Глава 131. Как ты посмел сломать такое сокровище?

— Так слухи правда! — выдохнул Чэнь Юйтун.

Не сводя глаз с накачанных автоматонов, которые что-то томно щебетали Линь Тяньхао, он попятился.

— Старший брат Чэнь, что ты имеешь в виду?

От слов Чэнь Юйтуна настроение Линь Тяньхао стало ещё хуже. Всё выглядело так, будто он пришёл сюда только для того, чтобы посмотреть на его унижения. Вот только Чэнь Юйтун, казалось, не услышал вопроса. Он продолжал рассматривать автоматонов. Взмахом рукава он достал нефритовую табличку, словно хотел записать туда свои наблюдения относительно этой троицы.

Линь Тяньхао сдерживал себя две недели, последней каплей в чаше его терпения стал визит Чэнь Юйтуна. Тот явно пришёл не для того, чтобы подружиться с ним. Три автоматона продолжали издавать странные звуки, а один так и вовсе сделал несколько пробных шагов в его сторону с распростёртыми объятиями и надутыми губками, словно хотел обнять и зацеловать его. Линь Тяньхао не хотел срываться на Чэнь Юйтуне, поэтому с гневным криком он сделал шаг навстречу громиле. Сжигаемый неописуемой ненавистью к Ван Баолэ, он со всей силы ударил.

— Закрой пасть!

В этот удар он вложил всю силу первой ступени стадии Истинного Дыхания, усиленную его гневом. Чэнь Юйтун поменялся в лице, когда Линь Тяньхао одним ударом с треском раскроил автоматону череп. Не выдержав такой удар, тот рухнул на землю. В этот же миг из его тела раздался сигнал тревоги. Тотчас распахнулась дверь и в проёме показался округлый силуэт Ван Баолэ. Он подскочил к валяющемуся на земле автоматону.

— Сяо Цян! Что с тобой сталось, Сяо Цян? Ты был для меня как родной, не умирай, Сяо Цян! — с болью в голосе закричал Ван Баолэ, тряся повреждённого автоматона.

Линь Тяньхао холодно рассмеялся и хотел обратиться к гостю, но тут стоящий рядом Чэнь Юйтун в ярости проревел:

— Линь Тяньхао, что ты сделал?

Линь Тяньхао вздрогнул как от удара. Когда он повернулся к Чэнь Юйтуну, то увидел холодный и в то же время яростный блеск его глаз.

Какое-то время Чэнь Юйтун пребывал в уединении. Когда он наконец вышел, его подручный, зная о хобби начальника, рассказал о забавном слухе про Линь Тяньхао и трёх автоматонах, сделав особый упор на последних. Это заинтересовало Чэнь Юйтуна. Ему сразу вспомнилась одна сделка с посредником, учившемся на острове нижней академии. В результате той сделки он приобрёл особого автоматона. После изучения автоматона он пришёл к выводу, что это было крайне впечатляющее творение.

Вычислить создателя автоматона оказалось несложно. Стоило ему увидеть, как автоматоны преобразились в присутствии Линь Тяньхао, Чэнь Юйтун сразу понял, что создателем его автоматона без сомнений был Ван Баолэ! Ещё больше его обрадовал заметный прогресс Ван Баолэ по части переплавки автоматонов. Его радость не продлилась долго. Линь Тяньхао накинулся на автоматона и раскроил ему голову. С точки зрения Чэнь Юйтуна, это был акт неоправданной жестокости. Отсюда и его гнев в сторону Линь Тяньхао.

— Как ты посмел сломать такое сокровище? Ты разрушил настоящее произведение искусства!

Чего Линь Тяньхао не ожидал, так это нравоучительной лекции от Чэнь Юйтуна. Когда Чэнь Юйтун назвал автоматона произведением искусства, тот изумлённо опустил глаза на громилу с пробитой головой.

Даже Ван Баолэ не ожидал от гостя такой реакции. Начисто забыв о разыгрываемом образе скорбного владельца, он поднял голову и во все глаза уставился на кипящего от ярости Чэнь Юйтуна. Ему сразу пришёл на ум могущественный покупатель с острова верхней академии, который купил у него автоматона через Се Хайяна.

«Это же… не может быть он?» — недоверчиво подумал он.

Пока Ван Баолэ и Линь Тяньхао пытались справиться с изумлением, Чэнь Юйтун парой быстрых шагов подошёл к Ван Баолэ. Сперва он с болью в глазах осмотрел выведенного из строя автоматона, а потом сочувственно похлопал Ван Баолэ по плечу.

— Младший брат Ван, меня зовут Чэнь Юйтун. По правде сказать, это я купил у тебя тогда автоматона. Я выступлю свидетелем того, что случилось сегодня. Не беспокойся, я на твоей стороне! Уничтожение любимого дхармического артефакта — это непростительный грех!

Чэнь Юйтун достал нефритовую табличку и передал через неё несколько команд, а потом холодно покосился на Линь Тяньхао. Ван Баолэ растерянно заморгал. Он понял, что происходит нечто интересное, поэтому отказался от изначального плана и испытующе посмотрел на Линь Тяньхао.

Линь Тяньхао прищурился. Он хотел что-то сказать, но тут резко поменялся в лице и достал из бездонной сумки нефритовую табличку для связи. Одно быстрое движение руки, и в его голове возникло сообщение от дисциплинарного департамента павильона дхармического оружия.

