Глава 823. Жаркая схватка

— Невозможно! — вырвалось у старика, когда Ван Баолэ приказал своему дхармическому кораблю взорваться.

Он вспомнил, что дхармический корабль ранее был сильно поврежден. Сейчас он выглядел как новенький. Хотя, по мнению старика, за такое короткое время его противник вряд ли успел полностью его починить. Для этого требовалось настолько много редких материалов, что даже он за столь короткое время вряд ли бы успел всё собрать. Очевидно, это было невозможно сделать. По лицу старика промелькнуло изумление, когда корабль Ван Баолэ взорвался рядом с защищавшим его деревом.

Небо, казалось, сейчас рухнет, а земля расколется надвое. Большая часть дхармического корабля развалилась. Этой жертвой ему удалось проделать в барьере дерева огромную дыру. С её появлением по дереву начали расползаться трещины. Наконец из него выбрался старик. Тот совершенно не ожидал, что противник так быстро пробьет защиту дхармического корабля. Произошедшее напугало его до чертиков. Теперь он понял, что в этой схватке ему придется выложиться на полную. От такой решимости ему стало совсем не по себе.

Когда старик выбрался из дерева, Ван Баолэ с холодным блеском в глазах заковал себя в Монаршие латы и привел в боевую готовность карающий щит, а потом пустился за ним в погоню. На лету он взмахнул рукой. Вспыхнуло множество язычков тёмного пламени. Они объединились в настоящее море огня, отчего в раскалившемся воздухе повеяло эманациями смерти. Среди языков пламени опять сошлись два бойца.

В море пламени они раз за разом сталкивались друг с другом. Двигаясь с ураганной скоростью, они обменялись несколькими сотнями ударов. Хоть Ван Баолэ и не был бессмертным, ему помогали Монаршие латы и отражающая сила щита. К тому же он налетал на старика, словно безумец, жаждущий крови. Он хотел убить бессмертного любой ценой, даже если в результате его ранят. Благодаря этому он находился примерно на одном уровне со стариком.

Возмущение духовной энергии из-за взрыва дхармического корабля оказалось настолько сильным, что многие практики, оказавшиеся в окрестностях, задрожали от страха. И всё же любопытство в итоге взяло верх.

Пока Ван Баолэ дрался со стариком, вдалеке появились сотни силуэтов. Они не подходили слишком близко, предпочитая наблюдать за этим невероятным поединком с большого расстояния.

— Этом командующий!

— Ого, парень в маске… дерется с ним на равных!

— Почему культивация командира так изменилась?

— Гляньте туда! Разве это не обломки дхармического корабля?

Многие из зрителей учащенно задышали. С каждой секундой нарастало их удивление. На место событий тайком прибыли некоторые засланцы. Найдя укрытие, они стали наблюдать. При виде Ван Баолэ им всем стало слегка не по себе.

С одной стороны, они искренне ненавидели его. Всё-таки именно по его вине в лагере была поднята боевая тревога. С другой стороны, схватка Ван Баолэ с настоящим бессмертным производила неизгладимое впечатление.

Патриарх Бушующее пламя тоже следил за поединком. Следя за Ван Баолэ почти с самого начала, он наблюдал за всем с наибольшим интересом.

Сколько бы ни было зрителей, знал ли Ван Баолэ их или нет, ему не было до них никакого дела. Он был сосредоточен на старике из Бесконечного клана. С каждой атакой его жажда убийства усиливалась. Время было на стороне супостата. Но поле боя было выбрано Ван Баолэ. Пламя вокруг стало гореть еще ярче, обжигая его противника. Это серьезно мешало старику.

Ван Баолэ выполнил обеими руками магические пассы, отчего тёмное пламя приняло форму огненного кулака. Из огня поднялись пламенные фигуры и начали окружать старика, к которому уже несся кулак. Око кошмара позади Ван Баолэ вновь открылось. Словно оно набирало силу для еще одной атаки.

