Глава 613. Страшная доля ослика

«Жуткое дыхание то ли животного, то ли человека. Аура божественного оружия… какая интересная гробница!»

Ван Баолэ хмуро смотрел на сияющий проход в сдерживающем заклятии, который с их уходом быстро закрылся. У кургана всё тоже пришло в норму.

— С этой гробницей явно что-то не так, — со вздохом заключил он. — С нынешним уровнем культивации у нас вряд ли получится раскрыть её секреты. Быть может, на стадии Овладения Душой… мы сможем попробовать еще раз.

Чжао Ямэн тоже смотрела на гробницу за сдерживающим заклятием. Её всё еще била мелкая дрожь после того, как она услышала тот жуткий вдох. Кун Дао тоже боялся к ней приближаться.

Трое друзей переглянулись и, не сговариваясь, решили оставить её в покое. Они поспешили к Палате поклонения, чтобы переместиться домой. В силу особых обстоятельств они не могли телепортироваться сразу на главный остров Дао конгрегации безбрежных просторов, только до границы рукояти и клинка меча. Оттуда им предстоит самостоятельно пересечь границу и добраться по рукояти до архипелага. Даже так это сэкономит им кучу времени. До Палаты поклонения они летели в полной тишине. Каждый размышлял о случившемся у кургана. Ван Баолэ никак не мог избавиться от ощущения, будто бы он что-то упускал. В Палате поклонения, когда он привел в действие магию перемещения, Чжао Ямэн немного развеяла его подозрения.

— Как мне кажется, мы сможем немного приоткрыть секрет того кургана… с помощью истинного древесного тела. Если мы найдем практика, культивирующего древесную технику, быть может, нам удастся пройти через зеленый туман и забраться в курган… но такие практики встречаются очень редко. Но даже с ним план не очень надежный. Тело этого практика должно быть полностью древесным, тогда у нас будет хоть какой-то шанс, — со вздохом сказала Чжао Ямэн. Эта идея пришла ей в голову уже в павильоне.

«Полностью древесным?»

Ван Баолэ встрепенулся. Её слова разогнали застилавший разум туман. С прояснившейся головой он понял, что именно упускал. Его глаза засияли диковинным светом.

«Точно, вот что я упускал.Древесный практик…»

Тем временем вокруг них закружилась перемещающая магия. Наконец они растаяли в воздухе. Когда возмущение магической энергии успокоилось, вновь опустилась тишина, изредка нарушаемая дыханием, которое доносилось из окутанным зеленым туманом кургана.

На границе клинка с рукоятью меча пространство покрылось рябью. В перемещающей вспышке появились Ван Баолэ и его друзья. Выяснив, куда их переместило, они двинулись в путь. Вскоре они миновали границу и попали на рукоять меча. Там им в лицо ударил порыв раскалённого ветра. Из-за разницы в температуре на клинке и рукояти древнего меча этот порыв ветра показался им прохладным бризом. Ван Баолэ с наслаждением вдохнул полной грудью и похлопал бездонный браслет. Внутри лежала не только богатая добыча, но и пурпурная именная пластина — самое ценное, что он привез из путешествия!

«Ученик-преемник!»

Глаза Ван Баолэ от предвкушения буквально горели. Он посмотрел на Чжао Ямэн и Кун Дао, похоже, им тоже уже не терпелось вернуться. Ученики внутренней и внешней секты считались элитой в нынешней Дао конгрегации безбрежных просторов. С новым статусом они окажутся у секты на хорошем счету. Не трудно представить, насколько сильно изменится их жизнь после возвращения.

— Пора домой. В следующий раз возьмем с собой Ифаня. Наберем побольше бездонных сумок и устроим еще один рейд!

Ван Баолэ на время подавил в себе желание заполучить содержимое загадочного кургана. Он находился в прекрасном настроении. Кун Дао, похоже, тоже успокоился после того, что произошло у кургана. При мысли о добыче и безоблачном будущем его охватил неконтролируемый восторг. Чжао Ямэн едва заметно улыбалась. Она аккуратно убрала растрепанный ветром локон волос за ухо. Её глаза были чисты, как горный снег. Она тоже с надеждой смотрела в будущее.

