Глава 168. Бзз… бзз…

Капитуляция Чжао Хайлиня стало локальной сенсацией и серьезно укрепило репутацию крестовых дхармических артефактов. Ограниченное количество быстро сделало их раритетом.

С окончанием конфликта накал страстей заметно спал, но три слова «крестовые дхармические артефакты» крепко отпечатались в головах учеников. Практически все знали об их существовании. Разумеется, многие до сих пор гадали, кто же создал эти загадочные артефакты.

Ван Баолэ, наоборот, расстроился. Окончание их неофициального состязания ставило крест на дальнейшем обмене опыта между ним и старшим братом Чжао. Благодаря помощи последнего Ван Баолэ не только лучше понял механику работы духовных сокровищ, но и приобрел определенную уверенность в свои силы, когда дело касалось их создания. Ранее он практически сразу отказался от идеи переплавки духовных сокровищ, однако сейчас чувствовал себя способным создать их.

Что до раскрытия общественности правды о создателе крестовых дхармических артефактов, Ван Баолэ долго размышлял о целесообразности этого шага. В итоге он отказался от этой идеи. С одной стороны, крестовые дхармические артефакты действительно имели проблемы. С другой, Ван Баолэ нравилась сама мысль о наличии у него двух брендов дхармических артефактов: одного официального, а другого, так сказать, «на темной стороне». Существование сразу двух брендов дарило ему чувство могущества.

«В автобиографиях высокопоставленных чиновников говорится, что великих людей обычно описывают множеством титулом. Сегодня… я выполнил это условие».

Хоть он по-своему интерпретировал цитату, сейчас его буквально переполняло чувство собственной уникальности. С самодовольной улыбкой Ван Баолэ наконец всерьез взялся за изучение и переплавку духовных сокровищ третьего ранга. Благодаря новым методам и концепциям, которые он почерпнул из видео Чжао Хайлиня, помимо ежедневной работы над оружейным песком он посвящал всё своё время переплавке духовных сокровищ третьего ранга.

Примерно в это время ему прислали список наград за вылазку в Деревню истинного дыхания. Пробежавшись по нему глазами, он пораженно прошептал:

— Более 13,600 предметов…

Ван Баолэ не считал, сколько предметов вынес из Деревни истинного дыхания. Теперь он понял, почему дао академия так долго возилась с его находками. Их было слишком много. Вдобавок всех их требовалось внести в реестр дао академии, по этой причине Ван Баолэ только сейчас получил полный список.

Что интересно, свойства более трех тысяч найденных предметов были неизвестны даже дао академии. Эти предметы были специально отмечены в списке.

В сопроводительном письме упоминалось, что Ван Баолэ мог выбрать из списка более тысячи предметов. Исключением были мертвецы, пилюли и сходные с ними предметы. На их количество стояло жесткое ограничение. Он не мог забрать их все, однако ему позволялось выбрать по предмету из каждой ограниченной категории.

Немного подумав, Ван Баолэ разделил свою награду на две части. Он оставил за собой право выбрать пятьдесят процентов причитающихся ему предметов, вторую половину он обменял у дао академии на духовные камни. Количество средств на счету выросло до пугающей отметки, что не могло не обрадовать Ван Баолэ.

«Я богат!»

Его глаза заблестели. Дополнительные денежные средства позволили ему одним махом купить многие материалы, которые он не мог себе позволить последние несколько месяцев. С ними он засел за переплавку новых духовных сокровищ третьего ранга. Вот только высокая сложность создания таких сокровищ по-прежнему представляла проблему, хотя Ван Баолэ теперь знал о них куда больше, чем раньше.

За два месяца Ван Баолэ ценой огромных усилий накопил семь тысяч песчинок оружейного песка. К этому моменту после множества проб и ошибок он наконец переплавил первое духовное сокровище!

Получившийся артефакт вряд ли можно было назвать чем-то уникальным. Это был летающий меч под названием Меч небесной волны. Клинок был способен создавать волны. Его аура и атакующая сила впечатляли. Среди других духовных сокровищ третьего ранга оно не особо выделялось. Хоть клинок не мог идеально разрезать надвое совершенный дхармический артефакт второго ранга, удар таким оружием мог разбить такой артефакт на множество фрагментов.

Ван Баолэ был очень доволен испытанием Меча небесной волны. При этом он понимал, что для получения звания мастера оружия умение переплавлять Мечи небесной волны было недостаточно. Всё-таки в павильоне дхармического оружия серьезно относились к экзамену на звание мастера оружия. Поспрашивав знающих людей, он выяснил правила и тонкости грядущего испытания. Оказалось, что от экзаменуемого требовалось подготовить духовное сокровище.

Главное было продемонстрировать духовное сокровище наивысшего качества. Обычное духовное сокровище третьего ранга отвечало лишь базовым требованиям экзамена. Существовал небольшой шанс стать мастером оружия, переплавив заурядное духовное сокровище, но тут всё больше зависело от удачи.

Традиционно для теста кандидаты старались подготовить самое лучшее духовное сокровище, которое они могли переплавить. После тщательнейшей подготовки они подавали заявку на проведение экзамена. В случае одобрения заявки назначалась дата проведения теста.

