Глaва 525. Пepемещение

Как только на стене появились надпись, в пещере послышалось чьё-то бормотание. Произносимые слова несли в себе чудовищную силу. Словно в надписи на стене скрывалась могучее даосское заклинание. Создавалось впечатление, будто какое-то бесценное наследие готовилось к передаче. Любой невольно подошел бы поближе к стене. Ван Баолэ тоже почувствовал соблазн, но перед тем, как он сделал шаг вперед, тёмное ядро внутри внезапно дрогнуло, словно предупреждая о чём-то. Он так и остался на месте, почувствовав необъяснимую угрозу в пещере.

«Что-то тут не так. Я бы поверил в этом, умри он своей смертью и оставь труд всей жизни в этой пещере. Но нападение Бесконечного клана камня на камне не оставило от Дао конгрегации безбрежныx просторов. Большинство учеников секты погибли, сражаясь с воинами Бесконечного клана. Его наверняка посещала мысль о том, что его работа может попасть в руки врагу. Так зачем оставлять её здесь?»

Ван Баолэ не знал мотивов бывшего хозяина пещеры, поэтому без промедления бросился к выходу. На клинке меча, где опасность поджидала на каждом углу, ни в коем случае нельзя было ослаблять бдительность. Малейшая ошибка могла стоить жизни. Вот почему он взревел и пулей вылетел из пещеры. Услышав крик, Чжо Ифань и Чжао Ямэн тут же покинули павильоны. Времени разговаривать не было. Троица пыталась покинуть гору.


С момента их проникновения за сдерживающее заклятие прошло двадцать вдохов. У них было достаточно время, чтобы выбраться в безопасное место. Воздух распороли три луча радужного света. Они мчались прочь от горы и уже почти достигли граница барьера.

Снаружи сдерживающего заклятия собиралась духовная энергия, свидетельствовавшая о скором перемещении. Рвущееся на волю сдерживающее заклятии сильно ускорило этот процесс. Эта область должна была вот-вот переместиться. Пока они пытались выбраться из смертельной ловушки, перемещающая энергия нарастала.

— Ну же! Быстрее! Мы успеем! — прокричал Ван Баолэ.

Он выжимал из культивации все соки. Когда он почти оказался снаружи барьера… на вершине горы позади прогремел оглушительный взрыв. Находящаяся там пещера начала искажаться. Её стены превратились в пульсирующую плоть. Пещера трансформировалась в гигантский зёв! Из ужасающей пасти ударила мощная сила притяжения. Павильоны с треском рушились, их обломки засасывало на вершину горы. Сила притяжения разорвала сдерживающее заклятие на куски и тоже затянула её фрагменты в пасть. Теперь можно было увидеть, что находилось в пасти. Та самая стена, которая показалась Ван Баолэ подозрительной. Величественная аура, исходящая от стены, бесследно исчезла. Осталось только неописуемое безумие. Написавший эту надпись, вероятно, был очень зол, поэтому он и оставил проклятье, которое могло уничтожить и поглотить любого нарушителя.

Бесценное наследие было простой приманкой. Эта ловушка должна была похоронить нарушителя вместе с пещерой! В один миг вся гора приобрела алый оттенок.

Такая внезапная метаморфоза потрясла трёх друзей. Культивация кашляющих кровью Чжо Ифаня и Чжао Ямэн уступала силе притяжения. Их начало затягивать к горе. Духовная энергия внутри них не могла противостоять чему-то столь могущественному. Она покидала их тело и тонкими струйками духовного тумана уносилась к пещере бессмертного.

Ван Баолэ, практик стадии Создания Ядра, сопротивлялся силе притяжения, но даже он не мог остановить происходящее. Не трудно догадаться, что произойдет, если их засосет эта гигантская пасть. В этот критический момент Ван Баолэ с рёвом высвободили всю мощь поглощающего семечка. Сражаясь с силой притяжения, он схватил Чжо Ифаня и Чжао Ямэн. К сожалению, он мог лишь отсрочить неизбежное. Даже без лишнего груза в виде двух человек и с поглощающим семечком он не мог перебороть силу притяжения. Ему было не спастись. Все трое чувствовали приближение смерти. Она смотрела прямо им в глаза.

— Баолэ, это место переполнено силой, способной в любую секунду спровоцировать перемещение. Уничтожь нефритовые таблички, которые я сейчас брошу. Это ускорит процесс перемещения. Вдобавок высвобожденная духовная энергия поможет нам дать отпор силе притяжения. Я думаю, что проклятие и сила притяжения исчезнут сразу после перемещения. Это наш единственный шанс выжить!

