Глава 1023. Непростой патриарх Бушующее пламя

Глядя на то, как эти двое спелись, Ван Баолэ почувствовал легкую головную боль. Он знал, что на самом деле представляет из себя скопление Бушующее пламя. Знал, что пятнадцатый брат на самом деле был клоном его наставника. Худощавый паренек не раз подбивал его пожаловаться на наставника или как-то плохо высказаться о нём. К счастью, каждый раз он умело менял тему или уходил от ответа. Узнав правду, он так и вовсе принялся петь наставнику дифирамбы каждый раз, как пятнадцатый заводил свою обычную песню.

За всё время в скоплении он ни разу не угодил в ловушку, однако теперь Се Хайян оказался у самого края обрыва. Ван Баолэ охватило необъяснимое чувство.

«Наставник избивает самого себе и себе же кланяется… всё-таки он блестящий актер. Старик любит расставлять для учеников капканы и ненавязчиво подталкивая их к тому, чтобы они наговорили о нём гадостей. Что это за хобби такое?»

Ему очень нравилось поведение Се Хайяна в последние дни, да и ему было больно смотреть, как его друг добровольно идет на плаху, поэтому он покашлял.

— Хайян, ты перебрал.

— Перебрал? Как можно перебрать вина?

Се Хайян резко поднял голову и с нескрываемой враждебностью посмотрел на Ван Баолэ.

— Отлично сказано!

Шестнадцатый ударил кулаком по столу, судя по всему, восхищенный словами Се Хайяна.

— Хайян, мне нравится твой настрой. Ты же знаешь традиции нашего скопления Бушующее пламя — всегда говори правду! Я уже давно недоволен наставником. Здесь нет посторонних ушей, говори, что действительно думаешь!

— Иметь дело с патриархом всё равно, что идти по полю, усеянному капканами. Он слишком непредсказуем.

Се Хайян слишком долго держал это в себе. Наконец он решил выплеснуть накопившееся. Выговорившись, он заметно расслабился и одним махом опустошил чашу с вином.

Ван Баолэ бессильно закрыл глаза и погрузился в медитативный транс, отстранившись от находящихся в комнате людей. Благодаря направляющей руке пятнадцатого Се Хайяна прорвало, словно плотину. Бедолага даже не заметил, как у его нового друга заблестели глаза.

На следующий день… как Ван Баолэ и ожидал, Се Хайян, проснувшись с диким похмельем, получил послание от патриарха Бушующее пламя. Ему было поручено искупать божественного быка… Для Ван Баолэ, культивировавшего технику Запечатывание звезд, в этом был хоть какой-то прок. Без секретной техники чистка быка была самым настоящим наказанием.

Всё-таки старый бык мог по желанию менять размеры. Будучи в скверном настроении, он именно это и сделал. Когда Се Хайян пришел к нему, чтобы искупать, то увидел гиганта в десять раз больше того, с чем пришлось иметь дело Ван Баолэ. Даже с очень высокой культивацией Се Хайян мог застрять здесь по меньшей мере на полгода. При условии, что он будет работать без устали день и ночь.

При виде ошалевшего Се Хайяна, которому показалось, будто его сослали на каторгу, Ван Баолэ в чувствах вздохнул.

— Се Хайян, я же пытался тебе намекнуть. Меня не в чем винить…

Ван Баолэ покачал головой и продолжил заниматься культивацией второго уровня секретной техники Запечатывание звезд.

Одновременно с этим одна за другой прибывали обычные планеты, которые приказал скупать Се Хайян. Они соединялись с его созвездием, делая его мощнее и больше.

За следующие три месяца Ван Баолэ не без помощи Се Хайяна интегрировал в своё созвездие более десяти тысяч обычных планет и успешно довел культивацию секретной техники до второго уровня, сделав её под стать культивации средней ступени Планеты!

Не забыл он и про естественные законы девяти древних планет. В скоплении Бушующее пламя он прочел немало древних книг и трактатов, повысив своё понимание естественных законов.

Самый существенный прогресс он достиг при изучении естественного закона пламени, что и хотел увидеть патриарх Бушующее пламя. После оценки его культивации, пока Се Хайян купал божественного быка, он передал ему уникальную божественную способность Бушующего пламени.

Проклятие пламенеющего духа!

Культивация патриарха, строящаяся на магическом законе огня, была поистине совершенной. Вдобавок она была очень вариативной. В его арсенале были заклятия, известные на весь Бесконечный дао домен.

