Глава 1025. Пойманный

Ван Баолэ остался в башне изучать Проклятие пламенеющего духа, поэтому не знал содержания беседы Се Хайяна и седьмого старшего брата.

На следующий день после сакраментального разговора… На заре Се Хайян зашел к Ван Баолэ, чтобы пожелать доброго утра. Не успев тот пройти и десяти метров после выхода из башни, как Ван Баолэ заметил в небе падающий объект… Причем скорость падения была настолько высокой, что Ван Баолэ на средней ступени Планеты лишь мельком увидел остаточный образ в небе. Что до Се Хайяна, хоть его культивация была глубже, чем у Ван Баолэ, она еще не достигла стадии Вечной Звезды. Это не помогло ему увернуться от падающего объекта. В следующий миг он угодил прямо в него.

Земля задрожала. В воздух поднялось огромное облако пыли. К грохоту от удара примешались дикие вопли Се Хайяна… Ван Баолэ вгляделся в рассеивающееся облако пыли. При виде упавшего с неба объекта он невольно втянул носом воздух. Как оказалась, это была коровья вошь. Насекомое обладало на удивление крепким хватом и было чрезвычайно быстрым. Вошь упала прямо на Се Хайяна, отчего у него закружилась голова, однако он не пострадал. Однако у него на голове появилась красная шишка размером с кулак.

От одного её вида Ван Баолэ поморщился. Боль, вероятно, была просто ужасной. В действительности всё так и было. Се Хайян уже вопил во всё горло.

— Какого черта?! Как… как с неба могла свалиться эта штука?

Крича не своим голосом, Се Хайян ощупал шишку у себя на голове. Из его глаз уже текли слёзы. Выражение лица Ван Баолэ становилось всё более странным. Теперь он еще больше зауважал наставника, пусть теперь не оставалось сомнений, что старик действительно был мелочным человеком…

Очевидно, вчера Се Хайян догнал седьмого брата и в разговоре случайно сболтнул лишнего. Произошедшее сейчас было ничем иным как очередной злой шуткой наставника.

Ван Баолэ мог только посочувствовать Се Хайяну. С другой стороны, он был в некотором смысле ему благодарен. Не будь здесь Се Хайяна, который стал новой игрушкой наставника, то тогда сейчас он бы стоял на его месте и вопил во всё горло.

С этой мыслью Ван Баолэ сразу же отошел в сторону. Раз наставник избрал Се Хайяна своей жертвой, лучше держаться от него подальше. Когда он уже собрался вернуться в башню, на крики раздосадованного Се Хайяна небо отозвалось рокотом, а потом среди облаков появилось гигантское лицо, объятое пламенем.

Оно принадлежало патриарху Бушующее пламя. Старик внимательно посмотрел на Се Хайяна, а потом поднял глаза вверх и негромко сказал.

— Яньлин.

В небе опять послышался рокот. Наконец в облаках показался обиженный бык.

— Дедушка-наставник, пожалуйста, рассудите. Я никого не трогал… моя голова… — с обидой в голосе выкрикнул Се Хайян и тут же преклонил колени.

С красной шишкой на голове он выглядел слегка комично. Под влиянием эмоций шишка еще сильнее налилась кровью. Могло показаться, что у него на голове скоро вырастет рог.

— Патриарх, я ни в чём не виноват. Меня просто зуд замучил… — со вздохом признался старый бык.

Брови патриарха сошлись к переносице.

— В следующий раз будь осторожнее.

Патриарх Бушующее пламя перевел взгляд с быка на Се Хайяна и покачал головой.

— Ты тоже будь внимательнее. Как такой неглупый парень может не смотреть себе под ноги?

Патриарх Бушующее пламя словно не заметил возмущения на лице Се Хайяна. Огромное лицо растворилось среди облаков. Что до старого быка, тот пару раз моргнул, а потом стал таять, словно тоже собирался уйти. Видя, что этот инцидент собираются спустить на тормозах, Се Хайяна захлестнула непередаваемая обида. Его начала колотить крупная дрожь, как вдруг вдалеке послышался крик.

— Мастер бык, как ты посмел обидеть моего любимого ученика!

Услышав крик, Ван Баолэ у дверей башни обернулся в ожидании интересного зрелища. Пока он раздумывал над тем, как его наставник не устает изо дня в день менять личины… вдалеке показался силуэт. Се Хайян чуть не заплакал от радости, когда увидел в летящую в небе сестрицу-наставницу Ван Баолэ. Своего учителя.

При виде своего ученика в беде сестрица-наставница разозлилась. Она стрелой умчалась ввысь.

— Мастер бык, — в вышине раздался громогласный голос сестрицы-наставницы, — наставник попросил моего дорогого ученика искупать тебя, как того требует обычай. Я беспокоилась за него, однако не стала вмешиваться, но сегодня… ты посмел обидеть его. Это уж слишком! Хайян же еще ребёнок.

