Глава 391. Автономные районы

«Чэнь Му, Вэнь Хуай и Фан Цзин из секты Пренебесное Вознесение…»

Ван Баолэ хмуро читал присланные губернатором личные дела. Теперь он знал имя незадачливого грабителя, который пал жертвой собственной неосмотрительности. Из того эпизода на Луне Ван Баолэ запомнила только скудность содержимого бездонной сумки Вэнь Хуая.

«У самого ни гроша в кармане, а строит из себя не бог весть что, обмотавшись черными повязками. Да и его фигура оставляет желать лучшего. За юношество он развился не так хорошо, как я».

Ван Баолэ похлопал себя по животу. С возрастом его всё чаще посещала мысль о собственной непобедимости и превосходстве над окружающими. Это чувство испарилось, когда он открыл досье Чэнь Му.

Выходец из семьи Чэнь клана Пять Поколений Неба. В сравнении с Чжо его семья была намного влиятельнее. Обе состояли в правящем совете, вот только семья Чэнь контролировала почти тридцать процентов клана! Не факт, что старший сын такой влиятельной семьи гарантированно возглавит клан, но шансы, что это произойдет, были очень высоки.

«Присланные губернатором досье… оказались весьма познавательными».

Ван Баолэ с нефритовой табличкой в руках прищурился. В каждом досье он обнаружил пометки на полях, которые вероятно оставила губернатор. Больше это было сделать некому. В досье Чэнь Му был всего один комментарий.

Амбициозен, но недостаточно талантлив.

Критика Вэнь Хуая была еще жестче.

Жаден и жесток. Перевоспитанию не поддается!

Фан Цзин повезло немногим больше. На полях стояла приписка, что девушка обладала взрывным характером.

Ван Баолэ не мог проверить эти слова, но их явно оставила для него губернатор колонии. Он невольно задумался, что она могла написать на полях в его досье?

«Тут даже думать не надо. Самый красивый, умный и обходительный человек в Федерации. Как же я устал слушать похвалу».

Ван Баолэ покачал головой. Три комментария никак не повлияли на его отношение к троице. Составлять мнение о других следовало самостоятельно, а такую критику воспринимать как дополнительное мнение. Он плохо закончит, если начнет считать всех вокруг дураками.

«Однако Чэнь Му действительно та еще бездарность!» — ехидно подумал Ван Баолэ.

Эта троица заслужила повышение не своим трудом, а в результате переговоров фракций с Федерацией и Марсом. В досье было упомянуто, что они прибудут в город не одни. Они привезут с собой людей и ресурсы для строительства города, как ранее сделали Линь Тяньхао, Кун Дао и Цзинь Дуомин.

«Федерация и Марс всегда пытаются получить выгоду без риска для себя. Они постоянно прибегают к этой тактике… у них что, нет других трюков?»

Ван Баолэ покачал головой. Больше всего ресурсов должен был привезти Чэнь Му, но Ван Баолэ этот парень уже заочно не нравился. При этом он понимал, что город превосходил административный район по важности, размеру и будущим перспективам. К тому же он еще никогда не обладал такой властью.

К сожалению, у всего была цена. В будущем ему не избежать столкновений с фракциями и Федерации. Это тоже будет свое рода войной, где вместо заклинаний и мечей будут использоваться хитрость и дипломатия.

«Моя культивация слишком низкая. На стадии Зарождения Души никто из моих врагов не дожил бы до сегодняшнего дня. Чтобы избавиться от них… хватило бы одного удара. Их кланы и фракции не посмели бы мне и слова сказать!»

Ван Баолэ со вздохом закрыл глаза руками. Спустя какое-то время он сел в позу лотоса и начал медитировать.

«В этой жизни я, Ван Баолэ, своим трудом заработал всё, что у меня есть. Проливал пот, кровь и слёзы! Никто не знает, но даже во время перекусов я размышляю о пути культивации!»

Ван Баолэ преисполнился решимости. Он понимал, что ему очень помогла Лапуля. Без неё он никогда бы не достиг нынешних высот, даже с таким скрытым талантом и ослепительной внешностью. По его мнению, красивые люди не только пользовались всеобщим расположением, но и благосклонностью госпожи удача.

