Глава 1070. Перепуганный Чэнь Хань

От этого голоса сознание Ван Баолэ содрогнулось. Чэнь Хань и остальные бабочки в страхе разлетелись в разные стороны. В этот момент Ван Баолэ увидел глазами Чэнь Ханя огромное человеческое лицо в залитом светом небе. Почти половину небосвода заслонило бледное лицо юной девочки. Та с любопытством разглядывала бабочек. Стоящий рядом с ней седовласый мужчина тоже повернул голову в сторону стаи разноцветных бабочек.

Небо на деле оказалось огромным стеклянным куполом. При виде двух людей он сосредоточился и увидел… позади них комнату! Девичью комнату!

«Что за?..»

Ван Баолэ был потрясен до глубины души. Как вдруг глаза седовласого мужчины опасно сверкнули.

— Хм?

Стоило ему холодно фыркнуть, как в сознании Ван Баолэ как будто загрохотал небесный гром. В эту же секунду сознание Ван Баолэ выбросило обратно в тело, которое сидело в позе лотоса на планете Фатум. Он резко открыл глаза, судорожно хватая ртом воздух. В его глазах застыло неподдельное изумление.

«Я же просто наблюдал, никуда не вмешивался, не пытался что-то изменить… всё это случилось в шестой жизни, так почему… меня раскрыли?! Несправедливо! Что вообще такое прошлая жизнь? Действительно ли это то, о чём все думают?!»

Ван Баолэ с трудом прогнал из головы подозрения. Он не хотел слишком глубоко копать. В данный момент ситуация находилась вне его контроля, поэтому у него было и так достаточно тем для размышлений. Он понятия не имел, почему в шестой жизни не оказалось ничего, кроме непроглядной тьмы. Сейчас у него не было ответа на этот вопрос, однако он точно знал одно.

«Не стоит ломать над чем-то голову, пока не соберется достаточно фактов. В противном случае… ты будешь ничем не лучше безумцев!»

Хоть Ван Баолэ старался не думать о произошедшем, получалось у него из рук вон плохо. Ему почему-то вспомнился пассаж из древней хроники семьи Се Хайяна. В нём некий могущественный практик прошлого утверждал, что этот мир… был ненастоящим!

«Этот мир… та еще задачка!»

Разум Ван Баолэ дрогнул. Почему-то он больше не решался посмотреть вверх. Не смел взглянуть на то, что находилось в трёх чи у него над головой. Долгое время он приводил мысли в порядок и старался прогнать из головы тревоги.

Наконец он сделал глубокий вдох и поднял голову. Над ним клубился туман. Больше ничего. Пару вдохов спустя он опустил глаза на фрагмент маски, который достал из-за пазухи. Так ничего и не сказав, он убрал его. При этом его глаза загадочно блестели.

Через два часа Чэнь Хань вздрогнул и разлепил глаза. Будучи слегка не в себе после пробуждения, он не почувствовал на себе взгляда Ван Баолэ. Какое-то время спустя голова вздрогнула и заметила, что на неё смотрит Ван Баолэ.

— Папочка, ты уже проснулся? Я сам только пришел в себя, я не… — выпалил Чэнь Хань, но тут Ван Баолэ прервал его.

— Что ты видел в шестой жизни? — негромко спросил он.

— Эм?

Чэнь Хань слегка растерялся и застенчиво заморгал.

— Эм… папочка, шестая жизнь немного отличалась от предыдущих. Я родился кем-то крайне незаурядным, практически всемогущим, способным накрыть своим взором весь мир! Голос в моей голове рассказал мне о будущем. Путь к нему будет ухабистым, но если я не сверну и продолжу идти по нему, то меня точно ждет светлое будущее! Первую половину жизни прошла в постоянной борьбе. Я терпел несправедливости и тяготы, видел, как меняется мир…

Смущение Чэнь Ханя и содержание рассказа заставило Ван Баолэ нахмуриться. Его жизнь прошла не столько в борьбе, сколько в постоянном ползании… Что до несправедливостей, видимо имелся в виду ветер, который сдувал Чэнь Ханя с листьев. Что до тягот… Ван Баолэ не запомнил ничего подходящего под это описание. Под изменчивостью мира тот похоже подразумевал постоянную смену листьев.

