Глава 144. Шанс разбогатеть

Ван Баолэ большую часть своего времени посвящал переплавке дхармических артефактов второго ранга, но, будучи капитаном арбитров, ему не требовалось лично прочесывать сеть в поисках информации. Его смышленые подчиненные из команды арбитров докладывали ему обо всём, что могло заинтересовать начальника.

— Турнир павильона боевых искусств?

Вибрация кольца-передатчика отвлекла Ван Баолэ от мыслей о переплавке ножен. Старшие ученики павильона дхармического оружия не понаслышке знали о турнире павильона боевых искусств, но Ван Баолэ попал на остров совсем недавно, поэтому ему пришлось задать несколько вопросов. Его подчиненный из команды арбитров охотно рассказал ему о цели турнира павильона боевых искусств.

В действительности этот павильон был весьма значимой силой на острове верхней академии. Даже в мирное время их программы культивации и поручаемые им задания были крайне сложными и насыщенными, к тому же они постоянно выполняли секретные поручения в мире за стенами академии. Не было преувеличением назвать их клинком Дао академии эфира.

Для большинства людей ученики павильона боевых искусств заметно превосходили остальных в плане боевых способностей. Поэтому большинство учащихся в этом павильоне были боевыми практиками.

В результате павильон боевых искусств получал значительно больше ресурсов, чем остальные. Особенно это касалось наград за задания. Вознаграждение за одно выполненное задание могло вызвать у учащихся с других павильонов неконтролируемое слюноотделение. Высокий уровень опасности заданий, поручаемых ученикам с павильона боевых искусств, компенсировался щедрой наградой. К тому же от свирепых боевых практиков постоянно требовалось усердно заниматься культивацией. Это привело к учреждению ежегодного турнира павильона боевых искусств, разбитого на пять групп — по одной на каждую из пяти ступеней Истинного Дыхания. С уникальным набором условий и правил для каждой группы.

Ежегодный турнир представлял интерес для других павильонов и всей Дао академии эфира. Турнир был настолько важным событием, что каждый год в академию прибывали чиновники Федерации и представители армии в надежде отыскать перспективных кандидатов.

Некоторые особо отличившиеся могли рассчитывать на трудоустройство сразу после выпуска из академии. Именно из-за такого внимания других организаций ученики павильона боевых искусств считали его чуть ли не самым важным событием года. Каждого из них ждала награда в соответствии с зафиксированными результатами.

Это означало, что учащимся с павильонов алхимии, дхармического оружия и магических формаций выпадал шанс разбогатеть. Обычно на турнире эти ученики играли вспомогательную роль. Чем больше значения учащиеся павильона боевых искусств придавали турниру, тем больше им требовалось экипировки и снаряжения. В это время обычно резко возрастал спрос на дхармические артефакты, пилюли и магические формации.

Предметы, обычно выдававшиеся на острове верхней академии, не могли удовлетворить турнирные нужды учеников павильона боевых искусств. Им приходилось самостоятельно приобретать себе снаряжение в других павильонах. Это в свою очередь дало начало крылатой фразе, которую использовали остальные ученики верхней академии.

«Турнир павильона боевых искусств — отличный шанс разбогатеть!»

Этим участие остальных павильонов не ограничивалось. Это бы ограничило участие других павильонов и обособило павильон боевых искусств от остальных, а это не соответствовало плану Дао академии эфира по культивации учеников.

За годы планирования и попыток постичь великое дао они поняли, что дао — это невероятно трудный путь. Поэтому академия требовала от учеников помогать друг другу на этой тернистой дороге. Индивидуализм не наказывался, однако коллективное усилие поощрялось гораздо больше.

Ежегодный турнир павильона боевых искусств только с виду был обычным состязанием, на деле всё было куда сложнее. По правилам турнира участники должны найти себе партнера для совместного участия. Разрешалось брать в напарники учеников любых павильонов: алхимии, дхармического оружия, магических формаций, укрощения зверей и других. Если им не удавалось найти себе помощника в других павильонах, допускалась кооперация между двумя учащимися павильона боевых искусств. Если у кого-то не выходило и это, дао академия сама назначала им пару.

Таким образом в турнире павильона боевых искусств участвовали все. Прибытие таких важных зрителей вроде чиновников Федерации и военных делало его одним из самых важных событий Дао академии эфира.