Три луча радужного света помчались по небу к Дао конгрегации безбрежных просторов. Даже с несколькими перемещающими формациями путь назад занимал две недели. Тем не менее они не спешили. На пути к архипелагу они болтали и шутили. Путешествие получилось очень расслабленным. Когда до архипелага оставалось три дня произошло нечто неожиданное!

На них не напали. Ван Баолэ внезапно услышал перепуганные крики у себя в голове! Кричал не человек, а осёл!

«Иа! Иа! Иа!»

У ослика не было кольца-передатчика, но между ним и Ван Баолэ существовала ментальная связь. С большого расстояния он лишь смутно ощущал присутствие питомца, но так близко от архипелага связывающие их узы работали очень хорошо. Ослик с помощью этой связи пытался позвать Ван Баолэ на помощь!

Больше никто не слышал его отчаянных криков. Даже если они и услышали бы его, то всё равно ничего не поняли. В его звериных воплях они бы только почувствовали тревогу и страх животного. Ван Баолэ, с другой стороны, лучше всех на свете знал ослика. Он сразу догадался, что пытался сказать ему питомец. Все эти вопли переводились в одно человеческое слово.

«Помоги!»

Ван Баолэ резко остановился и помрачнел. Он уже хотел узнать, что произошло с осликом, как вдруг их связь внезапно оборвалась! Словно между ними кто-то воздвиг невидимую стену, нарушив их связь.

Друзья не заметили, как Ван Баолэ вздрогнул. Его охватило беспокойство. Обычно Ван Баолэ сурово обращался с ним, часто наказывал и избивал, но это был его осёл. Только ему было позволено прикасаться к нему. Больше никто не имел права трогать его.

От трагичных криков ослика у Ван Баолэ сжалось сердце. Мрачный как туча, он с огромной скоростью помчался вперед. Несмотря на обрыв связи, Ван Баолэ успел определить место, где находился ослик. В Дао конгрегации безбрежных просторов.

«Что могло случиться?»

Его глаза стали похожи на две льдинки. Чжао Ямэн и Кун Дао, не зная, что произошло, почувствовали резкое изменение настроения Ван Баолэ и его леденящую ауру. Поёжившись, они поспешили следом.

— Баолэ, что случилось? — не удержалась от вопроса Чжао Ямэн.

— Кыш зовет на помощь! — процедил сквозь зубы Ван Баолэ.

Чжао Ямэн и Кун Дао знали имя ослика. По их лицам промелькнуло удивление. Ван Баолэ включил кольцо и связался с главой секты Сюем, который находился в Дао конгрегации безбрежных просторов. Тот ничего не знал о злоключениях ослика. Звонок застал его врасплох. Он попросил Ван Баолэ не паниковать и пообещал обо всё разузнать.

Стрелой мчась по небу, Ван Баолэ связался с другими знакомыми в дао конгрегации в надежде узнать хоть что-то. По его просьбе они кое-что узнали. Выяснилось, что ослик позарился на алхимическую печь старейшины стадии Зарождения Души по имени Сунь Хай из фракции Ме Лецзы. Он съел половину печи, сделанную из очень редких материалов. Одним укусом он полностью уничтожил рабочий инструмент старейшины. Разъяренный Сунь Хай, узнав, кто это сделал, поймал ослика. Он планировал убить его.

«Баолэ, у него в секте есть неплохие связи. Сунь Хай не собирается никого слушать. Он хочет переплавить ослика в Пилюлю свежей крови!»

У Ван Баолэ от таких новостей разболелась голова. Он знал ослика. Прохвост действительно был способен на такое. Обжорство когда-нибудь точно сведет его в могилу. Тем не менее этот мелкий хулиган оставался его питомцем.

Повернувшись к Чжао Ямэн и Кун Дао, Ван Баолэ коротко сказал:

— Мне нужно идти!

После этого он с умопомрачительной скоростью в луче радужного света помчался по небу. Таким образом ему сильно удалось сократить время пути. До Дао конгрегации безбрежных просторов он добрался всего за один день.

«Глава секты Сюй, чего бы это не стоило, пожалуйста, задержите его хотя бы на день!»

«Сделаю всё, что в моих силах. Только не делай глупостей. Любой конфликт можно разрешить щедрой компенсацией. К тому же ты только вернулся из Палаты поклонения. Твой новый статус пока еще весьма чувствительная тема. Нельзя исключать возможность намеренной провокации. Будь осторожен!»