Выражение его лица менялось, пока он наконец не спросил:

— Ты был насекомым?

— Как можно!

Голова Чэнь Ханя слегка затряслась, словно от возмущения.

— Папочка, в прошлой жизни я был необычным животным. На девятый день я перекинулся в летающее существо с радужной окраской и воспарил к небесам! — с гордостью заявил Чэнь Хань.

— Мне нужна правда.

Под взглядом Ван Баолэ Чэнь Хань задрожал.

— Папочка, ты невысокого обо мне мнения, я…

Чэнь Хань сделал вид, что обиделся, но глубоко в душе он был потрясен. Как Ван Баолэ вообще узнал, что в прошлой жизни он был насекомым? Подозрительно.

Только он собрался скормить Ван Баолэ очередную сказочку, как вдруг тот закрыл глаза и коротко сказал:

— Последний шанс.

Чэнь Хань понял, что шутки кончились.

— Папочка мудр! — выпалил он. — Малыш Хань ничего не может скрыть от папочки. Я сейчас понял, что в шестой жизни действительно был жуком.

Несмотря на нервозность, Чэнь Хань постарался показать свою покладистость.

— Я был гусеницей. Мои старания окупились, когда я превратился в бабочку. Оставшуюся жизнь я счастливо провел в компании других бабочек… а потом отмеренный мне срок подошел к концу.

Ван Баолэ слегка нахмурился.

— Вот как? Ты не видел, что находится по другую сторону неба?

— По другую сторону неба? — Чэнь Хань вопросительно посмотрел на Ван Баолэ. — Папочка, я не улетал далеко, да и меня не особо интересовало, что там находится. Всю жизнь я провел в лесу…

Сердце в груди Ван Баолэ пропустило удар. Сомнений не было. Чэнь Хань не врал, но как тогда объяснить всё то, что он видел его глазами? Либо каждый видел что-то своё, либо воспоминания о том, что находилось по ту сторону неба были полностью стерты из головы Чэнь Хань, бабочек и всего живого.

«Какая странная шестая жизнь… от этого еще интереснее, что меня ждет в следующей!»

Закрыв глаза, Ван Баолэ дал Чэнь Ханю понять, что разговор окончен. Ожидание Чэнь Ханю давалось не так легко, как Ван Баолэ. Его всё еще сотрясала мелкая дрожь. Ван Баолэ казался ему живым воплощением бога. По-другому нельзя объяснить, откуда он узнал о деталях его прошлой жизни. В голове вновь всплыли слухи о белом олененке. Несмотря на благоговейный трепет, он нутром чувствовал какой-то подвох.

«Может, во время рассказа я где-то прокололся, поэтому он и догадался обо всём? Этот парень ненормальный монстр, но даже он не должен знать про мою прошлую жизнь. Должно быть, он обдурил меня, чтобы потешить своё самолюбие! Не верю, что он будет знать обо всем и в следующий раз!»

Пока Чэнь Хань размышлял, шестой день подошел к концу. Наступил седьмой. Звуки, белый туман и сияние путеводного света… всё было как обычно. Начав проваливаться куда-то, сознание Ван Баолэ тем не менее оставалось ясным. Оно вновь оказалось в холодной тьме. Пусть он и был готов к этому, его сердце всё равно бешено застучало.

«Снова?»

Ван Баолэ провел какое-то время в непроглядной, холодной тьме, а потом открыл глаза. Его окружал туман, Чэнь Хань уже погрузился в прошлую жизнь. Неудивительно, что в глазах Ван Баолэ проступили сомнения.

«У меня что, всего пять жизней?»

Долгое время Ван Баолэ размышлял над новой проблемой, пока снова не посмотрел на Чэнь Ханя. Отбросив колебания, он с решимостью подумал:

«Пусть мне снова придется на это смотреть, что еще остается?»

Ван Баолэ принял решение. Несколько магических пассов, и Чэнь Ханя окутало тёмное пламя. Когда оно растаяло в нём, а Ван Баолэ вошел с ним в резонанс, его сознание во вспышке перенеслось… в необычайно абсурдный мир.