Глава 1096. Повторное явление сколопендры

Практиков, прибывших на празднование дня рождения преподобного Тянь Фа, даже Ли Ван’эр, посетило странное чувство. Причиной тому был… Ван Баолэ. После испытания он не перестал удивлять. Сначала он ударил ученика божественного императора Цзигаля, потом дитя дао секты Девять областей ранил себя, чтобы заслужить его прощение, далее у всех появилось ощущение, будто ему было самое место среди проекций всемогущих. И наконец он одним щелчком заставил человека в черном исчезнуть.

Большинство гостей ожидали, что остаток праздника пройдет без происшествий, но Ван Баолэ и тут удивил всех. Он использовал Книгу судьбы совершенно не так, как другие финалисты. Да и сам фолиант под конец стал вести стал ластиться к нему, словно ищущий внимания щенок. Те, кому повезло присутствовать при этом, никогда не забудут самый странный день рождения в своей жизни.

Старый слуга при преподобном Тянь Фа остолбенело наблюдал за тем, как книга тёрлась об руку Ван Баолэ. Многие годы он считал фолиант чуть ли не священным, но сегодня эта вера сильно пошатнулась.

«Кто бы мог подумать, что у Книги судьбы есть и такая сторона…» — посетовал про себя старый слуга.

С появлением ряби мир вокруг Ван Баолэ изменился. До этого момента книга показывала видения будущего без особой охоты. Теперь же она проявила инициативу, поэтому Ван Баолэ даже не пришлось отдавать приказ. Поначалу видение было неясным, но вскоре оно прояснилось. Похоже, Книга судьбы с огромной скоростью производила расчеты, отчего довольно быстро перед Ван Баолэ стали возникать образы будущего.

Эти образы были совершенно не похожи на всё, что он видел раньше. Чрезвычайно подробные вплоть до самых мельчайших деталей. Не говоря уже о чёткости заднего фона.

Словно боясь, что Ван Баолэ не чего-то не поймет, Книга судьбы включила в видение даже себя. Над головой каждого человека имелись поясняющие надписи. Имя, происхождение, культивация, имеющиеся артефакты… Но не это шокировало Ван Баолэ. Его поразило, что в этих описаниях раскрывались секреты и информация о личных связях. Информация, о которой он даже не подозревал. Если смотреть на одного человека достаточно долго, то открывался даже его жизненный путь!

Ван Баолэ и подумать не мог, что книга способна на такое. В его голове сам собой всплыл образ особой сущности из земной Федерации. Сущности, способной двигать мир своим упорством и топить ледники своим трудолюбием… Мысленный эксперимент показал, что подобные расчеты поглощали очень много сил Книги судьбы. Когда ясная картинка стала затуманиваться, Ван Баолэ прогнал образ из головы и переключился на образы своего будущего.

Он видел подъем Тёмной секты, бесконечную войну, себя с культивацией Вечной Звезды и Звездного Домена. Всё это были обрывочные фрагменты, никак не связанные между собой. Сами образы ощущались иллюзорными. Это намекало на то, что это были лишь возможные, а не окончательные варианты будущего. Так он считал, пока ему не показали два образа. Их Ван Баолэ изучал дольше остальных.

В первом фигурировали патриархе Бушующее пламя, старший брат Чэньцзы и он сам. В этом образе старший брат и патриарх были ранены, однако оба бросились в безнадежную атаку в попытке спасти его. При виде искренней тревоги на их лицах у Ван Баолэ больно защемило в груди.

Во втором образе старший брат с серьезным видом передал ему черный кристалл.

— Младший брат, оставляю Тёмную секты на тебя.

На этой фразе видение обрывалось.

Всё вокруг постепенно расплывалось и затуманивалось.

Старший брат Чэнь Цинцзы. Ван Баолэ скучал по нему.

Эти видения не были лишь возможными вариантами будущего, однако Ван Баолэ и это вполне устроило. Перед уходом он внезапно вспомнил о реакции дитя дао секты Девять областей и ученика божественного императора.

— Позволь взглянуть на будущее, что ты показала ученику божественного императора Цзигаля и дитя дао секты Девять областей.

