Глава 427. Начало

Насколько Ван Баолэ мог судить, небесная эвокация позволяла сознанию покинуть физическую оболочку и отправиться в путешествие между небом и землей. Там оно в некотором смысле уподоблялось остаточной воле богов. Только так можно было почувствовать её присутствие.

Что до истинного значения небесной эвокации, практику было не обязательно отправляться в ментальное путешествие с помощью дхармического оружия. Опытный человек мог просто закрыть глаза и с помощью культивации послать сознание за пределы тела. К сожалению, Ван Баолэ не обладал необходимым опытом и навыками, чтобы сделать нечто подобное. Несмотря на превосходство над сверстниками, для поисков остаточной воли богов ему приходилось полагаться на дхармическое оружие.

К такому дорогостоящему, всё-таки дхармическое оружие стоило немалых денег, и хитрому методу прибегал не один Ван Баолэ. Большинство грандмастеров дхармического оружия тоже так поступали. Мало кто мог почувствовать остаточную волю богов самостоятельно. Этим могли похвастаться, пожалуй, только грандмастеры, способные переплавлять дхармическое оружие девятого ранга.

Сознание Ван Баолэ благодаря помощи двух мечей покинуло тело и отправилось в ментальное путешествие. Это был не первый выход сознания за пределы тела, но Ван Баолэ каждый раз чувствовал себя странно. Это путешествие не стало исключением. Его сознание сбросило с себя ограничения и могло накрыть половину Марса.

Сейчас физическая оболочка казалась ему бесполезной. Оставить тело и отправиться скитаться между небом и землей… вот оно истинное счастье. Это чувство оказалось настолько сильным, что Ван Баолэ посетила мысль не возвращаться обратно. Тело казалось темницей, а ментальное путешествие напоминало сброс тяжелых оков и обретение истинной свободы.

«Я не могу этого сделать. Не могу бросить самое красивое тело во всей Федерации. Ни в коем случае!»

Эти мысли, будучи в несколько раз сильнее, оттеснили не понятно откуда взявшееся желание бросить физическую оболочку. Ван Баолэ смутно услышал треск стекла, за которым последовал разгневанный рёв. Он почувствовал, как изменилось окружение. Путешествующее за пределами тела сознание окружил невидимый барьер, словно кто-то пытался запереть его в бутылке, но стекло не выдержало и начало трескаться. По мере того, как он приходил в себя, по пространству вокруг расходились трещины. Причем настолько быстро, что невидимая бутылке практически мгновенно разбилась на части. Как только она разбилась, разгневанная воля исчезла…

В этот же миг сознание вернулось в тело Ван Баолэ. Его била крупная дрожь. Сначала он с подозрением нахмурился, а потом недоверие переросло в изумление и страх.

«Что-то не так… сейчас… могло произойти нечто ужасное!»

Сердце Ван Баолэ было готово вырваться из груди. Он запомнил во всех деталях, что произошло, когда сознание отправилось в ментальное путешествие. Напрашивающийся сам собой ответ напугал его еще больше.

«За пределами тела моё сознание натолкнулось на враждебно настроенную волю бога. Должно быть, бог почувствовал моё присутствие и попытался запереть меня в бутылке. Одновременно с этим он попытался внушить мне мысль бросить физическую оболочку. Если бы я поддался…»

Ван Баолэ сделал несколько успокаивающих вдохов. Глубоко внутри он знал, к чему это могло привести. В палате для медитации глаза открыл бы уже не он, а кто-то другой.

«Небесная эвокация очень опасна… легкомыслие чуть не стоило мне всего…»

Первые несколько раз прошли гладко, поэтому сегодня он, ослабив бдительность, чуть не попался в ловушку. Ментальное путешествие всегда сопровождал… риск бескровной смерти.

«К счастью, я не могу расстаться с моим роскошным телом», — с облегчением подумал Ван Баолэ.

При мысли о разгневанном рёве его захлестнули эмоции. Неизвестный противник, похоже, не ожидал, что он не клюнет на наживку. Даже Ван Баолэ не знал, почему это произошло. Способность сопротивляться зову остаточной воли бога еще больше убедила его в том, что он самый красивый парень Федерации.

