться к нему „дядюшка-наставник“. После присоединения к учению Бушующее пламя мой статус изменился!»

Пытаясь утешить себя, Се Хайян на всех парах мчался к башне Ван Баолэ. Перед тем как войти в неё он громко выкрикнул:

— Се Хайян просит аудиенции у шестнадцатого дядюшки-наставника, самого красивого человека Федерации!