Глава 627. Идея

— Ты на что это намекаешь? — Ван Баолэ презрительно посмотрел на гигантское дерево. — Думаешь, я соблазнюсь на какую-то девицу? Я верховный старейшина Дао конгрегации безбрежных просторов. Как я… хм?

Ван Баолэ нахмурился. Он хотел в порыве праведного гнева как следует отчитать Османтуса, но нравоучительной лекции так и не состоялась. Он о чём-то глубоко задумался. При виде такой острой реакции гигантское дерево лишь тихо вздохнул. Похоже, он переступил пределы дозволенного. Слишком поспешив, он раскрыл ему свой замысел.

«К Ван Баолэ трудно подобрать правильный ключик…» — подумал он.

Чтобы заслужить расположение Ван Баолэ ему придется придумать что-то другое. С их последней встречи толстяк стал хитрее и проницательнее. Теперь ему казалось, будто он имеет дело с кем-то из своего поколения.

Пока гигантское дерево размышлял об этом, в глазах Ван Баолэ всё ярче разгоралось пламя. Предложение гигантского дерева подало ему идею!

«Если у меня тоже появится крестная дочь, которая потом станет дао спутницей Ли Учэня, тогда ему придется относиться ко мне с уважением и называть меня тестем… Даже после возвращения воспоминаний дитя дао ему придется вести себя со мной почтительно…»

От этой идеи Ван Баолэ пришел в восторг. Если всё получится, он окажется в безопасности. Как бы высоко не поднялся Ли Учэнь, он всегда будет стоять выше. Всегда.

Когда Ван Баолэ замолчал, у Османтуса появилось дурное предчувствие. Его опасения подтвердились, когда тот ни с того ни с сего рассмеялся.

— Опыт собрата даоса Османтуса поистине бесценен, — похлопав его по плечу, похвалил Ван Баолэ. — Отличная работа, возлагаю на тебя большие надежды!

Со сложенными за спиной руками он в отличном настроении двинулся в путь. Оставшийся позади Османтус судорожно пытался понять скрытый смысл сказанного. Очевидно, Ван Баолэ пытался ему о чём-то намекнуть… Не обращая внимание на задумавшегося Османтуса, Ван Баолэ уже во всю работал над новым планом. Чем дольше он размышлял, тем больше ему нравилась эта идея. У себя в голове он прокручивал список потенциальных кандидаток в крестные дочери. Первой на ум пришла Ли И.

«Нет, нет. У неё большая грудь, но куриные мозги. Если я сделаю её крестной дочерью и сосватаю Ли Учэню, она настроит его против меня, даже если я буду её биологическим отцом!»

Ван Баолэ покачал головой. Немного подумав, он вспомнил о темпераментной девушке из секты Пренебесное Вознесение. Физически развитая, с прямолинейным характером… она хорошо подходила Ли Учэню.

«Тоже не пойдет. У этого парня, как мне кажется, традиционные стандарты красоты. Если я попытаюсь их свести… это может только усугубить ситуацию».

У Ван Баолэ разболелась голова. В таких вещах у него совсем не было опыта.

«Османтус, этот старый негодяй, похоже, настоящий кладезь грязных трюков, — подумал он, покосившись на гигантское дерево. — Надо поручить это ему. Он точно справится».

— Собрат даос Османтус, — с улыбкой обратился он.

Гигантское дерево всё это время не сводил глаз с Ван Баолэ. При виде его улыбки он на пару мгновений забыл о дыхании.

— Называть меня «собратом даосом» слишком большая честь. Я не достоин, — Османтус накрыл ладонью кулак и поклонился. — Старейшина, пожалуйста, зовите меня малышом Османтусом.

Его ответ пришелся Ван Баолэ по вкусу. Гигантское дерево был не так уж и плох. Он сделал то, о чём его попросили, и знал своё место.

— Ладно, малыш Османтус, — уже мягче сказал он, — у меня есть для тебя работенка.

— Служу и повинуюсь! — почтительно отозвался Османтус.

— Дело пустяковое. С третьей группой участников программы прибыл один мой знакомый. Ты наверняка слышал о Ли Учэне, ученике верховного старейшины из Дао академии эфира.

Ван Баолэ внимательно следила за реакцией гигантского дерева. Тот пока не делал предположений, поэтому его лицо оставалось бесстрастным. Он не стал задавать вопросов или размышлять об отношениях между Ван Баолэ и Ли Учэнем. Он знал только одно. Если он хочет обеспечить свою безопасность, то не стоит задавать вопросов и строить дикие теории. Ему просто нужно выполнить инструкции Ван Баолэ.