При других обстоятельствах Книга судьбы не стала бы выполнять такую просьбу, но сейчас, стоило Ван Баолэ закончить, как перед ним предстала сцена, показанная ученику божественного императора Цзигаля.

В ней он погиб во время конфликта внутри Бесконечного клана. Его смерть не имела к Ван Баолэ никакого отношения. Тем не менее этот образ позволит ему предотвратить кризис.

«Этот парень действительно пытался подставить меня. Хитрец сделал вид, будто бы увидел какие-то ужасные события, виновником которых являюсь я, чтобы настроить против меня как можно больше людей».

Фыркнув, он с мрачным выражением лица просмотрел видение дитя дао секты Девять областей. В нём тоже не было ни намека на него. Что интересно, дитя дао в этом образе тоже погиб, только не от его руки. Его убил старший брат!

«И этот туда же!»

Ван Баолэ взмахнул кистью. Ему было интересно увидеть, что книга показала Син Цзинцзы и Се Хайяну. От увиденного он слегка поменялся в лице. Будущее Син Цзинцзы не было связано с ним. Это же относилось и к Се Хайяну. Его друг сказал, что в видении он был сам на себя непохож. Куда уж там!

Ученик божественного императора и дитя дао намеренно пошли на обман. Их мотивы легко читались. Маловероятно, что Син Цзинцзы попытался бы ввести его в заблуждение. Что до Се Хайяна, ему так и вовсе незачем было так поступать.

Всё это показалось Ван Баолэ странным. Судить кого-то было преждевременно. Долгое время он размышлял, пока не посмотрел на затуманенный мир вокруг. На душе без причины стало неспокойно.

— Пойдем!

Сознание Книги судьбы содрогнулось. Ему хватило времени передать Ван Баолэ короткое сообщение. Похоже, сюда вторглось еще одно сознание. Книга не знала, откуда оно взялось. Подавив фолиант, оно проникло в это место! В туманном мире внезапно раздался едва слышный голос.

— Есть еще одно видение. Эта малышка не способна на такие расчёты, однако я могу показать тебе его. Хочешь взглянуть?

У Ван Баолэ волосы встали дыбом. Тяжело дыша, он стал озираться по сторонам. Ибо в этот момент сознание Книги судьбы сообщило ему, что сюда прибыло сознание из будущего. Только его так насторожило не предупреждение книги, а голос. Он был ему знаком!

Во время путешествия по прошлым жизням именно этим голосом с ним разговаривало лицо, состоящее из множества кровавых сколопендр.

— Что ты такое?

— Разве я не говорил? Повторяться я не стану. Так… каким будет твой ответ?

Ван Баолэ прищурился. Пару мгновений спустя его глаза холодно блеснули.

— Показывай!

Не успело стихнуть эхо его слов, как размытость исчезла. На её месте появилось звёздное небо. Теперь он не просто смотрел на события со стороны. На сей раз его естество слилось со звёздным небом, видением. Он сам стал его частью.

Он стоял посреди звёздного неба. Оглядевшись, он увидел… руку, что являлась к нему в одной из прошлых жизней. Руку, убившую божественного факельщика. Эта рука возникла из пустоты и потянулась к его лбу. В этот момент по звёздному небу прошелестел шёпот.

— Как мне назвать тебя, черная дощечка? Я вселюсь в тебя… это твоя судьба!

У Ван Баолэ загудела голова. Будучи готовым к чему-то подобному, он с ярким блеском в глазах прибегнул к своей сильнейшей техники. Магический закон времени был поистине уникальным, поэтому он повлиял даже на эту руку. Вот только она не поплыла назад, а остановилась! Но этого было достаточно!

Образ живого мертвеца внутри него зарычал на палец.

— Свет!

Образ дьявольского клинка тоже утробно зарычал.

— Рубить!

Следом был образ божественного факельщика, способного держать на своих плечах небесный свод.

— Рвать!

Потом пришел черед всепоглощающей ненависти. Образ избранного приглушенно прорычал.

— Кусать!

Внезапно из него вырвался белый олененок, чьи рога пробили пограничную стену мира. Маленькое животное налетело на приближающийся палец!

— Расколоть!