Глaва 580. Похудeть

Десять вдохов подошли к концу. Нанесенный удар, казалось, нёс в себе силу самих небес. И сейчас она превратилась в невообразимое давление. Равнину сотрясало землетрясение. Склоны окрестных гор покрылись трещинами. Оставшиеся участники в панике отлетели подальше от места драки. Чжао Ямэн и Кун Дао, оставшиеся на страже, сильно нервничали. К сожалению, они не могли ничем помочь. С их силой вмешательство могло крайне печально для них закончиться. На самом деле дуэль Ван Баолэ и Дугу Линя уже вышла за рамки стадии Создания Ядра. Они сражались на уровне практиков стадии Зарождения Души, правда их арсенал заклинаний был не настолько богатый, как у истинных практиков этой стадии.

— Он всё равно проиграл?..

В реальном мире зрители не могли поверить своим глазам. Ван Баолэ лежал среди каменных обломков на земле и с горькой улыбкой наблюдал за приближением огромного кулака. Тем не менее глубоко в его глазах еще не погасло желание сражаться!


— У меня остался еще один неиспользованный козырь!

Ван Баолэ тяжело задышал. За весь поединок Лапуля не проронила ни звука, но он точно знал, что она не спала. Всё это время она безмолвно наблюдала за схваткой. Разумеется, козырем была не Лапуля, а имманентный артефакт. Ножны! Первое настоящее сокровище, которое он переплавил. По словам Лапули, на свете не существовало того, что не могли бы сразить эти ножны. Питаемые энергией Ван Баолэ, они, казалось, только умели выпускать москитов.

Ван Баолэ до этого момента никогда не думал использовать сами ножны. Сейчас в его глазах появился холодный блеск. Пока с неба опускался Удар четырех зверей, зеленый лотос внутри Ван Баолэ закачался. Подаренная им жизненная сила позволила ему быстро исцелить самые тяжелые раны. Даже с давлением Дугу Линя, замедлявшим регенерацию, Ван Баолэ получил достаточно энергии, чтобы использовать в бою нечто совершенно новое! В его сердце ярко полыхало пламя желания сражаться. Набрав в легкие побольше воздуха, он взревел. От натуги у него на лбу вздулись вены. Левой рукой он раздробил стоящий неподалеку камень. Оттолкнувшись от него, он взмыл в воздух. Вместо бегства он помчался навстречу Удару четырех зверей.

Зрители внутри и снаружи мира состязания застыли как громом пораженные. У них на глазах Ван Баолэ бросился навстречу гигантскому кулаку, словно совершенно не дорожил жизнью. Когда до огромного кулака оставалось несколько сотен метров Ван Баолэ задрал голову к небу и впился пальцами в грудь. Из грудной клетки брызнул ослепительный свет, в котором появился наконечник ножен. Крича от боли, Ван Баолэ полностью вытащил ножны!

Этот старинный предмет, словно перенесся сюда из какой-то очень далекой эпохи. С их появлением небосвод поменялся в цвете, ураганный ветер потащил за собой бурлящие облака. Весь мир состязания захлестнуло землетрясение. Ножны явно были всего лишь духовным сокровищем шестого ранга, даже не дхармическим оружием, но они повлияли на весь древний меч из позеленевшей бронзы. Всё это привело к образованию неописуемой силы, сконцентрированной в мире состязания!

Ван Баолэ смутно чувствовал присутствие невидимого меча в ножнах. Он очень хотело его вытянуть, но ему чего-то не хватало! Чего-то очень важного!

Ван Баолэ не успел ни посетовать по этому поводу, ни обдумать, чего именно ему не хватало. На счету была каждая секунда. Ему пришлось отказаться от того, чтобы вытянуть невидимый меч из ножен. Вместо этого он использовал их, словно импровизированный меч.

Ослепительное сияние озарило мир. До этого под потемневшим небом в мире было относительно светло, но сейчас весь свет куда-то пропал. Словно взмах ножен втянул в себя весь свет. Осталось только их сияние. В следующий миг произошло столкновение ножен и Удара четырех зверей! Мир состязания утонул в страшном грохоте, пока во все стороны расходилась невероятная по своей силе взрывная волна. Ван Баолэ задрожал и зашелся в приступе кровавого кашля. Давление кулака оттеснило его обратно к земле. Однако он не отпустил ножны. Со свирепой гримасой и жутким оскалом он продолжал держаться.

Невероятно могучий Удар четырех зверей не разбился в столкновении с ножнами, но по нему прошла сильная вибрация, отчего его давление на Ван Баолэ исчезло. Его заблокировали ножны.