— Я уже довольно долго знаю младшего брата Ли Учэня. За столько лет он так и не нашел себе спутницу жизни. Боюсь, как бы он не закончил жизнь в одиночестве… понимаешь о чём я?

В автобиографиях высокопоставленных чиновников неоднократно упоминалось никогда не говорить о деликатных вещах прямым текстом. Это было нужно не только для проверки сообразительности подчиненных, но и для собственной безопасности. Руководствуясь этим советом, Ван Баолэ выразился довольно туманно.

Гигантское дерево работал заместителем губернатора марсианской колонии. Он не был уроженцем Федерации, но какое-то время проработал на людей. Вдобавок он обладал острым умом и прекрасно знал, как всё было устроено в Федерации. Он сразу понял, чего от него хотел Ван Баолэ.

— Старейшина, — накрыв ладонью кулак, Османтус утвердительно кивнул, — ваша забота о собрате тронула моё сердце. Я недавно прибыл в дао конгрегацию, поэтому не знаю о пристрастиях Ли Учэня. Возможно, мне придется периодически отрывать вас от дел. Заранее прошу прощение, старейшина.

Глаза Ван Баолэ блеснули. Сказанное не имело значения, стоящие за ними скрытые намерения… только это было важно. Османтус пытался сказать ему, что будет присматривать за Ли Учэнем и время от времени приходить к нему с докладами о его передвижениях и девушках, с которыми он был близок.

— Тишина и покой очень важны для практиков моего ранга. Не отвлекая меня слишком часто.

Сказав это, Ван Баолэ отвернулся и полетел дальше. Гигантское время уже перевел сказанное. Ван Баолэ имел в виду… что ему нужно приглядывать за Ли Учэнем и не беспокоиться о докладах. Более того, в его интересах сделать всё в лучшем виде, иначе ему навсегда придется забыть, что такое «тишина и покой».

Два практика добрались до Дао конгрегации безбрежных просторов за две недели. Сразу по прибытии гигантское дерево принялся за работу. Во время путешествия по рукояти меча он уже составил примерный план. С верховным старейшиной в качестве покровителя его задача значительно упрощалась. К тому же его культивация делала его третьим по силе практиком Федерации. Сразу после Ван Баолэ и главы секты Закат Галактики.

В Дао конгрегации безбрежных просторов уже знали, что Османтус был не человеком из плоти и крови, а деревом, ставшим со временем практиком и обладавшим большим количеством уникальных особенностей.

Ван Баолэ со спокойной совестью мог посвятить свободное время культивации. Он хотел получше привыкнуть к правой руке Монарших лат. После множества проверок пределов её возможностей Ван Баолэ пришел к выводу, что он может воспользоваться ей три раза. Каждая атака будет чем-то совершенно невообразимым. Всего одной он сможет стереть с лица земли тело и душу Сунь Хая!

Что до последней ступени Трансформации бессмертного грома, его мастерство постепенно росло. Вдобавок слияние руки с Монаршими латами подарили ему вдохновение. Он попытался как-то сплавить два трупа Звездных клыков стадии Бессмертия с доспехами. Слияние провалилось.

«Может, в первый раз всё получилось, потому что рука — это божественное оружие?»

Над этим стоило подумать. Без особой охоты ему пришлось на время приостановить эксперименты. Со статусом верховного старейшины он получил доступ к большому количеству ранее закрытой информации. Сейчас он хотел найти сведения о переплавке автоматонов. Ему удалось раскопать несколько старинных книг и свитков. Чтобы всё получилось, ему сперва предстояло внимательно их изучить и провести несколько тестов.

Главной его задачей всё еще оставался прорыв с великой завершенности Создания Ядра на стадию Зарождения Души! Высокий статус позволил ему попасть в ранее закрытые отделы архивов. Там хранилась информация о способах перехода на стадию Зарождения Души, а также описывались возможные типы зарожденных душ. Существовало более трехсот разных типов. Каждая немного отличалась от остальных. Выбор определенной души определял будущее практика.

Ван Баолэ методично изучал этот список в попытке найти подходящую душу. На его вопрос Лапуля подкинула ему еще с дюжину вариантов, а потом важным тоном пообещала в случае создания одной из предложенных ей душ повысить её качество. Это очень поможет Ван Баолэ в будущем!