Глава 844. Жадный делец!

— Как это возможно?!

Не один Хэ Юньцзы застыл как громом пораженный. Двое стариков в пурпурных халатах, которые принадлежали к императорскому дому, тоже одеревенели. Остальные члены их семьи во все глаза уставились на луч света. На их лицах проявилась целая гамма эмоций. В такой ситуации никто не смог удержать себя в руках.

Столб алого света, бьющий из головы Ван Баолэ, пробил атмосферу планеты и достиг космоса. Издалека это выглядело так, будто открылось око небес. И теперь он взирало на всё сущее внизу. Высвобождение такой силы вызвало землетрясение и рокот в небе. Во все стороны волнами расходилась красноватая энергия. Занялась буря. Ван Баолэ находился в самом её центре, среди воющего ветра, способного сравнять с землей горы и вызвать в океанах страшные шторма.

Людям вокруг в панике разлетелись в разные стороны. На их лицах застыл неподдельный испуг.

— Небеса… насколько же он высокий… десять тысяч метров, может, даже сотня тысяч метров?

— Мне не чудится?.. Может, я вчера переборщил с духовной травой?

— Так… кто тут настоящий императора?

Толпа возбужденно гудела. Практики из цивилизации Первозлато в радужных халатах наблюдали за всем через прорези в фиолетовых масках. Увиденное сильно их поразило. Разумеется, они восприняли происходящее намного спокойнее членов императорской семьи, но такой внезапный поворот всё равно застал их врасплох. Только возглавлявший их бессмертный, казалось, никак не отреагировал на случившееся. Появившийся было блеск в его глазах очень быстро исчез.

Очевидно… столб света Ван Баолэ был чем-то совершенно невероятным. На фоне этого «великана» лучи света членов императорской семьи напоминали кучку цыплят. Ван Баолэ не ожидал, что так всё сложится. У него сразу появилось дурное предчувствие, когда бессмертный достал бронзовую лампу. С первых минут на кладбище его не покидало ощущение принятия. Это место не только не пыталось изгнать его, как какого-нибудь чужака, оно встретило его очень радушно. Странно, но не повод поддаваться панике.

Император использовал свою кровь в попытке открыть врата. На кладбище находился только клон Ван Баолэ, созданный техникой истока иллюзии, поэтому в нём не было ни капли крови. Вот почему он рассудил, что его нельзя было счесть носителем линии крови. Его не должны были раскрыть. Где-то на задворках разума пряталась еще одна теория. Он хотел… её проверить.

После случившегося ему очень хотелось скривиться, но он сдержался. Вместо этого его глаза холодно блеснули. Его теория подтвердилась!

«Вместо отторжения или изгоняющей силы на имперском кладбище я чувствую принятие, радушие… это точно как-то связано с техникой Око кошмара. Но дело не совсем в ней. Главная причина такой реакции… кроется в воле техники Око кошмара. Она тесно связана… с цивилизацией Божественное око. С высокой долей вероятности это воля патриарха, создавшего технику Божественное око. Человека, которого здесь называют первым императором!»

Именно к такому выводу он пришел за одно короткое мгновение. Старый император, совсем недавно ревевший навзрыд, изумленно уставился на Ван Баолэ, словно не слыша выкриков своих соплеменников. Пару мгновений спустя он вскочил на ноги, а потом опустился на колени, дабы отдать Ван Баолэ земной поклон.

— Высокочтимый патриарх, это наш уважаемый патриарх. Явилась его душа. Он наконец вернулся к нам! — с волнением в голосе закричал старик.

Похоже, он был искренне рад возвращению патриарха. От радости он начал биться лбом об землю. Его крики стали чем-то вроде ушата холодной воды, который вылился на головы всех членов императорской семьи. Те, кого силой заставили поддержать Хэ Юньцзы, с дрожью в ногах упали на колени.

— Приветствуем, высокочтимый патриарх!

— Патриарх?

Некоторые члены семьи, включая Хэ Юньцзы и двух стариков рядом с ним, остались стоять. В их глазах появился кровожадный и алчный блеск. Ван Баолэ нахмурился при виде такой реакции императора и части его семьи. В поведении старика не было ничего странного, но Ван Баолэ всё равно никак не мог избавиться от навязчивой мысли, будто он что-то упустил. Он появился здесь слишком уж вовремя. Одновременно с ним на кладбище прибыла императорская семья, что позволило ему узнать об их секретах и тайном сговоре с цивилизацией Первозлато.