В назначенный день на место проведения экзамена на звание мастера оружия приходили глава павильона дхармического оружия вместе с четырьмя своими заместителями. Выступая в качестве экзаменаторов, они решали кто из кандидатов станет мастером оружия. В ходе теста они задавали экзаменуемым ряд вопросов о переплавке духовных сокровищ. Разумеется, в некоторых случаях они просили переплавить представленное духовное сокровище прямо перед ними. Иногда заместители требовали переплавить другое духовное сокровище, опять же прямо во время экзамена!

В случае ошибки экзамен можно было считать проваленным. Жульничество тоже серьезно наказывалось, например, исключением с острова верхней академии, при этом академия забирала всё, чему научила своего ученика. Находились смельчаки, жульничавшие на тесте, но случалось это крайне редко, к тому же любой обман рано или поздно раскрывался и нарушителей жестоко наказывали.

Ван Баолэ понимал, что с его нынешним уровнем еще рано думать о звании мастера оружия. Поэтому он пока не собирался готовить духовное сокровище для экзамена.

«Моя задача — научиться переплавлять совершенные духовные сокровища третьего ранга с такой же легкостью, как я сейчас могу создать любой совершенны артефакт второго ранга. Даже если кто-то захочет завалить меня, у него ничего не выйдет. Никто не помешает мне стать мастером оружия!»

Такую планку установил для себя Ван Баолэ. Отгородившись от остального мира, он занимался переплавкой духовных сокровищ третьего ранга. Он чувствовал, как с каждым днем растет его мастерство в переплавке духовных сокровищ. После создания седьмого духовного сокровища у него уже собралось десять тысяч песчинок оружейного песка.

Глядя на оружейный песок и чувствуя ножны внутри себя, Ван Баолэ всерьез задумался, стоит ли дальше придерживаться плана и продолжать изучать духовные сокровища третьего ранга или переплавить ножны.

Работы с духовными сокровищами было еще очень много, к тому же Ван Баолэ хотел и дальше продолжить экспериментировать. Насчет ножен он был не так уверен, хотя у него уже имелись ключевые материалы, а остальное продавалось на острове верхней академии.

Наконец Ван Баолэ принял решение. Оружейный песок и ножны были слишком ценными. Вдобавок Ван Баолэ не был уверен в том, что ему удастся успешно их переплавить. В итоге он продолжил заниматься духовными сокровищами третьего ранга.

Шло время. Перед тем, как закрыться у себя в пещере, Ван Баолэ решил есть меньше снэков. В результате он похудел и стал более привлекательным.

На заработанных духовных камнях Ван Баолэ за три месяца и после бесчисленного множества ошибок научился весьма умело переплавлять духовные сокровища третьего ранга. Наконец он дорос до создания совершенных духовных сокровищ третьего ранга. Пока еще это были простые в переплавке артефакты, тем не менее это никак не влияло на его мотивацию.

Одновременно с этим он обновил все свои совершенные дхармические артефакты второго ранга и несколько их крестовых собратьев. Благодаря внушительной сумме на счету он довел их до третьего ранга. Этот смелый эксперимент закончился успехом благодаря его мастерству и щепотки удачи. Ножны тоже стали духовным сокровищем третьего ранга, правда без приставки «совершенное».

Ван Баолэ радостно взмахнул ножнами перед собой в ожидании появления игл из ци меча. От увиденного у него отвисла челюсть. Сначала из ножен послышалось жужжание. Ван Баолэ оцепенело наблюдал, как из ножен вылетело девять москитов. Его взгляд на мгновение затуманился, в голове послышался гул.

— Какого черта?

Ван Баолэ недоверчиво протер глаза. Такого он никак не ожидал. Придя в себя пару секунд спустя, он в панике бросился проверять начертания на ножнах. Как оказалось, москиты появились не случайно. Из-за несовершенства с его техники во время интеграции с оружейным песком что-то произошло. Это спровоцировало изменения начертаний и трансформировало ножны. Насколько далеко зашли эти изменения Ван Баолэ не знал. Это и стало причиной такого побочного эффекта.

В определенном смысле ножны были одновременно и успехом, и провалом! Однако они отличались от крестовых дхармических артефактов. Трансформации крестовых дхармических артефактов происходили из-за одной песчинки оружейного песка. А вот с ножнами интегрировалось… сразу десять тысяч песчинок!

— Не может быть…

Ван Баолэ хотел заплакать, но слёз не было. Мысленно он проклинал себя за несдержанность. Ножны были переплавлены слишком рано.

Этот инцидент отрезвил Ван Баолэ. Вся его эйфория начисто испарилась, особенно при виде летавших вокруг москитов. Он хотел прихлопнуть одного, но на собственное творение у него не поднялась рука. К тому же на ножны было истрачено десять тысяч песчинок оружейного песка и огромное количество материалов.

— Москиты… тоже могут быть сильными! — не очень уверенно попытался утешить себя Ван Баолэ.

Ему сразу вспомнился гигантский москит из Туманолесья. Собрав решимость в кулак, Ван Баолэ вышел из пещеры бессмертного. Он решил испытать москитов в деле…

— Толстые праотцы и высокопоставленные чиновники, написавшие автобиографии, пожалуйста, благословите меня. Эти москиты должны хоть что-то уметь. Хотя бы стоить потраченного на них оружейного песка!