Глава 1035. Планета Фатум

После стычки Ван Баолэ не знал недостатка в гостях: от распорядителя семьи Се до практиков, которые ехали на празднество, чтобы засвидетельствовать своё почтение преподобному Тянь Фа. Их интерес и радушие были обусловлены не только статусом, но и продемонстрированной им силой. Мощь божественного быка потрясла многих пассажиров корабля. Сила законов шелковых нитей и бумаги тоже произвела неизгладимое впечатление. Не говоря уже про естественный закон любой его древней планеты.

Всем этим владел всего один человек. Неудивительно, что он оказался в центре всеобщего внимания. Не меньший интерес вызывали и его защитники дао. Их высокая культивация показывала, насколько патриарх Бушующее пламя заботился о своих учениках.

В то же время… среди тех, кто увидел в Ван Баолэ лишь неукротимую силу, нашлись люди и поумнее. Недавняя стычка позволила им сделать определенные выводы. Се Хайян благодаря собранной информации имел более полную картину, но даже без неё случившееся заставило их задуматься о Ван Баолэ.

Пока жилище Ван Баолэ осаждали посетители, у Се Юньтэна гостей было раз, два и обчелся. Никто не обратил особого внимания на отсутствия у него визитёров. Две недели спустя, когда корабль почти добрался до планеты Фатум, Се Юньтэн вместе со своими людьми незаметно покинул судно, не став дожидаться швартовки. Похоже, он планировал попасть на планету раньше всех.

— А они рано!

В новой резиденции летающего корабля Ван Баолэ и Се Хайян стояли на просторной террасе. Их новое жилище находилось на самой высокой точке корабля, поэтому с террасы открывался отличный вид на всю палубу и бескрайнее звездное небо.

При виде удаляющихся силуэтов Се Юньтэна и его людей Се Хайяна криво усмехнулся.

— Дядюшка-наставник, семья прислала мне весточку. Поскольку мой отец оскорбил Чэнь Цинцзы, большая часть семьи отвернулась от него. Но некоторые зашли еще дальше. Воспользовавшись тем, что патриарх находится в уединении, они запечатали место, где находится отец, чтобы он не мог сбежать. Они планируют отдать его Чэнь Цинцзы, словно агнца на заклание… Это коснулось и меня. Нынешний совет старейшин отозвал мою кровную защиту и исключил меня из списка наследников. Благодаря тебе меня восстановили, но…

Се Хайян не успел закончить. Внезапно в звёздном небе послышался величественный звон колокола! Похожий звук издают бронзовые колокола. Звонкий, чистый, тягучий. Из-за этого звука звёздное небо, казалось, превратилось в покрывшуюся рябью водную гладь.

Ван Баолэ поднял голову и жестом попросил Се Хайяна замолчать. Тот послушно умолк. Что до Ван Баолэ, он смотрел на покрытое рябью звёздное небо. Туда, куда улетел Се Юньтэн со своей свитой. На очень странную планету. Её окружали кольца, испускающие пурпурный свет. Эти планетарные кольца располагались в несколько слоёв, причем нижний был самым большим. Чем выше находилось кольцо, тем меньше были его размеры, отчего с большого расстояния они напоминали огромный колокол.

Планета как будто бы играла роль головки языка колокола. Шар вращался и двигался с определенной чистотой, время от времени касаясь внутренних стенок колокола, высвобождая тем самым чистейший звук, который дарил услышавшим его умиротворение.

— Планета Фатум, — прошептал Ван Баолэ. Его глаза ярко блестели.

Колокольный звон со временем стих. Пассажиры, немного придя в себя, принялись бурно обсуждать произошедшее.

— Это планета Фатум!

— Наконец-то!

— Скопление преподобного Тянь Фа поистине удивительное место!

Люди с нетерпением ждали остановки. Колокольный звон немного успокоил Се Хайяна. В отличие от Ван Баолэ он знал много секретов, тем не менее это тоже был его первый визит на планету. Глядя на планету в окружении колец, в его сердце разгорелось предвкушение.

— Хайян, семья запечатала твоего отца, чтобы передать Чэнь Цинцзы. Почему-то они решились на этот поступок только сейчас… Выходит, Чэнь Цинцзы скоро должен выбраться из той переделки.

Ван Баолэ сказал всё это с улыбкой. Он с нетерпением ждал встречи со старшим братом. С их последней встречи минули годы. Из-за присутствия Се Хайяна он постарался не показать каких-либо эмоций. Он специально опустил «старший брат», чтобы не давать ему лишней пищи для размышлений.

— Шестнадцатый дядюшка-наставник, надеюсь на твою помощь!