«Я инстинктивно так подумал… значит, это точно правда. Я, Ван Баолэ, самый привлекательный мужчина в стране!»

Эта мысль удивила даже его, несмотря на еще не схлынувший страх после контакта с враждебной волей. Раньше он всегда считал себя неотразимым, но признавал существование других не менее красивых людей. Но сейчас ему начало казаться, будто никто не мог по-настоящему с ним сравниться.

— Если кто-то и сможет составить мне конкуренцию, ему всё равно не победить. Никому. Я самый лучший! — бормотал себе под нос Ван Баолэ.

Дело было не только во внешности. Эти мысли посетили его после того, как сознание успешно дало отпор зову враждебной воли бога. С этого момента он не мог ни о чем думать, кроме переплавки дхармического оружия.

На самом деле такая вера в себя оказывала скорее позитивный, чем негативный эффект. Сегодня ему удалось пережить самый опасны сеанс небесной эвокации. Во время ментального путешествия сознание напоминало одинокого моряка, чья вера в себя служила ему лодкой. С протекающей лодкой или совсем без неё был велик шанс пойти ко дну и умереть.

Тем не менее вера других людей отличалась от того, что себе понапридумывал Ван Баолэ. Каждый верил во что-то своё, но никто не мог сравниться с невероятно раздутым эго Ван Баолэ.

Ван Баолэ долго размышлял. В итоге он решил на время прекратить ментальные путешествия. Даже с безоговорочной верой в себя его сознание чуть не угодило в ловушку, поэтому он решил расспросить об этом главу секты, чтобы в будущем у него больше не возникло проблем.

Незаметно прошла неделя. Ван Баолэ уже месяц не покидал резиденцию. С полученной от главы секты информацией он чувствовал, что его шансы не погибнуть во время небесной эвокации стали заметно выше. Наконец он вновь использовал дхармическое оружие, чтобы отправить сознание за пределы тела в поисках остатков божественной воли. Внезапно Ван Баолэ почувствовал, как между небом и землей на Марсе словно из ниоткуда появился красный туман.

Изначально он находился очень далеко, но за пару мгновений заполонил всё пространство. Его целью не был Ван Баолэ. Вместо него туман с пугающей скоростью затягивал Марс. Сознание Ван Баолэ дрогнуло. Придя в себя, он открыл глаза и в страхе огляделся.

«Этот туман… выглядит знакомо…»

Пока Ван Баолэ приходил в себя, в голове Чэнь Му, который находился в уединении, раздался хриплый голос.

«Семечко созрело, скоро марионетка будет голова… Я сдержу обещание и задержу губернатора и её лакеев. Запомни: наша задача убить Ван Баолэ!»

Глаза Чэнь Му сияли неприкрытым возбуждением и кровожадностью. Как только его жажда убийства стала настолько сильной, что он больше не смог её сдерживать… зловещий кроваво-красный туман накрыл всю планету. Масштабы бедствия были во много раз больше, чем в прошлый раз. Туман затопил необжитые территории красной планеты. Работающие магические формации заблокировали туман в колонии и Новограде, но вся остальная поверхность Марса оказалась во власти пугающего тумана. Он не только заблокировал духовную энергию, но и все средства коммуникации. Это повлияло даже на Великую магическую формацию Марса. Поскольку главной целью тумана была колония. Снаружи главного марсианского города клубился особо плотный туман. В нём с трудом проглядывались безлюдные поселения.

Это не на шутку встревожило губернатора и её администрацию. Выяснилось, что туман занял настолько большую площадь, что у них полностью пропала связь с Новоградом. В колонии не могли связаться со вторым городом, не могли узнать, что сейчас там происходит. Туман полностью изолировал два человеческих поселения друг от друга.

Новоград тоже не мог связаться с колонией, поэтому он оказался в изоляции. Кровавый туман снаружи города, а также то ли всхлипывание, то ли плач перепугали многих практиков Новограда. Пока жители города пытались понять, что происходит, в автономном районе происходило нечто куда более зловещее.

— Паразиты, пришло время пробудиться!

В секретной плате Чэнь Му с безумным и восторженным блеском в глазах поднялся и широко развел руки. Его голос раздался в головах всех носителей.