— Дун’эр, с чего ты взяла, что я обидел твоего ненаглядного ученика?! — недовольно пробурчал бык.

— Мне не интересны подробности, ты обидел его, моего малыша Ян’эра. Думаешь, я и в этот раз не стану просто буду стоять и смотреть?

Сестрица-наставница, похоже, очень переживала за Се Хайяна, ибо она даже опустила уважительную форму при обращении к быку.

— Какой смысл в такой чрезмерной опеке? Малыш, если ты действительно ценишь свою наставницу, то должен знать, что ей сейчас не хватает звездного золота, в таком случае…

— Закрой пасть, я сама разберусь. Сегодня я добьюсь справедливости для своего ученика!

Спор сестрицы-наставницы и старого быка был слышен далеко за пределами окрестностей башни. Другие братья и сестры Ван Баолэ прилетели посмотреть, что здесь стряслось. Постепенно словесная перепалка переросла в поединок. Выплеснутые ими эманации духовной энергии захлестнули небо. Се Хайян переживал нечто неописуемое. В его душе столкнулись изумление и восторг. За него заступилась наставница. За это он был бесконечно ей благодарен.

Дыхание Ван Баолэ слегка сбилось. В следующий миг по его лицу промелькнуло понимание. Он был вынужден отдать наставнику должное.

«Патриарх искуснейший мастер…»

Его размышления прервал новый звук. Патриарх Бушующее пламя холодно фыркнул, отчего сестрица-наставница и старый бык тотчас прекратили драться. Старый бык, недовольно хмыкнув, ушел, а сестрица-наставница приземлилась рядом с Се Хайяном. На земле она почувствовала слабость и слегка зашаталась. Бой в небе явно тяжело ей дался, но при виде ученика на её губах проступила тёплая улыбка. Она мягко пощупала шишку на голове ученика.

— Ян’эр, наставница не успела вовремя. Сильно болит? — виновато спросила она.

Ван Баолэ очень хотелось поморщиться от отвращения, но он сдержал порыв. Се Хайян со слезами на щеках упал на колени перед наставницей.

— Наставница!

— Дитя, почему ты плачешь?

Стоило сестрице-наставнице посмотреть на остальных присутствующих, как её тёплая улыбка тут же померкла.

— Братья и сёстры, Ян’эр мой ученик. Если я еще раз услышу слово «донос», вы знаете, что вас ждёт!

Седьмой и пятнадцатый тут же потупили взгляд. Се Хайян был тронут до глубины души. Наставница действительно о нём заботилась. Ему и за всю жизнь не отплатить ей за доброту.

— Наставница…

— Ну-ну, не плач. Скоро мне предстоит придется уединиться, пока меня не будет позаботься о себе.

На лице сестрице-наставнице отразилась усталость. Только она собралась уйти, как Се Хайян выпалил:

— Наставница, сколько вам нужно звездного золота? У меня есть запасы!

— Не переживай, наставница сама со всем разберется!

Сестрица-наставница в воздухе покачала головой.

— Я понимаю, что наставница не хочет, чтобы я тратился из-за заботы обо мне, но это мой долг, как ученика. Если наставница не возьмет это звёздное золото, то я не смогу разогнуть спину!

Се Хайян опустился на колени и коснулся лбом земли. У Ван Баолэ перехватило дыхание. У него в голове крутилось всего два слова… высший пилотаж!

С имеющейся у него информацией было несложно понять, что здесь происходит. Се Хайян явно не считал себя частью скопления Бушующее пламя, ибо он прибыл сюда с единственной целью — решить свою проблему.

Но теперь после всего пережитого: доноса, противоречивого поведения окружающих, равнодушия дедушки-наставника и заботы наставницы, Се Хайяна всё туже оплетали невидимые нити… привязывая к этому месту.

Наконец сестрица-наставница беспомощно вздохнула.

— Зачем ты так…

Со вздохом она приняла дар Се Хайяна, а потом, немного подумав, послала ему мысленное сообщение.

«Тебе можно не оказывать другим дядюшкам-наставникам особое внимание, лучше сфокусировать свои усилия на шестнадцатого. Всё-таки он любимый ученик наставника. Одним замечанием в решающий момент он может заставить патриарха изменить мнение. В каком-то смысле можешь считать его… истинным юным господином скопления Бушующее пламя!»

Се Хайян был очень тронут. Он воспринял это сообщение как очередное проявление искренней заботы наставницы. С этого момента он решил еще усерднее прислуживать Ван Баолэ. В итоге у него здесь будет два человека, на кого можно будет опереться. Твердо встав на ноги, он сможет свести счеты с пятнадцатым и седьмым!

«Эти двое не знают, что со мной шутки плохи. Пусть они приходятся мне дядюшками-наставниками, когда-нибудь я заставлю их лично извиниться!» — поклялся про себя Се Хайян.