Глава 129. Свихнувшийся Линь Тяньхао

Ван Баолэ уже не терпелось приступить к исследованию. С вытащенным мегафоном в руках и лукавой улыбкой он зашёл комнату с плавильной печью, чтобы переплавить и перенастроить начертания новых мегафонов. Он сделал этот дхармический артефакт ещё сильнее и изменил направление исходящего звука.

Что до требуемых материалов, ученики павильона дхармического оружия могли купить их за духовные камни. Большинство материалов считались достаточно редкими на острове нижней академии. Дело было в разнице уровней учащихся. На самом деле очень редкие материалы для переплавки имелись в наличие на острове верхней академии, вот только их нельзя было купить за духовные камни. Их можно было получить только после выполнения определённых заданий.

Вскоре Ван Баолэ закончил процесс переплавки. Осмотрев около тридцати переплавленных мегафонов, он разместил их на стене пещеры бессмертного. По другую сторону этой стены находилось жилище его соседа. Ван Баолэ стряхнул пыль с рук и сел в позу лотоса.

— Пришло время для эксперимента, — распечатав пакетик со снэками, сказал он, — первый тест — психологическая реакция на шум.

По взмаху правой руки все мегафоны завибрировали. Несмотря на их включение, в пещере бессмертного было тихо. В результате настройки Ван Баолэ мегафоны испускали звук в направлении пещеры бессмертного Линь Тяньхао.

Пронзительный звук прошил камень и попал прямо в соседнюю пещеру бессмертного! Линь Тяньхао как раз с улыбкой читал в духовном интранете очередной порочащий Ван Баолэ пост. Когда он уже хотел отдать очередной приказ, в его пещере внезапно прогремел раскат грома. От этого звука у него заложило уши. Словно огромная толпа людей разразилась гневными криками и другими странными звуками. От получившейся звуковой волны задрожала вся пещера бессмертного. Со стен и потолка посыпалась пыль. Его пещера бессмертного находилась на самом краю, с другой стороны — обрыв, поэтому оглушительный шум больше никого не потревожил.

Линь Тяньхао успел только вздрогнуть от испуга. В следующую секунду в его ушах уже стоял звон, а голова сильно кружилась. Тишину и покой его жилища нарушили грохот и хаос.

С жалким воплем дрожащий Линь Тяньхао вскочил с места. Он закрыл уши руками, но звуковые вибрации и грохот раз за разом, словно волны, сотрясали его пещеру бессмертного. Он судорожно ловил ртом воздух, сердце, казалось, было готово вырваться из груди. Линь Тяньхао выскочил из пещеры бессмертного, как ошпаренный. На улице было тихо, но у него в ушах всё ещё стоял звон. Чтобы прийти в себя, ему потребовалось какое-то время.

— Ван Баолэ! — в ярости закричал Линь Тяньхао в сторону соседней пещеры бессмертного.

Он никак не ожидал от своего оппонента настолько необычной ответной реакции. Не в силах контролировать себя, он закричал во всё горло. Услышав вопли снаружи, Ван Баолэ дожевал содержимое пакетика со снэками и достал нефритовую табличку.

— Какая яркая реакция. Вероятно, защитные механизмы субъекта сейчас взведены до предела. Внезапный звуковой удар действительно оказывает серьёзное влияние на поведение человека. Бесполезно для изменения психологического состояния субъекта… надо всё записать.

Ван Баолэ с предельно серьёзным лицом записал результаты. Он перенастроил мегафоны. Видя, что результатов эксперимента не удастся получить в ближайшее время, он засел за Технику эфирного облака.

Линь Тяньхао снаружи пещеры в ярости хотел рвать на себе волосы. Его глаза налились кровью. Он ещё долгое время кричал снаружи. Ван Баолэ отказался выйти, однако звук мегафонов стал значительно мягче.

Скрежеща зубами, Линь Тяньхао вернулся в пещеру бессмертного. Вот только он недооценил психологический тест Ван Баолэ. Сначала громкость значительно уменьшилась, а потом опять резко возросла. Причём на этот раз грохот стоял даже громче, чем в прошлый раз.

Линь Тяньхао не мог выносить этот шум. Он опять, спотыкаясь, выбежал на улицу и в бешенстве накинулся на дверь пещеры бессмертного Ван Баолэ. После шквала его атак магическая формация так и не поддалась. Линь Тяньхао находился на пределе. Сделав несколько глубоких вдохов, он стиснул зубы.

— Ван Баолэ, хочешь выжить меня отсюда? Не выйдет!

Глаза Линь Тяньхао мрачно блеснули. Он понимал, что апеллировать к главе павильона было бессмысленно, пока Ван Баолэ не перейдёт к физическому насилию. Такой важный человек не станет разбираться в их мелких дрязгах. Поэтому ему ничего не оставалось, как уйти. Вернувшись домой за полночь, он привёл в действие купленные защитные артефакты. С их помощью он создал плотный щит для блокирования грохота.

Тем не менее звук то появлялся, то исчезал. Иногда в пещере устанавливалась тишина, которую в любой момент мог нарушить жуткий грохот. Линь Тяньхао мог активировать защитные артефакты, к сожалению, их использование серьёзно тратило его запасы духовной энергии. Несколько раз он снимал защиту, стоило грохоту стихнуть, как вдруг он возвращался. Внезапные звуковые атаки довели его до состояния, когда он вздрагивал от любого мало-мальски громкого шума. Зашуганный Линь Тяньхао постоянно дрожал. Если так продолжится, у него от испуга произойдёт кровоизлияние в мозг или остановится сердце.

