Глава 618. Четвертый верховный старейшина

Новость о возвращении Ван Баолэ в звании ученика-преемника распространилась по дао конгрегации со скоростью лесного пожара. Те, кто не понимал значимость этого события, отправились в архивы, чтобы побольше узнать о ранговой системы старой секты.

С этим рангом Ван Баолэ, по сути, оказался во главе Дао конгрегации безбрежных просторов. Всё-таки учеником-преемником его сделала истинная Дао конгрегация безбрежных просторов. Только низкая культивация мешала ему по-настоящему возглавить секту. Место его рождения перестало иметь значение.

Не только Ван Баолэ потряс всех своим статусом. Чжао Ямэн вернулась ученицей внутренней секты, а Кун Дао стал учеником внешней. Успехи Кун Дао мало кого удивили, но Чжао Ямэн вызвала много разговоров. Если бы не Ван Баолэ и истории про практически легендарный ранг ученика-преемника, то в центре всеобщего внимания оказалась бы Чжао Ямэн.

Федерация наконец по-настоящему соединилась с Дао конгрегацией безбрежных просторов. Теперь разделить их будет крайне непросто. Ведь Ван Баолэ стал по-настоящему неотъемлемой частью секты. Дао конгрегации безбрежных просторов осталось определиться с его ролью в секте. По этому поводу высказывалось множество мнений. Эта ситуация стала настоящей головной болью для Ме Лецзы, Фэн Цюжань, а также даоса Ю Жаня, который по такому случаю покинул уединение. Хотя на совещании он по большей части молчал.

Пока Ме Лецзы массировал виски, Фэн Цюжань отстраненном смотрела на стену. Она не знала, что делать с Ван Баолэ. Трое старейшин хранили молчание. Совещание затягивалось. Они понимали, что во избежание проблем им следовало как можно скорее найти какое-то решение. Ученик-преемник мог повлиять на гиацинтовое дерево и магическую формацию. В старой Дао конгрегации безбрежных просторов никто из них не удостоился бы чести попасть к Ван Баолэ на службу.

Тем временем в Дао конгрегации безбрежных просторов среди рядовых учеников шли ожесточенные споры. На Острове лазурного пламени Ван Баолэ сначала уладил неотложные дела, затем устроил ослику выволочку, а потом связался с Кун Дао и Чжао Ямэн. Втроем они вернулись на главный остров, чтобы обменять добычу на боевые очки. Из путешествия они привезли много всего. Люди на площади с интересом наблюдали, как они один за другим помещали в каменную стелу предметы, отчего та содрогалась и ярко вспыхивала.

Со временем редкие вспышки переросли в постоянное свечение. Казалось, их сумки были настоящим рогом изобилия! Ученики дао конгрегации вокруг поначалу просто удивились, а потом пораженно притихли. Когда сгорела палочка благовоний Ван Баолэ и его друзья покинули площадь. После их ухода у каменной стелы началось столпотворение.

Там еще долгое время было шумно, но Ван Баолэ и его друзья слышали лишь приглушенный гомон голосов. Их переполнял восторг. Они заработали почти девятьсот тысяч боевых очков! Совершенно неслыханная сумма!

Ван Баолэ внёс самый большой вклад во время поисков, поэтому Кун Дао и Чжао Ямэн настояли, чтобы он забрал пятьсот тысяч боевых очков. Из оставшихся денег Кун Дао забрал сорок процентов, а Чжао Ямэн шестьдесят. По их мнению, это было справедливо. Кун Дао тоже не считал, что разбогател за счет друзей. Попрощавшись с Ван Баолэ и Чжао Ямэн, он поспешил за дхармическим сокровищем. Ему уже не терпелось выкупить понравившийся плащ, который делал носителя невидимым.

Чжао Ямэн тоже хотела кое-что купить. Немного покраснев и многозначительно посмотрев на Ван Баолэ, она тоже ушла. Сам Ван Баолэ направился в Павильон заклинаний. С таким количеством боевых очков можно было по-настоящему разгуляться.

«В этот раз я заставлю малыша Дуаньму назвать меня папочкой!» — с гордостью подумал Ван Баолэ.

С достаточно большим количеством боевых очков он мог захватить мир. В Павильоне заклинаний безбрежных просторов он не моргнув глазом купил двести техник культивации, несмотря на то, что некоторые из них стоили больше тысячи боевых очков. У него ушло почти триста тысяч боевых очков. Вот только ему было всё равно. Во-первых, Сунь Хай был должен ему сто пятьдесят тысяч. Во-вторых, за долгое отсутствие в секте с игры успела накопиться немаленькая сумма. Ван Баолэ не стал спрашивать об игре у Се Хайяна, поскольку был уверен, что она приносит им обоим огромные деньги.