Получив всю эту информацию и свод правил, у Ван Баолэ загорелись глаза. Производство духовных камней ничего ему не стоило, что позволило ему накопить серьезное богатство на острове нижней академии, где он чувствовал себя настоящим богатеем. Однако в верхней академии переплавка сотни дхармических артефактов первого ранга стоила ему существенной части накоплений. А с началом работы над артефактами второго ранга стоимость производства еще больше выросла. Даже кто-то вроде него не мог вечно поддерживать баланс расходов и доходов.

Единственный выход из этой ситуации: полностью переключиться на производство духовных камней. Такая тактика позволяла восполнить денежные запасы, вот только на это требовалось время, которое Ван Баолэ мог потратить на переплавку артефактов. И сейчас он оказался перед дилеммой. Секта по неизвестной причине до сих пор не прислала ему список добытого из Деревни истинного дыхания, поэтому он не мог забрать свою часть добычи. Ван Баолэ медленно терял терпение. И тут ему очень вовремя рассказал о турнире один из арбитров. Ван Баолэ понял, это та самая возможность, которой он ждал.

«Другие ученики дхармического оружия сначала продают переплавленные артефакты, чтобы использовать заработанные духовные камни для своей культивации и исследований. Такой цикл положительной прямой связи должен использовать и я!»

С этой мыслью Ван Баолэ выбрал дхармические артефакты, чтобы записать параметры, после чего выставил их в сети на продажу. Сейчас в духовном интранете верхней академии царила небывалая активность. Всюду мелькали посты с предложением артефактов, пилюль, магических формаций. Ученики павильона боевых искусств искали себе напарников на турнир.

Проведя поверхностный анализ рынка, Ван Баолэ решил не задирать цены на свои дхармические артефакты и выставил их всего лишь с десятикратной наценкой, что в действительности считалось относительно низкой ценой. Многие собратья по павильону выставляли заоблачные цены на свои дхармические артефакт, гораздо больше, чем просил он. Ему даже попадались артефакты с пятидесятикратной и даже стократной наценкой.

«Это уже перебор!»

Ван Баолэ внезапно понял, что в павильоне дхармического оружия таких добряков как он днём с огнём не сыщешь. В то же время он уже ничуть не сожалел, что при поступлении выбрал факультет дхармического оружия.

«Продажа дхармических артефактов позволит мне продержаться до момента выдачи награды сектой за Деревню истинного дыхания».

Успокоенный этой мыслью, Ван Баолэ вернулся к изучению метода переплавки ножен. Прошло три дня. К этому моменту Ван Баолэ уже составил в голове первый шаг переплавки ножен. Он уже хотел попробовать, но тут выяснилось, что ни один из выставленных им артефактов не привлек внимания покупателей. Его смутило не отсутствие желающих. Посидев какое-то время в сети, он выяснил, что многие дхармические артефакты более низкого качества с ценой даже выше, чем у него, уже ушли с молотка.

«Люди что, совсем слепые? У этих дураков деньги куры не клюют, раз они покупают только дорогое барахло?»

Нахмурившись, Ван Баолэ решил поднять цену. Теперь его дхармические артефакты стоили в семнадцать раз дороже себестоимости. Следующие несколько дней он занимался переплавкой духовных камней для будущих ножен. Переплавить их специально для рецепта ножен оказалось непросто, и всё же после нескольких провалов ему это удалось.

Глядя на духовные камни в форме ножен, Ван Баолэ довольно улыбнулся. Поднятие цены произвело надлежащий эффект, посещаемость его лотов в сети возросла. Ван Баолэ обнаружил, что ему пришло несколько сообщений от заинтересованных покупателей. Вот только их содержание вызвало у него приступ неконтролируемой ярости.

— Младший брат, у меня есть встречное предложение! Двести духовных камней за набор из одиннадцати выставленных тобой артефактов!

— Двести духовных камней? Грабеж средь бела дня! За семь безупречных артефактов первого ранга и четыре безупречных артефакта второго ты предлагаешь жалкие двести духовных камней? — Ван Баолэ практически кричал в кольцо. Покупатель предложил цену, которая едва покрывала стоимость производства.