Это не могло быть простым совпадением. Крики старика про возвращение патриарха дали Ван Баолэ несколько новых зацепок.

«Ни за что не поверю, будто тут не замешан Се Хайян. Какая выгода ему отправлять меня сюда? Именно сейчас? Может, Се Хайян как-то связан со старым императором? Тот что-то сказал, про возвращения их патриарха. Может ли такое быть, что старик заключил сделку с Се Хайяном и попросил у него, чтобы их патриарх вернулся? Получается, Се Хайян работает не с одной стороной. Ладно. Поглядим… кто наиболее важный актив…»

Ван Баолэ внезапно рассмеялся. Се Хайян не первый раз проделывал нечто подобное. На древнем мече из позеленевшей бронзы он продал сведения о маршруте Ван Баолэ его недругу, что сделало возможным организацию засады. Но в итоге это помогло Ван Баолэ избавиться от этого самого недоброжелателя. Они даже поделили плату за информацию.

Изначально Ван Баолэ планировал как можно скорее попасть в усыпальницу, но теперь план изменился. Без изгоняющей силы ему некуда было спешить, хотя беспокойство воли техники Око кошмара немного настораживало. Он не собирался отказываться от редчайшей возможности, способной изменить всю его жизнь. Но перед этим следовало взять ситуацию под контроль. В таком деле следовало свести элемент случайности к минимуму. С этой мыслью он дал волю силе культивации. Появились Императорские латы. Их сила прокатилась по округе, накрыв всех могучим давлением.

В лица членов императорской семьи, которые не упали навзничь, как будто ударила невидимая волна. У них изо рта брызнула кровь, а сами они сильно задрожали. Ван Баолэ взмыл в воздух и с головокружительной скоростью помчался к трем старикам. По лицу Хэ Юньцзы и двух принцев рядом с ним промелькнуло удивление. Времени на бегство не осталось. В следующий миг Ван Баолэ возник прямо перед ними и обрушил на них силу стадии Бессмертия.

В момент удара пламя бронзовой лампы в руках Хэ Юньцзы внезапно стало ярче. Кто-то внутри неё презрительно фыркнул, а потом из огня в Ван Баолэ устремился палец. От него исходила мощь практика стадии Планеты. В момент столкновения двух сил Ван Баолэ нахмурился. Когда раздался оглушительный грохот он быстро отступил. Пламя звезды в его теле ослабляла атаку пальца до полного её рассеивания. Несмотря на помощь звездного огня, Ван Баолэ почувствовал боль от закипевшей внутри него эссенции. Отступив на безопасное расстояние, он мрачно посмотрел на вылетевший из лампы палец.

Хэ Юньцзы и два других принца утерли со лба испарину. Они уже мысленно попрощались с жизнью. Без защиты бронзовой лампы они бы погибли страшной смертью.

— Кто ты такой? — тяжело дыша, спросил Хэ Юньцзы.

Принцы не интересовали Ван Баолэ. Он не сводил глаз с бронзовой лампы. Похоже, они решили перестраховаться и оставили в лампе частицу божественного сознания практика стадии Планеты. Цивилизация Первозлато явно планировала нечто грандиозное. Теперь Ван Баолэ еще сильнее захотелось заполучить содержимое усыпальницы.

— Ты не только пережил мою атаку, но и породил самый высокий луч света среди членов твоей семьи. Мне плевать кто ты такой. Мои предсказания оказались верны, — из бронзовой лампы раздался холодный голос. — У нас появился идеальный шанс отпереть имперскую усыпальницу цивилизации Божественное око. Цзы Ло, сними печать и поймай его. Мы принесем его в жертву!

В словах говорившего сквозили кровожадность и безжалостность. После приказа Цзы Ло, практик начальной ступени Бессмертия, повернулся к лампе и накрыл ладонью кулак.

— Как прикажете, повелитель.

В этот же миг в его теле что-то громко треснуло, как будто сломалась печать. Его культивация взмыла с начальной на среднюю ступень Бессмертия. Её рост на останавливался вплоть до великой завершенности. Теперь Цзы Ло напоминал настоящего бога. Повернувшись к Ван Баолэ, он слегка ему улыбнулся.

— Я не знаю кто ты такой, но ты причина, почему я здесь.

У Ван Баолэ сузились зрачки. Он без колебаний бросился бежать.

«Какие еще к черту предсказания? Се Хайян, чтобы тебе пусто было! Ты что, поставил сразу на три стороны?!»