Глава 193. Она разбилась…

В шестой раз раздался барабанный бой. Энергия отката в теле Ван Баолэ достигла невообразимого уровня. У него изо рта брызнула кровь, вот только не алая, а черная, словно с ней организм покидали токсины. Когда приступ закончился, на него накатила слабость. Перед глазами всё плыло. Сознание угасало, как пламя костра на ветру.

«Я буду бить в барабан, пока не вырублюсь…»

У Ван Баолэ кружилась голова. Внезапно ноги подкосились, и он рухнул на колени. Похоже, еще немного и он потеряет сознание. В этот самый момент он услышал внутри себя треск, как будто что-то разбилось. Вместе с этим звуком в его тело хлынула духовная энергия. Пока внутри буйствовала вибрация отката, духовная энергия проникала в меридианы. Культивация переживала серьезный рост, отчего у него открылось второе дыхание.

Когда туман в голове немного рассеялся, он понял, что кристалл внутри него поглотил энергию вибрации. Из появившихся на нём трещин без остановки вытекала духовная энергия. Всего за несколько вдохов его культивация совершила большой рывок с самого начала третьей ступени Истинного Дыхания.

«Так можно было?!»

От удивления у Ван Баолэ перехватило дыхание. Зрители неподалеку больше не могли сдерживаться.

— Ван Баолэ вообще себя не щадит. Лупил в барабан до кровавого кашля!

— Шесть ударов… такого раньше не случалось. Вы не заметили, как странно двигался Ван Баолэ во время двух последних ударов?..

— Он закрыл глаза и упал на колени. Он что, потерял сознание?

Дискуссия стала более оживленной, внезапно кто-то заметил серьезный рост культивации Ван Баолэ. Судя по эмоциям в голосах людей, в толпе назревала буря.

— Небеса!

— Его культивация выросла? От него исходят какие-то странные эманации.

— Я помню… когда он только пришел его культивация была ниже!

Из толпы раздавались обрывки громких разговоров и жарких споров. Линь Тяньхао, глава павильона и его заместители тяжело задышали. Что до Ван Баолэ, блеск его глаз стал ярче. Он поднялся, чувствуя выросшую культивацию.

«Я, Ван Баолэ, всю свою жизнь больше всего ненавижу жульничество. Мне придется положиться на свои навыки, если я хочу бить в барабан…» — не без самодовольства подумал Ван Баолэ. — Для вызова главного старейшины требуется пять ударов. Кто придет, если сделать шесть? Лучше перестраховаться».

Ван Баолэ сделал глубокий вдох. Поглощающее семечко внутри вновь взяло под контроль его тело. Рука сама сделала замах и ударила палочкой в барабан вопрошания. Седьмой раз!

Бум!

Ничего не произошло.

«Выходит… этого недостаточно», — подумал он.

Вибрация сотрясала всё тело Ван Баолэ, как внутри, так и снаружи. Её же поглощал кристалл. Будучи не до конца уверенным в результате, он решил на всякий случай ударить еще раз.

Восьмой раз.

«Этого должно хватить, верно? Если продолжу… то могу совершить прорыв культивации…»

От этой мысли в его глазах разгорелось предвкушение. Ван Баолэ чувствовал, как на кристалле появлялись новые трещины. Уже не думая о том, кто мог явиться на зов, он ударил в барабан еще раз, а потом еще. Девятый и десятый раз.

Барабанный бой слышали все присутствующие, многие из которых наблюдали за ним, разинув рот. Больше никто не разговаривал. Ученики на площади, Линь Тяньхао, глава павильона и его заместители стояли словно громом пораженные. От грохота у них в ушах стоял звон.

Еще никогда в барабан не били столько раз подряд. Последние несколько ударов Ван Баолэ вообще сделал без паузы. Движения Ван Баолэ выглядели странно механическими. В любом случае все отчетливо слышали барабанный бой. Что интересно… это был еще не конец!

Одиннадцатый, двенадцатый, тринадцатый раз…

На глазах собравшихся Ван Баолэ ударил в барабан в семнадцатый раз. Он мог продолжать, но тут не выдержала палочка и раскололась прямо у него в руке. По толпе прокатилась волна шепотков.

— Разбилась? Даже палочка не выдержала?

— Ван Баолэ настоящий монстр…

Ученика с трудом верилось в реальность происходящего. Когда палочка разбилась, внешний слой кристалла внутри Ван Баолэ серьезно потрескался. В тело хлынул большой поток духовной энергии. Благодаря этой подпитке его культивация поднялась с третьей ступени Истинного Дыхания… на четвертую ступень!

— Что… он совершил прорыв?

— Как такое возможно?!

— Да плевать на культивацию. Самое интересное… кто откликнется на семнадцать ударов в этот барабан! Пришелец?

Ученики постепенно оправлялись от шока. Царившее до этого молчание было нарушено криками. Линь Тяньхао был бледным как мел. У него перед глазами потемнело. Титаническим усилием воли он не дал себе упасть на землю. Вице-глава павильона и их руководителю было тяжело дышать, особенно последнему. Он выглядел так, будто увидел приведение. Даже в самом страшном сне он не мог представить на что окажется способен Ван Баолэ… Если бы он изначально знал, как всё круто повернется, то мысль поставить его на место даже не пришла бы ему в голову.

— Семнадцать раз… кто откликнется на этот зов? — с тревогой и горечью пробормотал он.

Не обращая внимания на шум толпы, Ван Баолэ сокрушенно смотрел на разбитую палочку. Кристалл в его теле не до конца раскололся. Растрескался только внешний слой. Уменьшенный кристалл теперь напоминал не куриное, а перепелиное яйцо.