— Нет? Тогда забудь. В павильоне дхармического оружия полно учеников, включая многих надежных и известных производителей артефактов. Кто станет верить тебе на слово про якобы безупречные дхармические артефакты второго ранга? Давай так: дай мне один бесплатно. Я его испытаю, если он будет работать как надо, то я возмещу стоимость.

— Забудь об этом, я ничего тебе не продам!

Ван Баолэ раздраженно ударил по кольцу-передатчику и оборвал связь. Чтобы успокоиться он решил продолжить наносить начертания на недавно переплавленные духовные камни. У плана была всего одна загвоздка. Этот шаг по сложности заметно превосходил переплавку духовных камней. Чтобы исключить ошибку требовалось всецело понимать структуру начертаний. Ван Баолэ узнал о высокоуровневых начертаниях на острове верхней академии, которые вкупе с его формулой могли считаться чуть ли не лучшими, однако даже с ними этот шаг был сопряжен с целой цепочкой неудач.

На пятые сутки из-за нестабильности начертаний ножны, лежащие перед Ван Баолэ, развалились на части. Ван Баолэ озадаченно нахмурил брови.

«Эту штуку жуть как сложно переплавить. Из-за высоких требований сложности возникают уже при изготовлении духовной заготовки. Вторая проблема: во время ковки требуется материал для переплавки известный как оружейный песок… что вообще такое этот оружейный песок?»

Поиски в сети по запросу «оружейный песок» не принесли результатов. Ван Баолэ почувствовал подступающую головную боль. Процесс переплавки так и не достиг стадии ковки, застряв на нанесении начертаний на духовную заготовку.

«Я больше так не могу…»

На время Ван Баолэ решил отложить переплавку ножен. Вместо этого он занялся созданием дхармических артефактов второго ранга. На них он планировал отточить свои навыки по нанесению начертаний.

Незаметно подкралась дата начала турнира. До официального старта состязания осталось всего пять дней. Помимо создания дхармических артефактов второго ранга Ван Баолэ повторно переплавил все свои артефакты. В результате большинство из них достигло уровня безупречных артефактов второго ранга. Он также добавил много новых начертаний, особенно на бусины Барьера золотого колокола. Теперь барьер не только достиг второго ранга, у него появилась функция, имитирующая волну духовной энергии.

На этом моменте Ван Баолэ с горечью понял, что у него окончательно опустели карманы. Впервые после поступления в Дао академию эфира у него за душой не осталось ни гроша. В расстроенных чувствах Ван Баолэ заглянул в сеть, где, к его разочарованию, никто не купил ни одного выставленного дхармического артефакта. У него в кольце ждали ответа несколько сообщений с предложением обсудить цену. Однако Ван Баолэ не понравилось ни одно встречное предложение.

«Что-то не сходится!»

В попытке проанализировать ситуацию Ван Баолэ серьезно задумался. В ходе блужданий по духовному интранету он заметил разницу между своими артефактами и товарами других учеников. Основным фактором выступала репутация изготовителя. Товары некоторых продавцов, будь то артефакты или пилюли, раскупали в мгновение ока. Чуть менее известные ученики тоже без труда закрывали все свои лоты. Какую бы безумную цену не ставили эти люди, их товары охотно покупали.

Подавляющее же большинство продавцов в сети, как и Ван Баолэ, не имели ни своего бренда, ни репутации, поэтому их предметы не только не пользовались спросом, покупатели постоянно пытались сбить на них цену.

«Уму непостижимо…»

От всего этого у Ван Баолэ разболелась голова. Ему сразу вспомнился один покупатель, пытавшийся купить у него дхармические артефакты. Если бы он согласился на его предложение и всё прошло как задумано, то он бы вернул ему стоимость артефакта. При этом он бы прорекламировал его творение другим потенциальным клиентам.

Вот только инициатива находилась в руках другой стороны. В случае непредвиденных обстоятельств у него на руках окажется даже больше проблем, чем раньше. Будучи волевым человеком, Ван Баолэ не любил, когда его судьбой распоряжались другие. Разумеется, иногда в этом вопросе ему банально не предоставлялся выбор.

Задумчиво почесав затылок, он решительно хлопнул себя по ноге.

«Почему я должен продавать артефакты только до турнира… мне нужно создать бренд и заработать репутацию, верно? Если поставить на этот турнир всё, что у меня есть, то я смогу заработать даже больше, чем планировалось! Как говорится, один раз потрудиться и век не знать забот!»