Вынесенное наказание было суровым. Помимо выплаты компенсации на него наложили дисциплинарное взыскание. У Линь Тяньхао водились деньги, но у него всё равно заныло в груди при виде размера суммы компенсации. Не успел он толком разозлиться, как было объявлено дисциплинарное взыскание. В случае рецидива размер компенсации не только возрастёт в сто раз, но и будет сделана отметка в его личном деле дао академии. Несмываемое пятно! А вот это уже было серьёзной угрозой. Его отец мог помочь ему замять всё это, но он очень не хотел, чтобы тот узнал о том, что он с Ван Баолэ всё ещё был на ножах. Поэтому он лишь стиснул зубы, невольно задумавшись, какой хаотичной стала его жизнь после встречи с Ван Баолэ. Особенно на острове верхней академии. Здесь он постоянно оказывался в невыгодных для себя условиях. Каждую их стычку ему не удавалось дать выход терзающей его ярости. Ещё одним ударом стало то, что в этом конфликте Чэнь Юйтун принял сторону Ван Баолэ.

Тяжело дыша, Линь Тяньхао молча посмотрел на Ван Баолэ и вернулся в пещеру бессмертного. Внутри он начал швырять о стену всё, что попадалось ему под руку.

— Ван Баолэ!!! — кричал он. От ярости у него на лбу и шее вздулись вены.

Ван Баолэ тем временем с блеском в глазах смотрел на молодого человека в белом. Впервые на острове верхней академии он видел человека, обличённого властью. Несколько слов Чэнь Юйтуна заставили Линь Тяньхао проглотить обиду, хотя тот едва сдерживал рвущийся наружу гнев. Это о многом говорило.

— Премного благодарен, старший брат Чэнь! — Ван Баолэ поднялся и накрыл ладонью кулак в знак почтения.

Ван Баолэ пригласил Чэнь Юйтуна в свою пещеру бессмертного. Тот принял приглашение, поскольку хотел познакомиться и обсудить автоматонов. В ходе непринуждённой беседы они обменялись опытом относительно производства автоматонов. Ван Баолэ узнал, что Чэнь Юйтун изготовлял весьма впечатляющие автоматоны, его техники были доведены до совершенства и выверены до самых мелких деталей.

— Моя цель создать автоматон ранга божественное оружие. Я верю, что такой автоматон обретёт душу и станет настоящим человеком! — со страстью в голосе поведал Чэнь Юйтун.

Он немало почерпнул из беседы с Ван Баолэ. В плане переплавки тот уступал ему, однако он обладал уникальным видением и идеями о начертаниях.

Тем не менее это была их первая беседа. За приятным разговором они не заметили, как на улице стемнело. Чэнь Юйтун был вынужден попрощаться. Напоследок Ван Баолэ подарил ему несколько автоматонов. Он знал о предпочтениях Чэнь Юйтуна, поэтому выбрал самых крупных и лохматых. Однако он не смог заставить себя распрощаться с Чжу Ганцяном, со своим первым автоматоном, который олицетворял его креативность и знания в области изготовления автоматонов.

Чэнь Юйтун не ожидал такого подарка. С достоинством приняв автоматонов, он вручил Ван Баолэ духовное сокровище — шлем для обмана собственного разума. Именно его он одолжил Ван Баолэ, когда тот учился в нижней академии. В бою этот предмет был абсолютно бесполезен, и всё же это было духовное сокровище. Подарок Чэнь Юйтуна, вручённый без задней мысли, показал Ван Баолэ богатство павильона дхармического оружия в сравнении с факультетом дхармического оружия.

Проводив Чэнь Юйтуна, Ван Баолэ вернулся в пещеру бессмертного, где сразу же залез в сеть в поисках информации о Чэнь Юйтуне.

«Старший брат Чэнь, один из лучших мастеров оружия, причём он обладает большой властью в павильоне. Он ответственен за административный департамент павильона дхармического оружия. Каждая незаконная постройка находится в юрисдикции его департамента! Ходят слухи, что он станет следующим вице-главой павильона!»

Ван Баолэ был приятно удивлён. Кто бы мог подумать, что Чэнь Юйтун окажется столь важным человеком. Прочитанное взбудоражило его сердце и разум.

«Несмотря на довольно необычные вкусы относительно автоматонов, он очень приятный малый. Когда учащийся верхней академии достигает ранга ученика оружия, то может выбрать в каком департаменте будет нести службу. Если бы я смог попасть в административный департамент, которым он заведует…»

Глаза Ван Баолэ засияли решимостью. С этого дня он ещё усерднее начал заниматься культивацией и переплавкой дхармических артефактов. Не забывал он и о своём новом друге Чэнь Юйтуне. Чтобы не быть навязчивым, он изредка с ним встречался. Он также посетил дисциплинарный департамент, где представил доказательства случившегося. В ходе бесед с Чэнь Юйтуном Ван Баолэ ни разу не обмолвился о желании работать в его департаменте. Даже подчинённые Чэнь Юйтуна не знали об их крепнущей дружбе.

Хорошие манеры и такт Ван Баолэ впечатлили Чэнь Юйтуна. Если прибавить к этому его приятный характер… неудивительно, что их отношения быстро переросли в весьма дружеские.

Спустя какое-то время Ван Баолэ решил, что наконец смог встать на ноги в верхней академии. Одновременно росли и его навыки, и знания о материалах для переплавки. Следующий шаг — переплавка настоящего сокровища.

«Перед этим надо вернуться к теме психологической войны».

Ван Баолэ посмотрел на стену, за которой находилось жилище его соседа. С блеском в глазах он взмахнул рукавом и перед ним возникло более тридцати мускулистых автоматонов. Построившись, они, чеканя шаг, покинули пещеру бессмертного.