Глава 738. Рецепт идеального ограбления

Прорыв культивации Ван Баолэ не произвел особого впечатления. Было высвобождено не так уж много духовной энергии. Однако в запретной зоне все почувствовали её возмущение. Волны духовной энергии прошли сквозь практиков, работавших над кораблем.

Глава секты и шестеро старейшин стадии Зарождения Души удивленно подняли головы, когда почувствовали эманации чьего-то прорыва. Верховный старейшина первый оправился от шока. Он переместился и возник над местом, где работала седьмая команда. Проигнорировав выбежавших из своих кают членов команды, он накрыл духовным сознанием всё это место. С его помощью он сразу же обнаружил Ван Баолэ у себя в мастерской. У верховного старейшины слегка расширились зрачки. Такого он не ожидал.

«Лун Наньцзы? Совершил прорыв?»

Глава секты отчетливо чувствовал, что творилось внутри той комнаты. Ван Баолэ сидел в позе лотоса, пока вокруг него собиралась энергия стадии Зарождения Души. Верховный старейшина ощущал, как трескалось золотое ядро Ван Баолэ и постепенно формировалась зарожденная душа. Довольно скоро рядом с ним возникли шестеро старейшин секты. Они удивились не меньше, когда поняли, что Лун Наньцзы переживает прорыв культивации.

Многие думали, что Лун Наньцзы исчерпал весь свой потенциал. Несмотря на перспективный старт, ему удалось достичь только стадии Создания Ядра. Стадия Зарождения Души теоретически была достижимой, но с течением времени у него почти не осталось шансов пробиться на эту стадию.

Старейшины удивленно переглянулись и задумались. В Лун Наньцзы очень поздно проявился талант к переплавке артефактов. Снизошедший гений вполне мог привести и к прорыву культивации. Такую возможность никто не исключал.

Старейшины и глава секты насторожил внезапно проявившийся талант Лун Наньцзы в области переплавки артефактов. Вот только они не нашли в нём ничего странного. В Лун Наньцзы не изменилась ни душа, ни тело, ни аура. Не было следов одержимости или нахождения внутри посторонней сущности.

Прорыв Лун Наньцзы стал приятной неожиданностью. Появление еще одного практика стадии Зарождения Души укрепит влияние и боевую мощь секты. К тому же все уже слышали о его навыках в переплавке артефактов. Его мастерство, долгая служба секте и прорыв культивации делали из него очень ценного практика. От этой мысли у верховного старейшины заблестели глаза. Он сразу же приказал заблокировать всю область. Членам седьмой команды приказали на время покинуть территорию. Глава секты вместе со старейшинами остался охранять Ван Баолэ.

Члены седьмой команды быстро разнесли новость о прорыве Лун Наньцзы. Теперь все в запретной зоне поняли причину возмущения духовной энергии! Работы временно встали. Люди были слишком увлечены обсуждением свежих новостей. Некоторые чувствовали зависть, другие сокрушенно вздыхали. Сильнее всего случившееся ударило по Ли Чэню. Его лицо приобрело такое выражение, будто он надкусил неспелый лимон.

«Божественное око ослепло? Теперь каждый дурак может совершить прорыв?»

Ли Чэнь рассерженно покосился на парящий в воздухе корабль. Как же он хотел, чтобы прорыв Ван Баолэ закончился провалом. Его проклятия не сработали. Три дня спустя Ван Баолэ вышел из своей мастерской. Верховный старейшина немедленно нарек его седьмым старейшиной секты!

С повышением отношение главы секты к Ван Баолэ изменилось. Больше он не вел себя с ним так строго, как остальными учениками. Он и остальные старейшины стали вести себя заметно дружелюбнее. Тут Ван Баолэ пригодился богатый опыт политического деятеля. В Федерации он поднялся с самых низов до самого верха, поэтому в такой ситуации чувствовал себя как рыба в воде. Между ним и руководством секты быстро сложились дружественные отношения.

Следующие несколько дней заняли церемонии по возведению Ван Баолэ в ранг старейшины. С этого момента у него расширились права доступа. Именно это ему и было нужно. Помимо доступа к секретной информации и техникам секты он наконец получил право попасть в центральный сектор корабля.

С того самого дня Ван Баолэ проводил львиную долю своего времени в центральном секторе корабля. Помимо изучения ранее недоступных знаний и новых методов переплавки, он пытался чинить дхармические артефакты в центральном секторе корабля. Его мастерство вновь стало расти с пугающей скоростью. Эксперименты и постоянная практика углубляли знания о корабле и его устройстве. Теперь идея постройки собственного судна не казалась невыполнимой.

