Глава 725. Истребление

Духовная энергия Плутона, распространяясь по Солнечной системе, заставила звездное небо содрогнуться. В этот самый момент он стал центром Солнечной системы. Даже солнечный свет, казалось, померк, когда с Плутона хлынула духовная энергия. Земли Плутона сотрясали мощные толчки. По земле паучьей сетью расползались трещины. В мгновение ока… вся поверхность Плутона покрылась разломами.

Поднимающийся из них черный туман затянул всю планету плотной пеленой. Теперь вместо Плутона из космоса был виден только огромный туманный шар.

Туман находился в постоянном движении, бурлил и клокотал, постепенно меняя форму. По завершении трансформации… в космосе появился огромный гроб! Очень древний на вид, словно он просуществовал на свете уже многие эоны. Исходящая от него энергия затопила всё космическое пространство вокруг. Из гроба доносилась старинная песнь Тёмной секты.

Эта причудливая песнь зазвучала по всей Солнечной системе. Всё живое на Земле, Марсе и в других уголках Солнечной системы даже те, кто находился в глубоком сне на древнем мече, услышали её.

«Когда небо и земля разделятся, круговорот судьбы остановится…

Зная, что случилось в прошлом, ныне страдающий есмь…

Зная, что грядет в будущем, ныне трудящийся есмь…»

Зазвучавшая в космосе песня остановила все планеты в Солнечной системы. Они прекратили вращение. Метеоры, кометы и межзвездная пыль остановились. Все законы вселенной перестали действовать под влиянием этой песни. Всё сущее, заключенное в цикле жизни и смерти, опутала загадочная песня, доносящаяся из гроба. Вся Солнечная система застыла, словно став картиной! На ней были изображены небесные тела и всё живое. Разумеется, даос Ю Жань и Цзы Юэ… тоже попали на картину! Но не Ван Баолэ.

Будучи тёмным дитя, он возвышался над всем. Он не был частью картины. Он был тем, кто ей любовался. С Цереры он видел всё, что произошло. Вместе с песней по космосу расходилось и его сознание. Теперь он видел всю Солнечную систему. Планеты, пыль, несчетное множество жизней. Он видел едва различимую тень, кружащую вокруг каждого живого существа. В Тёмной секте эту неясную тень называли душой. Доказательством чьего-то существования!

Ван Баолэ посетило странное чувство, будто бы он мог одной силой мысли собрать урожай из душ Солнечной системе. Никакие законы звездного неба его не остановят. Даже Небесное Дао будет бессильно наблюдать.

«Быть может, пока я не способен такое проделать. Но избранный мной путь рано или поздно наделит меня такой силой. Она появится у меня до того, как я раскрою весь свой потенциал», — размышлял Ван Баолэ, глядя на картину Солнечной системы.

Его не покидало ощущение, будь его культивация выше, то он бы смог изменить естественные законы звездного неба прямо сейчас! Смог бы изменить положение планет, решить, будут ли они стоять на месте или вращаться вокруг звезды. В его власти будет запретить звезде давать тепло и свет, разбить её на части и изменить саму её структуру и эссенцию. На этой картине Солнечной системы он мог изменить всё по своему желанию!

— Это делает Тёмную секту такой устрашающей силой? — невольно спросил себя Ван Баолэ.

На него внезапно снизошло озарение. Тёмная секта была чем-то вроде кисти, способной изменять реальность! Они не просто действовали от имени Небесного Дао и управляли смертью… они обладали способностью изменять само Небесное Дао и создавать свои магические и естественные законы. Могло показаться, будто они были послушными слугами Небесного Дао, но на самом деле Небесное Дао было их инструментом, их дхармическим артефактом. С таким артефактом они могли переписать законы всего звездного неба!

«Даже такая могущественная сила, как Тёмная секта, не смогла избежать неминуемого падения. Даже став полузабытой легендой, её сила еще осталась в мире. И она может в определенной степени изменять мир… Кто знает, сколько веков на Плутоне покоится этот гроб, но он один из таких источников сил, оставшихся от Тёмной секты!»

Ван Баолэ молчал. Исходящую от гроба ауру он не мог ни с чем спутать. Это была аура его наставника! К такому выводу ему помогли прийти воспоминания из Тёмного сна. Гроб был частью плана наставника. Он использовал неизвестную ему даосскую магию, чтобы отправить гроб сквозь пространство и время к Плутону. Специально для него.