К примеру, метка-проклятие, полученная Ван Баолэ во время выполнения задания патриарха, которая была способна понизить культивацию практика на одну ступень, была лишь ответвлением другой магии.

— Оригинальное заклятие я зову… Небо следует за волей человека! — глядя на Ван Баолэ, серьезно сказал патриарх Бушующее пламя.

Ван Баолэ заметно оживился. Еще с их первого знакомства его заинтриговало проклятие патриарха. Однако после переезда в скопление наставник ни разу о нём не обмолвился. Ван Баолэ даже спрашивал его о нём, но тогда тот ушел от ответа.

И теперь старик сам решил сам всё рассказать. Неудивительно, что в глазах Ван Баолэ разгорелось любопытство.

— В общем говоря, со временем я разделил его на три части. Первая ступень ступени заключается в том, что трудно усмирить желания.

Заметив блеск в глазах ученика, патриарх Бушующее пламя тепло улыбнулся, но взгляд его вскоре посуровел.

— На второй ступени должно быть трудно искоренить ненависть!

Что до последней ступени. Коль скоро мои желания не усмирены, а ненависть не искоренена, я могу лишь позволить небесам следовать за моей волей. Всё в мире, во вселенной, будь то магические или естественные законы, многогранная воля должны следовать за моим желаниям и исполнять мою волю!

— Баолэ, таков путь наставника, возьми пламя за основу и преврати его… в дао проклинающей магии!

Патриарх Бушующее пламя сказал это спокойным тоном, однако сердце Ван Баолэ всё равно внезапно пропустило удар.

«Сложно усмирить желания, сложно искоренить ненависть…»

Ван Баолэ какое-то время молчал. Он размышлял о том, что услышал о патриархе от Лапули. О театре одного актера в масштабах целой планеты.

Найти покой действительно трудно! Ненависть сложно искоренить!

— Хотя эти три больших ступени еще не достигли уровня «Небо следует за волей человека». Уже очень долго я нахожусь на ступени, где трудно искоренить ненависть, однако даже её, достаточно, чтобы твой старший брат Чэнь Цинцзы из Тёмной секты десять раз подумал, прежде чем идти против меня. Он может пойти на это лишь в самом крайнем случае… У меня есть три старших проклятия. Использовав их, я могу утащить божественного императора вместе с собой на тот свет. Это одна из причин, почему Бесконечный клан закрывает глаза на устраиваемые мной нападения. К сожалению, у столь могущественной магии есть цена… окончательная смерть за гранью цикла реинкарнации. Пока я не выбираю своей целью какого-то конкретного божественного императора, а их всех, никто из них не станет драться со мной на смерть! Поэтому считай это пороком наставника, моим безумием, ибо я не знаю страха!!!

Последние слова патриарха Бушующее пламя сотрясли всё скопление Бушующее пламя. У Ван Баолэ перехватило дыхание. Впервые он увидел истинного патриарха Бушующее пламя.

— Баолэ, сегодня я научу тебя основам первой ступени. Проклятию пламенеющего духа!

Старик коснулся пальцем лба Ван Баолэ. В этот же миг ему в разум попал большой фрагмент информации о проклятии. От этого у него загудела голова. Ощущение было такое, будто она сейчас лопнет от переизбытка информации. Ему потребовалось немало времени, чтобы прийти в себя и немного восстановить сбившееся дыхание. Подняв голову, он не увидел наставника. Однако из пустоты прозвучал голос.

— Баолэ, у тебя полгода. Потом ты отправишься на поклон к преподобному Тянь Фа в статусе юного господина скопления Бушующее пламя. Я выменял для тебя у него… судьбоносную возможность!

Вздрогнув, Ван Баолэ поспешил поклониться пустоте.

— Благодарю, наставник!

Ответа не последовало. Ван Баолэ подождал какое-то время, а потом вышел из башни наставника. Он был словно в забытье после разговора и после того, что он узнал о проклятии.

Тем временем божественный бык в небе, чью шкуру сейчас чистил Се Хайян, медленно открыл глаза. В них на мгновение промелькнула печаль.

— Наставник малодушен… потому что я не могу решиться пойти на смерть. Слишком тяжело искоренить ненависть, ибо я могу сразить лишь одного божественного императора. Мне не под силу истребить весь Бесконечный клан! — пробормотал себе под нос старый бык.

Се Хайян, хоть и находился неподалеку, услышал какое-то невнятное бормотание.

— Почтенный бык, вы что-то сказали?

— Крольчонок, ты почему пропустил мой зад? Не видишь, что он тоже грязный?!