Глaва 527. Mонаpшиe латы

Не было ни зрачка, ни радужки, ни склеры. Ничего. У ниx не было глаз, только два пустых провала, закрытых веками. Поэтому с закрытыми глазами они выглядели как обычные люди. Но сейчас, когда на Чжао Ямэн и Ван Баолэ уставились сотни людей без глаз, оба одеревенели от страха.

Как ни странно, безглазые смотрели прямо на маленький отряд, словно и вправду могли видеть, отчего становилось еще страшнее. Ни Чжао Ямэн, ни Ван Баолэ никогда не сталкивались с чем-то подобным.

«Морок!»


Ван Баолэ тут же успокоился, а потом и вовсе разозлился. Он чувствовал исходящую от этих людей опасность, однако, будучи тёмным дитя с одноименным ядром, он повидал достаточно много призраков и духов в Тёмном сне. Опыт подсказывал, что эти неживые и немертвые люди были какой-то разновидностью духов. Поэтому он парой магических пассов разбудил тёмное ядро. Пока внутри полыхало тёмное пламя, от него во все стороны расходилась леденящей аура. В следующий миг вокруг него вспыхнуло пламя. Ван Баолэ указал пальцем на одного из безглазых.

Проводник душ.

Чжао Ямэн сначала почувствовала холод, а потом увидела, как из разгоревшегося огня родилась иссиня-черная рука, которая потянулась к одному из людей без глаз. Рука попыталась схватить человека, но пальца прошли сквозь сидящего. Как будто он существовал, но в то же время был иллюзией. Рука прошла насквозь, ничего не схватив!

«Это не дух?» — изумленно подумал Ван Баолэ.

Что-то еще придумывать было уже поздно, поэтому он сорвался с места с Чжо Ифанем на плечах. Чжао Ямэн не отставала от него ни на шаг. Они не хотели приближаться к жутким безглазым. Но на их пути появлялось всё больше и больше медитирующих людей. Их окружали тысячи людей с пустыми глазницами. Избежать контакта с ними было невозможно. Каждый раз они проходили сквозь медитирующих людей прямо как рука Проводника душ. Это было еще не всё. Безглазые поворачивали головы, следя за каждым их движением. Как будто черные провалы могли видеть Ван Баолэ и Чжао Ямэн. Каждый раз от этого у них мурашки пробегали по коже. Загадочные люди продолжали возникать прямо из воздуха. В один момент Ван Баолэ и Чжао Ямэн решили взмыть в воздух вместо того, чтобы бежать. Им удалось пролететь несколько километров. Земля внизу была усеяна медитирующими людьми, которые бесстрастно взирали на трёх практиков в небе.

Чем больше появлялось людей без глаз, тем сильнее становилось чувство опасности. Ван Баолэ и Чжао Ямэн переглянулись и заметили первые признаки отчаяния в глазах друг друга. Чжао Ямэн не могла потягаться с Ван Баолэ в скорости, поэтому он схватил её и полетел так быстро, как мог. Однако это загадочное место оказалось слишком большим. Хоть они и пролетели значительное расстояние, Ван Баолэ не нашел выхода. Куда бы он не полетел… внизу появлялись люди в позе лотоса. Они поднимали головы и взирали на них пустыми глазницами. Губы этих людей… медленно растягивались в улыбке!

Множество безглазых с улыбкой наблюдали за ними… выглядело это крайне жутко и пугающе, но Ван Баолэ старался не поддаваться панике. Тем не менее странные существа продолжали множиться.

Внезапно Чжао Ямэн, которая всё это время молчала, внезапно спросила у него:

— Как твоё имя?

В её голосе чувствовалась неуверенность. Ван Баолэ пораженно уставился на подругу. У неё из глаз текла кровь, а на губах играла точно такая же улыбка, как у безглазых. Но не это так напугало Ван Баолэ. У него всё внутри похолодело при виде морщинистой старухи позади Чжао Ямэн, которая тихонько что-то нашептывала ей на ухо.

Словно почувствовав на себе чей-то взгляд, старуха подняла голову и улыбнулась ему. Вот только сама Чжао Ямэн ничего не замечала. Ван Баолэ хотел атаковать старуху, но тут он почувствовал что-то влажное на плече. Это была кровь Чжо Ифаня, которого он всё это время нёс на плечах. У него кровоточили глаза.


— Как твоё имя? — пробормотал он, так и не придя в себя.

Ван Баолэ тут же приземлился и положил Чжо Ифаня на землю. Вздрогнув, он неосознанно сделал пару шагов назад, пораженно наблюдая за женщиной средних лет, которая наклонилась над Чжо Ифанем. Как и старуха, она что-то шептала ему на ухо.

— Чжо Ифань, Чжао Ямэн, проснитесь! — вскричал Ван Баолэ.

Он попытался оторвать старуху и женщину от друзей, но его руки прошли сквозь них. Он никак не мог привести их в чувство. У них из глаз продолжала течь кровь. Улыбка Чжао Ямэн стала еще более жуткой.

«Проклятье! Что это за место?»

Ван Баолэ не знал, что делать. Он схватил Чжо Ифаня за грудки и сильно потряс, но тот никак не отреагировал. Его губы тоже изогнулись в неестественной улыбке, кажется, он постепенно уподоблялся сидящим вокруг них людям.

Сердце Ван Баолэ захлестнуло отчаяние. Со смесью бессилия и сожаления он посмотрел на Чжо Ифаня и Чжао Ямэн. Отойдя на пару шагов в сторону, его глаза свирепо вспыхнули. Он задействовал всю силу тёмного ядра. Его окутало тёмное пламя для финальной, самой разрушительной атаки…

Без того тёмное небо начало затягивать нечто, похожее полог. На фоне абсолютно черного полога даже небо не выглядело таким черным. Словно он воплощал собой истинную черноту мира! На контрасте можно было увидеть границу неба. Черный полог, словно гигантское покрывало, закрыл одну из трещин, откуда лился алый свет. Когда полог скрыл две оставшиеся трещины, Ван Баолэ услышал шепот у себя над ухом.

— Моё имя…

Этот голос нёс с собой особую силу. Когда Ван Баолэ услышал его, он задрожал и начал терять сознание. Словно его разум заполонила загадочная сила, заставившая тихо сказать:

— Как твоё имя?

Бормоча это, Ван Баолэ не заметил, как тёмное пламя постепенно гасло. Неподалеку от него на черной земле лежали Чжо Ифань и Чжао Ямэн. Со всех сторон их обступили люди. Выражение их лиц вновь изменилось. Хоть у них не было глаз, почему-то казалось, будто в тёмных провалах полыхало алчное пламя. Они взяли Ван Баолэ и его друзей в кольцо не решались приблизиться. Несмотря на сильное желание, они с почтением взирали на троицу, стоящих подле трёх друзей. Особенно это касалось того, кто стоял рядом Ван Баолэ. У этого него не было ни лица, ни конечностей. Было правильнее назвать его жуткими алыми доспехами!

— Моё имя Монаршие латы!

Когда Ван Баолэ задал вопрос… до его ушей донесся басовитый и надменный голос! В этот момент три трещины на небе полностью затянул загадочный полог. Мир погрузился во тьму.