Глaва 586. Пpeдлoжение

Цзинь Дуомин открыл рот, словно хотел что-то сказать, но тут он заметил угрожающий взгляд Ван Баолэ. В итоге он проглотил готовые сорваться с языка слова и натянуто улыбнулся. Не в силах сделать Ван Баолэ комплимент, он прочистил горло и достал из бездонного браслета нефритовую табличку.

— Это рейтинг участников программы. Я привез его из Федерации специально для тебя. Ван Баолэ с блеском в глазах изучил содержимое нефритовой таблички. Увидев своё имя на первой строчке, а Ли И на второй с отставанием в несколько десятков техник культивации, он усмехнулся. Теперь он ни капли не сомневался, что президентство было у него в кармане. Осталось только вернуться домой. Ван Баолэ очень хотелось увидеть лицо малыша Дуаньму, когда тому придется уступить должность талантливому преемнику. От радости он похлопал себя по животу. К сожалению, это теперь не доставляло такого же удовольствия как раньше, но он уже не мог избавиться от этой привычки. Ван Баолэ поднял голову и взглянул на гостя.

— Малыш Мин, помимо этой штучки ты больше ничего не привез?

Цзинь Дуомин, будучи наследником корпорации Трилунье, был человеком сообразительным. Со смехом он бросил Ван Баолэ бездонную сумку. Немного приоткрыв её, у него загорелись глаза, а потом он с признательностью посмотрел на Цзинь Дуомина. Бездонная сумка буквально ломилась от разнообразных снэков. В ней лежало более сотни коробок духовно-ледяной воды. Для Ван Баолэ, который последние несколько месяцев обсасывал три оставшихся кусочка вяленого мяса, которые уже давно потеряли вкус, это был лучший подарок. Перед соблазном было невозможно устоять. Ван Баолэ открыл один пакетик и осторожно положил в рот кусочек. По его телу как будто пробежал разряд электричества. — Ах, вкус дома, — томно прикрыв глаза, пробормотал он. — Ван Баолэ не какой-то там обжора. Я просто скучаю по дому…


Цзинь Дуомин несколько раз моргнул. Он подумал, что поступил очень мудро, не став указывать Ван Баолэ на его чересчур раздутое эго. Привезенные рейтинг участников программы и снэки привели его в хорошее расположение духа. Теперь он не так остро отреагирует на остальные новости.

— Баолэ, есть еще кое-что… — прочистив горло, смущенно сказал он.

Ван Баолэ уже жадно пил духовно-ледяную воду. Уже почти забытый вкус снэков и воды из родной академии подняли ему настроение. С широкой улыбкой он жестом разрешил Цзинь Дуомину продолжать.

— В чём дело?

Цзинь Дуомин тяжело вздохнул.

— Баолэ, последний год выдался для меня нелегким… — смущенно поделился он. — На Марсе все знают о том, что мы братья. Это ни для кого не секрет и в Федерации. Однако тут я бессилен что-либо сделать. Меня прислали сюда с одним поручением…

Цзинь Дуомин осторожно посмотрел на Ван Баолэ, чтобы оценить его реакцию. Заметив, что тот опустил пачку со снэками, он спешно продолжил:

— Кхм, это всё из-за того, что ты показываешь слишком хорошие результаты. Президент Дуань Муцюэ, этот злодей, очень тебя опасается, поэтому он своими подлыми кознями вынудил меня перетянуть часть одеяла на себя. Баолэ, я не пытаюсь пойти против тебя. Просто у меня нет выбора. Моя корпорация Трилунье сильна, но что она может сделать против подлеца Дуань Муцюэ? Заставив меня соревноваться с братом, он перешел черту! Баолэ, я уже придумал лучший выход из этой ситуации. Я стану президентом, а ты моим заместителем, но все вопросы будешь решать ты!

В тоне Цзинь Дуомина чувствовалось возмущение, словно его тоже не устраивало положение, в которое его загнал президент. Внезапно Ван Баолэ рассмеялся и отложил в сторону бутылку с духовно-ледяной водой с пачкой снэков.


— Малыш Мин, это не такая уж и большая проблема. Я, Ван Баолэ, за честное соперничество. К тому же от этой небольшой конкуренции Федерация только выиграет. Однако Дао конгрегация безбрежных просторов опасное место. Местные практики очень жестоки. Не берусь утверждать, но может настать день, когда ты случайно перейдешь кому-то дорогу…

Ван Баолэ сокрушенно покачал головой. Он не закончил фразу, но свирепый блеск его глаз был красноречивее любых слов. Про себя Ван Баолэ фыркнул. Любой, кто посмеет соперничать с ним за президентство, станет его врагом! Кое-что из речи Цзинь Дуомина показалось ему знакомым. Похожим трюком он когда-то провёл Ли Ванэр.