«Внешность Лапули говорит в пользу этой теории. Она сама меня нашла, потому что её впечатлил мой скрытый талант. Она хочет помочь мне достичь величия!»

Ван Баолэ сделал глубокий вдох. От этих мыслей его эго раздулось до размеров воздушного шара. Культивация работала в полную силу, его глаза ярко сияли. Казалось, будто под влиянием самоуверенности духовная энергия стала еще плотнее. В таком состоянии Ван Баолэ продолжил медитировать. Культивируя Дао молний и темные искусства, Ван Баолэ чувствовал постепенный рост культивации. Скорость её роста его устраивала.

По его мнению, мало кто мог похвастаться таким скрытым талантом. В противном случае он бы не находился на поздней ступени Возведения Основания, пока другие практик его поколения топтались на средней ступени Возведения Основания…

«Нужно быть скромнее!» — поспешил напомнить себе Ван Баолэ. После этого он еще больше раздулся от гордости.

Шли дни. Закончив несколько циклов культивации, Ван Баолэ обнаружил, что три префекта до сих пор не прибыли. К счастью, ему почти не требовалось следить за строительством города. Тем временем исчез ослик. Куда он подевался, Ван Баолэ не знал. Благодаря связи с животным он знал только, что ослик был здоров, поэтому о нём можно было не беспокоиться.

В свободное от культивации и работы время он улучшал дхармические артефакты. Их было очень много, поэтому модернизация заняла много времени. Во время переплавки уже имеющихся артефактов он всё лучше осваивал своё ремесло. Время от времени он фантазировал о разрушительной мощи тёмного искусства Лицо мертвеца.

По истечении двух недель Чэнь Му и остальные так и не появились. Ван Баолэ нахмурился и сразу после выхода из уединения вызвал к себе Линь Тяньхао. По недовольному тону начальника тот сразу понял, что лучше выложить всё начистоту.

— Мэр, мои источники в колонии сообщили, что Чэнь Му и остальные уже давно находятся на Марсе, — с горьким смешком сообщил он. — После их прибытия в марсианский город они навестили губернатора, её заместителя и руководителей различных департаментов… Насколько я слышал, они еще не закончили…

Глаза Ван Баолэ опасно блеснули. Несмотря на раздражение, он сразу понял, что эта троица пыталась сказать, посетив целую кучу чиновников на Марсе, кроме своего непосредственного начальника.

«Они ведь не дураки, так почему действуют настолько топорно?..»

Этого Ван Баолэ никак не мог понять. После разговора с Линь Тяньхао ему не пришлось долго ломать над этим голову. На следующий день ему позвонила губернатор марсианской колонии.

— Чэнь Му, Вэнь Хуай и Фан Цзин заступят на службу через несколько дней. Было решено, что три района в их ведении будут находиться под прямым контролем Федерации. С разрешения Федерации они получили автономию!

— Эм?

Глаза Ван Баолэ блеснули, словно льдинки. Он посмотрел на кольцо-передатчик, а потом мрачно спросил:

— Губернатор, а Федерация не перегибает палку? Как они могли дать автономию трём районам в моём городе?

— Хоть районы и будут находиться на самоуправлении, префекты остаются твоими подчиненными.

Губернатор без особой радости восприняла новости, но решение приняли на федеральном уровне. К тому же она не принимала участие в борьбе фракций.

Дыхание Ван Баолэ участилось. Он понимал, что они пытались сделать из него номинальную фигуру. Он хотел возмутиться несправедливостью подобного решения, но губернатор со вздохом напомнила, не ему обжаловать постановления Федерации. Напоследок она заверила, что обязательно примет меры, если троица переступит черту!

«Если троица переступит черту… вот только они не Ли И…» — Ван Баолэ не стал высказывать скепсис вслух.

Когда губернатор отключилась, ему потребовалось некоторое время, чтобы немного успокоиться и примириться с неизбежным, он мрачно подумал: «Эти три сосунка считают себя самыми умными, да? Я молча разрешил вам взять часть пирога, но вам этого показалось мало? Захотели автономии? Вы её получите. О да, получите!»

Глаза Ван Баолэ холодно блестели.