При виде этого у старика всё внутри похолодело. Особенно, когда он заметил, что проклятие до сих пор не рассеялось. Вместо этого он стало только сильнее. Похоже, еще немного и его культивация опять упадет. Старик больше не хотел драться. Он хотел только сбежать.

Зрители не могли поверить своим глазам. На поле боя, где Ван Баолэ сражался с бессмертным, валялись обломки дхармического корабля, что само по себе было удивительным. А теперь бессмертный хотел сбежать. Они взирали на происходящее с благоговейным трепетом.

Тем временем старик с рычанием удирал изо всех сил.

— Пытаешься смыться?

Ван Баолэ прищурился и кинулся следом за ним. В этот момент глаза старика холодно блеснули. Гримаса страха сменилась свирепым оскалом. Из его тела послышался рокот. Появились еще две головы, а из туловища высунулись четыре руки.

Это было его истинное тело. У него должно быть три головы и шесть рук, но одна была уничтожена в этом бою.

— Бесконечная печать!

После трансформации старик остановился. Взмахнув пятью руками и зарычав, он указал ими на Ван Баолэ. В этот же миг перед стариком возникла звездная карта. Его руки были галактиками, а три головы — звездами. Окружающий мир искривился и покрылся рябью. На Ван Баолэ покатилась волна запечатывающей энергии.

Всё это произошло слишком быстро. Печать мгновенно достигла Ван Баолэ. Как только запечатывающая сила вспыхнула, он испарился в воздухе. Всё выглядело так, будто его запечатало, но это был лишь иллюзорный клон.

Прищурившись, старик быстро помчался дальше, но было уже слишком поздно. Где-то справа туман собрался в оригинального клона Ван Баолэ. Его взгляд не предвещал ничего хорошего. Монаршие латы ослепительно засияли, когда он ударил кулаком. Внезапность его появления и скорость удара не оставили старику времени увернуться. Ему ничего не оставалось, как заслониться другой божественной способностью. Ван Баолэ попыталась схватить рука из сумрачной энергии.

— Раскол! — прокричал Ван Баолэ. Ускорившись, он на полном ходу влетел в огромную руку. В момент столкновения он заставил все карающие щиты разбиться для достижения максимальной отражающего эффекта.

Небо и земля содрогнулись. Грохот был слышен на много километров окрест. Как только разбились все щиты… старик из Бесконечного клана сильно затрясло. У него изо рта хлынула кровь. Бледный как мел старик спасался бегством, Ван Баолэ не отставал. Сообразив, что преследователь не отстал, он прикусил язык и сплюнул немного крови. В воздухе капельки крови превратились в алый туман. Кровавый туман в свою очередь принял форму красных клинков, которые должны были остановить Ван Баолэ. Сам он не оставлял попыток убраться как можно дальше от настырного противника. Вот только Ван Баолэ не испытывал жалости не только к врагам, но и к самому себе. Кровавые клинки буквально излучали угрозу, но Ван Баолэ, стиснув зубы, бросился прямо на них. Он позволил сотканным из тумана клинкам поразить себя. Всё тело ожгла острая боль, несмотря на защиту Монарших лат. Пробившись через все препятствия, он нанес удар в область рядом с сердцем на груди старика.

Такой мощный удар, усиленный Монаршими латами и культивацией, мог размозжить его сердце. Но старик в последний момент использовал какую-то неизвестную божественную способность, чтобы перенести раны в другую часть тела, а именно в одну из трех голов. Та тут же взорвалась. Воспользовавшись импульсом, он оторвался от преследователя. Но потом опять закашлялся кровью. Его аура сильно ослабла.

— Чего застыли? — продолжая бежать, прокричал он застывшим вдалеке солдатам. — Помогите мне!

Ван Баолэ прищурился. В следующий миг жажда убийства в его глазах вспыхнула с новой силой. Не беспокоясь о своих ранах, он сорвался с места и вновь налетел на старика.