По этой причине он спокойно потратил на техники пугающее количество боевых очков. Двести техник культивации он одним махом отправил в Федерацию, уже представляя, что там скоро начнется.

«Интересно, отвалится ли у Дуань Муцюэ челюсть? — с довольной улыбкой подумал он. — Малыш Дуаньму, хочешь ты того или нет, но тебе придется признать поражение. Твоя грязная игра вышла тебе боком!»

Ван Баолэ похлопал себя по животу. В таких делах нельзя было давать слабины. Он послал Федерации почти триста техник культивации. Быть может, ему стоило довести их количество до пяти сотен?

«Решено!»

В отличном настроении Ван Баолэ вернулся на Остров лазурного пламени. Как и ожидалось, пересылка двухсот техник переполошила всех на Меркурии. Обновленный рейтинг участников программы Сотня сынов стал самой обсуждаемой новостью Федерации. Все новостные агентства страны написали об этом. Жители Федерации только об этом и говорили. Дуань Муцюэ же надолго замкнулся в себе. Его не покидало чувство, что его президентский срок… подходит к концу. Тут-то журналисты вспомнили о данном им обещании. Получалось, что после возвращения Ван Баолэ получит огромное повышение в ранге!

Граждане Федерации вновь получили новую пищу для разговоров. Не остались в стороне и жители города Эфир. Родители Ван Баолэ уже обосновались в городе и обзавелись друзьями. Они тоже следили за новостями. Уже немолодая чета не могла представить сына президентом Федерации. Реальность происходящего они осознали, когда к ним приставили усиленную охрану, а их друзья стали вести себя с ними чересчур дружелюбно…

Пока в Федерации кипели страсти, жизнь Ван Баолэ на древнем мече из позеленевшей бронзы вернулась в спокойное русло. Он мог вновь заняться культивацией. Ему предстояло стабилизировать её после прорыва на великую завершенность Создания Ядра, а также составить план перехода на стадию Зарождения Души. До сих пор не была решена проблема культивации второй ступени Пламехвата монарших лат. Вдобавок он хотел освоить последнюю ступень Трансформации бессмертного грома.

Постижение Пламехвата монарших лат шло крайне медленно, чего нельзя было сказать о Трансформации бессмертного грома. Всё-таки он достиг её последней ступени. На её фоне меркли все остальные техники Трансформации бессмертного грома. Более того, она считалась одной из сильнейших техник для стадии Создания Ядра.

Перст бессмертного грома!

В момент её использования небо и земля содрогались! Четвертая ступень Трансформации бессмертного грома собирала силу молний в теле практика и концентрировала её в разрушительном пальце молний. Такая сила могла уничтожить всё на свете! Первые несколько попыток позволили Ван Баолэ почувствовать, насколько могущественным был Перст бессмертного грома. Это побудило его заниматься ей еще усерднее.

Сунь Хай угрозами, воровством и слезными мольбами удалось собрать сто пятьдесят тысяч очков. В то же время Се Хайян перевел Ван Баолэ двести тысяч боевых очков — его долю с выручки игры.

На счету Ван Баолэ вновь стало больше четырехсот тысяч боевых очков. Возможно, он не был самым богатым в дао конгрегации, но точно входил в десятку богатейших учеников.

Пока Ван Баолэ занимался культивацией… решился вопрос с его статусом. Фэн Цюжань предложила наделить его одним с ними статусом. Теперь в дао конгрегации появится четвертый верховный старейшина.

Он мог даже создать собственную фракцию!

При других обстоятельств Ме Лецзы никогда бы на это не согласился. Он не был готов посадить Ван Баолэ такой высокий пост. Однако полученный Ван Баолэ статус ученика-преемника превратился в настоящую головную боль. С кислой миной ему пришлось согласиться на это предложение. Что интересно, в старой Дао конгрегации безбрежных просторов он бы даже подумать не смел о том, чтобы стать последователем одного из учеников-преемников…

В итоге Фэн Цюжань и Ме Лецзы одобрили предложение. Даос Ю Жань воздержался от комментариев. Он держал свои мысли при себе. Только его глаза холодно блестели.

По достижении консенсуса в Дао конгрегации безбрежных просторов было сделано объявление. Во всей секте не нашлось такого человека, кого бы не удивили новости. Все понимали, что Дао конгрегация безбрежных просторов находится на пороге больших изменений!