«Семнадцать раз… должна прийти какая-то большая шишка…»

Ван Баолэ моргнул. Он скользнул взглядом по зрителям, которые постепенно отходили от потрясения. Похоже, их даже больше него интересовало, кто же ответит на этот зов. Не без ехидства он заметил и выражения лиц Линь Тяньхао и главы павильона. Оба выглядели так, будто увидели призрака. К радости от успеха примешивалось любопытство. Ван Баолэ тоже было интересно, кто именно явиться на зов.

Внезапно облака над павильоном дхармического оружия разошлись в стороны. С неба в мгновение ока опустилась сокрушительная аура. Невероятно сильную ауру почувствовали на всем острове верхней академии. Хоть её силы и не хватало для трансформации небес, она всё равно переполошила всех на острове. Ученики со всех павильонов вздрагивали и задирали головы к небу.

Люди на центральной горе павильона дхармического оружия затаив дыхание наблюдали за творящимся в небе. Линь Тяньхао невольно поднял голову… он выглядел растерянным. Некоторые в толпе, вроде Чэнь Юйтуна, догадывались, кто пришел. В их глазах читалось неверие. Вице-главы павильона тоже о чем-то догадывались, если судить по тому, как они задрожали, стоило им поднять голову к небу.

Глава павильона точно знал, кто почтил их своим присутствием. От его лица отлила кровь, это знание совершенно не обнадеживало. Под удивленные вскрики людей облака над островом верхней академии соединились в некое подобие огромного лица! Это расплывчатое лицо заслонило половину неба. Любой, кого касалась его величественная аура, начисто терял самообладание.

Окинув взглядом земли острова верхней академии, лицо повернулось к центральной горе павильона дхармического оружия… к Ван Баолэ! Вздрогнув, глава павильона и его заместители почтительно обратились к гигантскому лицу:

— Приветствую, верховный старейшина!

Чэнь Юйтун и другие практики с трудом вышли из оцепенения и тоже поприветствовали старейшину. Когда их услышали ученики, которые никогда не видели верховного старейшину, они резко поменялись в лице и тоже выказали своё почтение старейшине. В их голосах без труда угадывались трепет и восхищение.

Со всех уголков острова верхней академии из разных павильонов раздавались слова приветствия подобно звукам морского прибоя.

На острове небесного круговорота появилось несколько человек. Они смотрели на остров верхней академии. Одним из них был заместитель главы секты в красном халате. Рядом с ним стоял мужчина с весьма незаурядной аурой примерно того же возраста в идеально скроенном белом халате. На его губах играла едва заметная улыбка. Судя по тому, что заместитель главы секты держался немного позади мужчины в белом, второй обладал более высоким статусом.

— Опять Ван Баолэ? Юноше, должно быть, удалось поймать удачу за хвост. Полагаю дело в капле духовной крови. Без неё он не смог бы столько раз ударить в барабан, чтобы вызвать верховного старейшину, — со смехом сказал мужчина в белом наряде.

Заместитель главы секты рядом с ним кивнул.

— Глава секты, как всегда, прав, — кивнув, подтвердил он. — Весьма интересный толстячок. Мне он нравится.

Мужчина в белом халате оказался главой секты Дао академии эфира. Пока они беседовали, Ван Баолэ с благоговейным трепетом смотрел на небо. Он буквально кожей ощущал исходящую из облаков небесную мощь. Заклятие, способное сотворить в небе лицо, не могло не вызвать зависти и впечатлить до глубины души. В то же время ему стало не по себе, стоило вспомнить, как он в прошлом поступил с персональным учеником верховного старейшину. Сделав глубокий вдох, чтобы хоть немного успокоиться, он заставил себя накрыть ладонью кулак и сказать:

— Ученик смиренно приветствует верховного старейшину! Я изобрел и собрал эту пушку Баолэ. Источником вдохновения для неё стали Вулканы, установленные в крепостях. Глава павильона дхармического оружия не одобрил это духовное сокровище, намекнув на то, что моё изобретение мусор. Я не согласен с такой оценкой, поэтому смиренно прошу верховного старейшину лично оценить мою пушку!

Не став ходить вокруг да около, Ван Баолэ громко изложил суть просьбы. Закончив, он еще раз накрыл ладонью кулак и низко поклонился. Как бы сильно он не нервничал, мстительная часть его натуры не могла успокоиться, пока не будет совершена месть. И сейчас наступил час расплаты!

Глава павильона дхармического оружия чуть не ругнулся, когда услышал, какие грехи ему приписал Ван Баолэ. Когда это он говорил, что пушка мусор? В попытке дискредитировать его Ван Баолэ врал, не краснея.

Что до высказанных Ван Баолэ претензий, он мысленно приготовился давать объяснение, но тут лицо в небе скользнуло взглядом по толпе. Слова застряли в горле главы павильона. Взгляд в итоге остановился на пушке Баолэ.

В павильоне дхармического оружия повисла звенящая тишина. Люди с трепетом ожидали, что скажет лицо. Глава павильона и его заместители нервничали, а Линь Тяньхао еще сильнее побледнел…

Лицо в небе, казалось, могло видеть пушку Баолэ насквозь. Могло увидеть её внутреннюю структуру и начертания. Глаза облачного лица от удивления на мгновение вспыхнули. Внимательно изучив пушку, лицо отвело взгляд.

На весь остров верхней академии прогремел властный голос:

— Отличная работа!