В свободное время Ван Баолэ у себя в голове прикидывал примерные чертеж будущего корабля. Конструкция должна соответствовать магическим законам, на основе которых работают дхармические артефакты. Пока чертеж получался крайне сложным. Несмотря на высокое мастерство, на создание чертежа у него ушли месяцы.

С готовым чертежом перед ним встала друга проблема… материалы! Секте Святые врата пришлось распродать половину своих активов, чтобы отремонтировать корабль. Ван Баолэ же собирался построить корабль с нуля. Для такой затеи требовалась прорва материалов. Покупка всего необходимого обойдется очень и очень дорого.

«Надо что-то придумать…»

Ван Баолэ попытался рассчитать стоимость на основании получившегося чертежа. Итоговая цифра вызвала у него тяжелый вздох.

«Если бы материалы давали просто за красивые глаза. Тогда у меня не возникло бы проблем… Что же делать? Использовать свой статус для кражи ресурсов?»

Ван Баолэ вновь сокрушенно вздохнул. Материалов требовалось слишком много, однако он всё равно пытался найти выход. Глава секты и старейшины быстро свыклись с его новым статусом. Он чувствовал, как с каждым днём тает их настороженность.

Жизнь в цивилизации Божественное око была неразрывно связана с грабежом и разбоем. Дружелюбность главы секты и старейшины была показной. В этой цивилизации жило слишком мало хороших людей. Тем, кто хочет повысить культивацию, приходилось становиться налетчиком и грабителем. Убийства были для местных жителей привычным, даже рутинным делом.

Ван Баолэ прошел множество проверок, но его резкая трансформация всё равно вызвала подозрения. Уже какое-то время он чувствовал, что за ними кто-то наблюдает. К счастью для них, он не собирался разрушать секту. Вот почему руководство секты не за что было зацепиться. Если бы Ван Баолэ хотел, он мог бы тайно присвоить часть материалов себе. Его новый статус делал эту идею весьма перспективной, но секта практически не имела лишних средств, к тому же в её закромах не было необходимых ему материалов. В итоге Ван Баолэ пришел к выводу: ему придется выкачать секту досуха и украсть её корабль, чтобы этот план сработал. Полумерами тут не обойдешься.

«Мужчина не должен зацикливаться на мелочах. Я должен мыслить глобально, а не довольствоваться мелкими рыбешками».

Ван Баолэ покашлял и прищурился.

«Цивилизация Божественное око очень большая. Тут полно богатых сект…»

Он облизал губы. Немного подумав, он решил и дальше игнорировать излишне пристальные взгляды. Параллельно с этим он стал постепенно освобождать тайком купленные бездонные сумки. У него родился план. Одной безлунной ночью Ван Баолэ бесшумно выскользнул из своих покоев и возник в небе за пределами секты Святые врата.

«В пятом кольце полно сект, но большинство хорошо спрятали своё добро. Даже если я проникну в секту, то мне придется нацепить чью-то личину, чтобы обыскать её. Да и в этом случае мне придется больше полагаться на удачу. Это не очень эффективная стратегия. С высокой долей вероятности я просто потрачу кучу времени впустую и заработаю себе кучу лишних проблем. В идеале мне надо найти секту, у которой все сокровища сложены в месте, куда легко добраться. Так мне будет гораздо проще присвоить их себе. Если я хочу провести успешное ограбление, идеальной целью будет корабль, возвращающийся с налета, чьи трюмы набиты добычей. Помимо груза я смогу разобрать корабль на детали и забрать с него самое ценное!»

У Ван Баолэ алчно заблестели глаза. Чуждая цивилизация, где тебя не связывали никакие законы, давала небывалый уровень свободы. Скрыв свою ауру, он помчался к звездам.

Главная планета цивилизации Божественное око служила домом для многих сект. Это означало, что здесь стояло немало кораблей. Некоторые годились для межзвездных перелетов, другие же не могли покинуть пределы звездной системы. Возвращающиеся домой и отправляющиеся в налет корабли оживляли безжизненный космос. Их было не то, чтобы совсем много, но вполне достаточно для его целей.

После прохождения атмосферы планеты Ван Баолэ увидел множество кораблей в звездном небе. Скользя по ним глазами, он задумчиво поглаживал подбородок. Постепенно лицо Лун Наньцзы трансформировалось… в лицо Чжо Исяня. Покашляв, он взмахом руки извлек из бездонной сумки мирно спавшего там ослика.

— Мой дорогой друг, пришло время блеснуть талантами. Скажи папочке, что подсказывает тебе твой богатый опыт поедания всего подряд? В каком из этих кораблей спрятано больше всего добра?