— Ифань, помогай! Нефритовые таблички должны быть уничтожены одновременно!

Чжао Ямэн выглядела крайне скверно, но даже в такой ситуации она сохранила трезвую голову на плечах. Из бездонной сумки девушка достала более сотни нефритовых табличек и бросила во все стороны. В более благоприятных условиях она смогла бы сама одновременно взорвать части нефритовой таблички. Но в данный момент её культивация стремительно истощалась под влиянием силы притяжения. Ей хватило сил только на открытие бездонной сумки.

Брошенные нефритовые таблички были разных цветов. Все испещряли начертания. Они были воплощением отточенных годами навыков, врожденного таланта в области магических формаций и силы её духовного тела. Это были заготовки для магических формаций. После раскола они должны были создать магические формации. При одновременном срабатывании их сила должна была увеличиться во много раз. Это был один из её козырей.

Времени почти не осталось. Как только Чжао Ямэн бросила нефритовые таблички, Ван Баолэ сцепил зубы и, несмотря на утекающую духовную энергию, разбудил ядро молний. С его тела в нефритовые таблички сорвался целый рой молний. Тёмное ядро тоже задрожало. Язычки леденящего тёмного пламени умчались вслед за электричеством.

Притяжение было слишком сильным. Брошенные Чжао Ямэн нефритовые таблички не разлетелись во все стороны. Их захватила сила притяжения и потянула к пещере бессмертного. Вдобавок Ван Баолэ не мог одновременно взорвать такое их количество, особенно под действием силы притяжения.

Их единственный шанс на спасение ускользал у них из рук. Чжо Ифань тяжело задышал, в его налитых кровью глазах появился безумный блеск. В то же время они загорелись мрачной решимостью. По всему его телу набухли сосуды, как будто он собирался сделать нечто очень опасное. Стоило ему взреветь, как на лбу появился порез. Из него повеяло аурой абсолютного зла. В форме кровавого света она ударила в нефритовые таблички, которые не успел поразить Ван Баолэ. В этом свечении можно было увидеть очертания багряного меча. Именно от него исходила эта зловещая аура. Это был результат… долгих лет культивации кровавого воина в теле Чжо Ифаня!

В этот же миг с губ Чжо Ифаня брызнула кровь. Его глаза теперь полностью застилала кровь. От такой нагрузки он начал чахнуть прямо на глазах. Кровавый воин был действительно могущественен. Высвобожденная сила взорвала почти все нефритовые таблички, пропущенные Ван Баолэ. Уцелело около дюжины. Из взорванных табличек вырвалась сила магических формаций. Ощущение было такое, будто они пробили дыру в дамбе. Пространство начало искажаться. Земля внизу заходила ходуном. До этого перемещающая сила постепенно усиливалась, но тут произошел неконтролируемый всплеск духовной энергии.

В результате мощной серии взрывов море пламени пришло в смятения. Невообразимая сила превратилась в ураган, который раскинулся на целый километр. Даже могучая сила притяжения пещеры бессмертного начала искривляться под влиянием сокрушительной мощи перемещения. Давление оказалось слишком сильным, поэтому сила притяжения начала рассеиваться. С оглушительным рокотом бушевал ураган, в котором кружило безумное количество духовной энергии. Всё, что находилось внутри урагана: пещера бессмертного, гора и всё в радиусе километра от эпицентра… внезапно исчезло!

На мгновение в море пламени образовался гигантская яма, куда тотчас хлынула раскаленная магма. Спустя пару мгновений практически не осталось следов произошедшего перемещения. Об исчезнувшей горе напоминали только остатки духовной энергии. Некоторых это бы изрядно удивило, но такие трансформации регулярно происходили на клинке древнего меча. Целые регионы перемещались с места на место каждые несколько дней или месяцев. В таком изменчивом мире единственной константой оставалось море пламени. Всё остальное находилось в постоянном движении.

Телепортация не подчинялась каким-то правилам и действовала бессистемно. Дао конгрегация безбрежных просторов на рукояти меча удалось выяснить только одно. Перемещение могло перенести область на десятки километров от изначальной позиции или забросить её в невообразимую даль, откуда было уже невозможно вернуться. Все их изыскания по этому вопросу указывали на то, что объекты могли переместиться в любую точку клинка древнего меча из позеленевшей бронзы!