Сколько он ни пытался, ему не удалось выявить закономерность звуковых ударов. В бессильной ярости он мог лишь кричать. Даже будучи практиком Истинного Дыхания, в такой обстановке его сердце уже начало пошаливать. Он не хотел переезжать из пещеры бессмертного, но и не мог оставаться в ней, поэтому ему пришлось найти временное жильё в другом месте.

После побега испытуемого Ван Баолэ немного расстроился. Пару вздохов спустя он сместил свой фокус с Линь Тяньхао на культивацию Техники эфирного облака и скорейшее обретение звания ученика оружия. Благодаря духовному интранету он уже знал, какие шаги требовалось предпринять для достижения второй цели.

«Если хочу стать учеником оружия, то мне надо переплавить сотню дхармических артефактов первого ранга!»

Глаза Ван Баолэ блеснули. В нижней и верхней академии по-разному определяли первый ранг артефакта. Дхармические артефакты на острове нижней академии были несовершенными, ввиду того что студенты не зашли в обучении дальше курса духовных заготовок. У них не было доступа к полному курсу о материалах и процессе переплавки. В результате творения студентов можно было считать дхармическими артефактами квазипервого ранга.

С другой стороны, по стандартам, установленным верхней академией, артефакты первого ранга должны быть идеально переплавлены с использование высококачественных материалов и инструментов. Из-за этого производство таких артефактов представляло собой весьма трудоёмкий процесс. Делу не помогало ещё одно правило: не ученики определяли, какие артефакты они переплавляли. У павильона имелся специальный список дхармических артефактов первого ранга, откуда выбирали ученики. Причём, чтобы получить желанное звание они должны были предоставить сотню разных дхармических артефактов!

Такую задачу было крайне трудно выполнить за короткое время, особенно тем, кто только попал на остров верхней академии. Среди учеников было много тех, кто не справился с задачей даже спустя несколько лет.

Для Ван Баолэ это было не такой уж и серьёзной проблемой. Всё-таки в нижней академии он постоянно работал с материалами и понимал процесс переплавки. Он даже успешно произвёл несколько дхармических артефактов первого ранга. Ему по силам было сделать артефакт рангом выше, правда у конечного продукта будут изъяны.

Ван Баолэ не сомневался в себе. С уже имеющимися знаниями он мог переплавить идеальные дхармические артефакты первого ранга, если будет систематически заниматься с материалами нового учебного курса.

«Учеником оружия стать непросто, так как Линь Тяньхао это удалось?»

После того как Ван Баолэ узнал требования для получения этого звания, в его голове крутился этот вопрос. Ответ не заставил себя долго ждать. Вспомнив, из какой семьи был Линь Тяньхао, он понял, что именно произошло.

«Похоже, мне надо найти влиятельного человека, который замолвит за меня словечко. В противном случае мне не останется ничего, кроме как усердно работать и тренироваться. Не лучший вариант, так я в будущем окажусь в позиции догоняющего».

Ван Баолэ задумчиво почесал затылок. В его голове сразу же всплыл образ старейшины, который дал ему нефритовую табличку на пике ректора. Этого человека он очень уважал. Сейчас значимость старейшины павильона дхармического оружия казалась ему ещё выше, чем раньше.

«Человек, чья власть превосходит главу павильона?»

Ван Баолэ ещё немного об этом подумал, а потом сосредоточился на более насущных вещах. Пока он не станет хотя бы учеником оружия, об этом плане рано было думать.

«Сначала переплавлю дхармические артефакты и подправлю свой статус в верхней академии!»

Помимо культивации Техники эфирного облака он начал изучать Технику бесконечной трансформации оружия. Он даже взял материалы для переплавки идеального дхармического артефакта первого ранга.

Дни неспешно сменяли друг друга. Жизнь Ван Баолэ вошла в спокойное русло. В дополнение к культивации и переплавке он смотрел уроки в духовном интранете, иногда ходил на занятия. Началась типичная будничная рутина.

Его сосед так и не вернулся. Из-за этого его культивация и скорость переплавки духовных камней стала ещё быстрее. Всё потому, что обе пещеры бессмертного обладали единым духовным резервуаром. Ван Баолэ был доволен своей жизнью, но ему начало не хватать Линь Тяньхао.

«Какой прекрасный подопытный… жаль, что он сбежал. Сколько экспериментов так и остались на стадии идей. Как это ни прискорбно признавать, исследование психологических дхармических артефактов временно свёрнуто».

Ван Баолэ не долго пришлось сокрушаться по поводу нереализованного потенциала его исследования. Через две недели Линь Тяньхао вернулся… В своей пещере бессмертного он достал кучу сделанных по заказу мегафонов. Он установил их на стенах, граничивших с жилищем Ван Баолэ, и включил их. При этом он привёл в действие заранее приготовленную защиту. Заблокировав ей все звуки, он сел в позу лотоса и холодно рассмеялся.

— Хочешь вынудить меня уйти? Даже не мечтай!

Заметив возвращение Линь Тяньхао, Ван Баолэ удивлённо выгнул бровь. Он с самого начала был готов к тому, что Линь Тяньхао попытается повторить его тактику. Опасаясь очередного бегства подопытного, он решил перейти к следующему эксперименту. После широкого взмаха рукава он пробасил:

— Чжу Ганцян!

Из бездонного браслета тут же вылетела массивная фигура. С грохотом приземлившись на землю, он поднял голову и издал утробный рык.