Цзинь Дуомин поёжился и поспешил упокоить разозленного друга.

— Баолэ, я тоже заложник ситуации, Дуань Муцюэ, сам президент, давит на меня… — Помнится, президентом Федерации может стать выпускник одной из четырех великих дао академий. С каких пор в этот список включена корпорация Трилунье?

Ван Баолэ вопросительно посмотрел на Цзинь Дуомина. Тот несколько раз моргнул. Было бы ошибкой сказать, что его не интересовала должность президента. Тщательно всё взвесив, Цзинь Дуомин решил сказать правду.

— Шесть месяцев назад… Дуань Муцюэ послал меня учиться в Дао академию белого оленя… я не хотел в неё поступать, но этот злодей настоял.

Ван Баолэ фальшиво улыбнулся. Насколько он знал Цзинь Дуомина, давление со стороны президента было лишь одной из причин, почему сегодня вообще состоялся этот разговор. Цзинь Дуомин и сам был не прочь воспользоваться удачно подвернувшимся шансом. Хоть они какое-то время бок о бок проработали на Марсе, Цзинь Дуомин отличался от Кун Дао. Последний признал его старшинство, а Цзинь Дуомина так и остался независимым.

Где-то глубоко внутри Цзинь Дуомин был совершенно не против того, чтобы его использовали подобным образом. Всё это произошло из-за чрезмерной самоуверенности Дуань Муцюэ. Вклад Ван Баолэ в развитие культивации человечества превзошел даже самые смелые прогнозы, поэтому он испугался, что его действительно могут сместить с должности.

— Малыш Дуаньму, ты действительно зашел слишком далеко, — подумал Ван Баолэ.

Ему не о чем было беспокоиться. За год на древнем мече у него появилось огромное преимущество над остальными. Он возглавлял рейтинг и обладал высоким статусом в дао конгрегации. Вряд ли появится кто-то, способный быстрее него зарабатывать боевые очки. — Похоже, мне нужно довести число присланных техник до сотни, чтобы малыш Дуаньму совсем отчаялся. Тогда он без шума и пыли уступит мне свою должность!

Ван Баолэ испытал прилив гордости. Всё-таки только он во всей Федерации мог заставить самого президента беспокоиться за своё месте работы. С этой мыслью Ван Баолэ жестом дал понять гостю, что эта тема закрыта. Цзинь Дуомин облегченно вздохнул. Несмотря на большие амбиции, он не хотел ссориться с Ван Баолэ. Практически всё в его истории было правдой. Он специально рассказал её при первой встрече, чтобы избежать возможных недоразумений.

Цзинь Дуомина беспокоило то, что за маской добродушного толстяка скрывался опасный человек, поэтому весь дальнейший разговор он пытался всеми силами задобрить Ван Баолэ. Когда начало смеркаться он попрощался и вышел. После его ухода Ван Баолэ еще долго обдумывал их разговор. Даже с поддержкой Дуань Муцюэ у Цзинь Дуомина почти не было шансов обойти его, поэтому он выбросил эту проблему из головы и вернулся к культивации.

Шли дни. Помимо главы секты Закат Галактики и Цзинь Дуомина еще несколько знакомых навестили Ван Баолэ. Среди них не оказалось Чжо Исяня, что ни капли не удивило Ван Баолэ. На всякий случай он переговорил с Юнь Пяоцзы, чтобы тот послал кого-нибудь присмотреть за ним. Ван Баолэ хотел раз и навсегда разрешить конфликт между ним и Чжо Ифанем. Странное дело. Чжо Исянь пропал на пятый день после прибытия в дао конгрегацию. Никто не знал, куда он делся, даже Юнь Пяоцзы. Ван Баолэ подумывал расспросить об этом главу секты Закат Галактики, но его внимание отвлекла одна важная новость, распространившаяся по дао конгрегации быстрее лесного пожара. Глава секты Закат Галактики умудрился потрясти всех в секте. Даже Ме Лецзы, узнав об этом, долгое время пораженно молчал… Глава секты Сюй попросил руки Фэн Цюжань, вот только сделал он это от имени Ли Синвэня. Именно верховный старейшина хотел, чтобы Фэн Цюжань вышла за него замуж!