Чувствуя странную смесь благодарности и тоски, Ван Баолэ окинул взглядом людей на картине Солнечной системы. Наконец его взгляд остановился на даосе Ю Жане. Он увидел его душу, а также то, что скрывалось внутри неё. Цзы Юэ. Её сущность отличалась от всех остальных. Она была особенной. Похоже, у неё отсутствовала физическая форма. В душе даоса Ю Жаня таилось иллюзорное семечко души.

Ван Баолэ еще раз осмотрел всю Солнечную систему и в особенности корабль дао смерти с древним мечом. Найти истинную сущность Цзы Юэ ему не удалось. Он только нашел… практически неощутимую нить, которая исходила из семечка души Цзы Юэ и исчезала где-то за пределами Солнечной системы.

«Теперь я понял. Настоящей Цзы Юэ вообще здесь нет. Всё это время мы сражались против одного из её семечек души!»

Ван Баолэ попытался проследить, куда ведет нить. К сожалению, он не смог ничего обнаружить в бескрайнем космосе. С холодным блеском в глазах он указал рукой на даоса Ю Жаня. Гроб на Плутоне содрогнулся. Его крышка слегка отодвинулась в сторону. Песня стала громче, а потом из гроба высунулась черная рука. Увеличившись в размерах, она устремилась по картине Солнечной системы к даосу Ю Жаню.

Разделявшие их чудовищные расстояния она пересекла в мгновение ока. На месте она сразу же проникла внутрь старика и схватила душу, а также скрытое внутри семечко души Цзы Юэ! Ни душа даоса старика, ни семечко души не смогли противостоять руке. Они потеряли способность сопротивляться, поэтому рука вырвала их из тела даоса Ю Жаня и потащила в гроб.

Всё произошло в считанные мгновения. Когда рука вернулась в гроб, крышка со скрежетом задвинулась на место. В это же время рассеялась скрывшая планету пелена. Гроб вновь распался на облако черного тумана, который просочился обратно под землю. Трещины на поверхности Плутона тут же закрылись. Словно их никогда не существовало.

На Плутоне и в Солнечной системе всё пришло в норму. Планеты вновь начали вращаться и двигаться по своей орбите. Пыль продолжила свой бесцельный полёт по космосу. Солнечный свет, вновь озарил звездное небо. Всё живое вновь смогло двигаться. Больше всего пугало то, что никто не заметил этой кратковременной паузы. Быть может, только даос Ю Жань заметил, как всё перестало двигаться. Увидел тайну, скрытую в Солнечной системе. Вот только эту тайну он унёс с собой в могилу. Тело старика усохло и рассыпалось прахом, который разлетелся среди астероидов в космосе.

Его смерть повлияла на практиков Бесконечного клана на Марсе. Из их глаз пропал свет, а потом они рухнули на землю и тоже превратились в кучки праха. Похоже, их жизнь была связана с жизнью даоса Ю Жань. Ме Лецзы и остальные, находящиеся под контролем старика, вздрогнули и пришли в себя.

Ослабленная магическая формация Солнечной системы не смогла показать защитникам последний поединок Ван Баолэ с даосом Ю Жанем. Однако каждый практик Федерации на Марсе видел гибель бойцов Бесконечного клана и то, как Ме Лецзы и остальные сбросили с себя контроль даоса Ю Жаня. Людей федерации охватила неконтролируемая радость. Они сразу поняли, что произошло. Разумеется, получить подтверждение случившемуся они не могли, но их догадки были верны. Одно было точно: война, на кону которой стояло выживание человечества… наконец закончилась!

Тем временем Ван Баолэ закашлялся кровью и осел на землю. Полученные в результате перерасхода сил раны и боль смягчила исцеляющая магия наставника, но в этом сражении он слишком сильно пострадал. Когда всё закончилось и спало напряжение его охватила усталость. Не в силах держать глаза открытыми, он провалился в холодное объятие темноты.

Где-то очень далеко от Солнечной системы, в далекой звездной системе находилась необычная планета. Хитросплетение лиан, плоти и крови на поверхности делали её такой необычной, такой пугающей. Если присмотреться, то в мешанине лиан и мяса можно было найти нечеткое лицо с закрытыми глазами. Оно точно принадлежало… Цзы Юэ!

Внезапно её глаза открылись. В них скрывались мириады измерений, десятки тысяч глаз. В каждом сидела крохотная фигура. Одна из них внезапно треснула и разбилась.

— Ван Баолэ?