Артефакт умножил силу Ван Баолэ, позволив ему противостоять Удару четырех зверей. Люди в мире состязания и за его пределами стали свидетелями необычайной картины. Гигантский кулак находился в двух метрах от земли. Под ним стоял Ван Баолэ с ножнами в руках. Именно он не позволял кулаку до конца опуститься. Словно крепкий камень, который не могло раздробить даже всемогущее колесо судьбы.

Это было пределом способностей Ван Баолэ. Рука, держащая ножны, дрожала, зеленый лотос внутри раскачивался из стороны в сторону. В попытке исцелить Ван Баолэ из него потоком лилась жизненная энергия. В результате он не мог ни на секунду расслабиться. Стоит ему проявить слабину, и его раздавит. Ему оставалось только держаться.

Его тело не могло выдержать такую нагрузку. На коже появились разрывы, кости покрылись тончайшими трещинами. Под гнётом огромного кулака Ван Баолэ не мог ни на секунду перевести дух. Давящая сверху сила рвала его на части, однако тело постоянно регенерировало. Но это не могло длиться вечно. Ядро молний трескалось. На тёмном ядре тоже множились трещины. Если так дальше пойдет, то два ядра просто разобьются. Его культивации просто не станет. С каждым вдохом голова всё хуже соображала. Ему казалось, будто он слышит голоса. Одни были знакомыми, другие он слышал впервые. Но все они убеждали его опустить руку и сдаться.

— Как я могу сдаться? Моё дао не приемлет подобного. Мои амбиции никогда не позволят мне просто опустить руки… Я, Ван Баолэ, никогда не признаю поражение! Никогда! — мысленно прокричал Ван Баолэ.

Тем временем оба ядра продолжали покрываться трещинами. Зеленый лотос не справлялся с исцелением. Пока его тело ломалось под чудовищным гнётом кулака, воля Ван Баолэ, наоборот, становилась всё тверже. Внезапно поглощающее семечко с рокотом ожило! Оно не стало поглощать энергию извне. В ситуации, где на карте стояла жизнь Ван Баолэ, поглощающее семечко вобрало зеленый лотос, а также тёмное ядро и ядро молний. Они не исчезли, а во второй раз слились с поглощающим семечком! Первое слияние произошло, когда в семечко был посажен зеленый лотос. В тот раз между ядрами, цветком и семечком был установлен баланс. В этой критической ситуации поглощающее семечко заработало в полную силу. Поглощенного ему показалось мало, поэтому оно принялось за тело Ван Баолэ. Толстяк начал худеть на глазах. В следующий миг зрители увидели не пузатого практика… а стройного мужчину с точеным лицом, бровями вразлет и проницательным взглядом. Довершал образ мешковатая, явно не по размеру, одежда. Ван Баолэ в одночасье превратился в настоящего красавца. Из-за столь резкого контраста зрители пораженно уставились на преображенного Ван Баолэ. Теперь от него было не оторвать глаз.

Даже Чжо Ифань, очень красивый мужчина по меркам Федерации, был вынужден признать, что уступал Ван Баолэ по внешности. Потому что у его друга было кое-что, чего не было у него… непокорности судьбе, уверенности и силы, способной уничтожить всё на свете! Это придавало легкий налет дьявольщины образу Ван Баолэ. Со столь резким изменением внешности и ауры даже Ли И невольно им залюбовалась.

Поглощающее семечко заработало в обратную сторону, начав напитывать энергией хозяина. Ослабленная аура усилилась. Культивация Ван Баолэ заработала в полную силу. Она перешла с пика средней ступени на позднюю ступень Создания Ядра. Одним махом она поднялась на новую ступень. Вот только это было еще не всё. Поглощающее семечко не перестало напитывать энергией культивацию. Вскоре она достигла пика поздней ступени и оказалась в одном шаге от великой завершенности!

Дугу Линь и все остальные, кто следил за поединком, во все глаза уставились на Ван Баолэ.

— Прорыв культивации прямо посреди боя!

Раскрученная до безумной скорости культивация в один миг исцелила все его раны. К нему вернулась утраченная сила. Только теперь её было намного больше, чем в раньше. От него волнами расходилась сила, словно он мог уничтожить сами небеса. Рука с ножнами больше не дрожала. Ван Баолэ поднял голову и посмотрел на остолбеневшего Дугу Линя внутри огромного кулака техники Удар четырех зверей.

— Я не сдамся! — тихо сказал Ван Баолэ. Его глаза буквально горели желанием сражаться!