Се Хайян быстро отвел взгляд от планеты Фатум и повернулся к Ван Баолэ, явно собираясь поклониться.

— Опять за старое?

Ван Баолэ получил щедрый подарок от Се Хайяна, поэтому он поднял руку в останавливающем жесте.

— Я же сказал, что помогу. Передай отцу, если за ним придет Чэнь Цинцзы, пусть передаст ему послание от меня.

— Какое? — поспешил спросить Се Хайян.

— Пусть скажет…

Ван Баолэ задумался. Ему выпала идеальная возможность чуть припугнуть Се Хайяна и укрепить его верность.

— Что я припас кувшин отличного вина. Если он хочет попробовать его, то пусть поспешит. Иначе я выпью всё сам.

Ван Баолэ сложил руки за спиной и сделал вид, словно речь шла о каком-то пустяке. Се Хайяну стало слегка не по себе. Тон Ван Баолэ явно намекал на куда более близкие отношения, чем он предполагал. И вновь ему показалось, что он совершенно ничего не знает о своем друге.

В знак благодарности он накрыл ладонью кулак, а потом достал нефритовую табличку, чтобы через доверенных членов семьи передать инструкции отцу. Закончив разговор, он вновь поднял глаза на Ван Баолэ. Следующий слова сами собой сорвались с его языка.

— Шестнадцатый дядюшка-наставник, у меня есть младшая сестра Се Таотао. Девушка необычайной красоты. Прекрасный цветок пеона.

Ван Баолэ навострил уши, но тут у него в голове кто-то холодно фыркнул. После этого он нахмурился и одарил Се Хайяна враждебным взглядом.

— Хайян, я, Ван Баолэ, не такой человек. Если не хочешь упасть в моих глазах, больше не делай мне таких предложений!

Се Хайян от неожиданности вздрогнул. Недовольство Ван Баолэ не было наигранным. Похоже, сделанные о нём выводы всё-таки оказались ошибочными. Ван Баолэ действительно был не таким человеком, как он думал. Низко поклонившись, он мысленно поклялся больше не делать подобных намёков.

Ван Баолэ же сухо покашлял. Летающий корабль тем временем остановился близ планеты Фатум. Сразу после остановки он в луче радужного света сорвался с террасы.

Се Хайян, патриарх Калёный дух и остальные защитники дао последовали за ним… к планете Фатум.

По мере приближения к планете быстро увеличивались в размерах. Когда они уже собрались приземлиться на ближайшее кольцо… кое-что произошло. Сложно сказать, было ли это совпадением или всё было спланировано заранее, но тут звёздное небо вдалеке искривилось, а потом там появился огромный павлин!

В длину существо достигало впечатляющих трехсот метров. Его оперение было изумрудного цвета. После каждого взмаха крыльев разноцветные перья в хвосте ярко поблескивали, озаряя своим светом звёздное небо.

Вместе с собой павлин принёс невероятный холод, который стал расползаться во все стороны. Маршрут птицы проходил аккурат в том месте, где сейчас находились Ван Баолэ и его люди. Леденящий ци приближался, грозясь заморозить их.

Патриарх Калёный дух и остальные раскинули свою культивацию стадии Вечной Звезды, чтобы защитить Ван Баолэ, но тот лишь нахмурил брови, словно его не особо заинтересовал летящий в их сторону павлин. Куда любопытней была наездница, медитирующая в позе лотоса на голове крылатого создания.

Эта девушка носила ярко-красное платье, голову венчала корона феникса, в центре лба виднелась ромбовидная метка алого цвета. Все украшения красавицы, будь то ожерелье, серьги или браслеты, были украшены колокольчиками. Причем это явно были непростые аксессуары. Казалось, будто они резонировали с колоколом планеты Фатум.

Стоило Ван Баолэ взглянуть на красотку, как та тут же открыла глаза. При взгляде на Ван Баолэ её глаза кровожадно блеснули. Внутренний ци сгустился позади неё в бумажную планету!

Это была святая дочь секты Девятиглавый феникс — третьей по силе организации Святого домена отступнического учения, одна из победительниц испытания на Кладбище звезд и владелица дао планеты… Сюй Иньлин!

— Старший брат Баолэ, давно не виделись!

Сюй Иньлин внезапно улыбнулась. Её улыбка была столь же прекрасной, что и самые красивые розы в полном цвету. Мелодичный голос буквально очаровывал. Красотка девушки могла пленить любого.

«Лапуля, меня опять пытаются охмурить!» — мысленно пожаловался Ван Баолэ.

«Потаскуха!» — прозвучало в ответ. Девушка у него в голове презрительно фыркнула.