Глава 852. Пастыри всего сущего

Ван Баолэ получил беспрецедентный шанс одним махом поднять свою культивацию настолько высоко. В прошлом ему тоже немало везло, но тогда он накапливал потенциал своей культивации для одного мощного взрыва. Его культивация с ураганной скоростью рванула вверх. После поглощения призрака у него в душе как будто образовался огромный океан. Теперь осталось превратить этот океан в энергию культивации. В то же время у него появилось слабое ощущение, будто океан не был полностью запечатан в его душе, как он изначально полагал. Похоже, он медленно рассеивался.

У Ван Баолэ ярко блеснули глаза. Будучи тёмным дитя, он знал, что рассеивание не было частью техники его секты. Потому что члены Тёмной секты были пастырями душ. Их больше всего заботило возвращение чистейших душ в цикл реинкарнации. Что до культивации и силы души, они возвращали их небу и земле, замыкая цикл. Но рассеивающиеся частички океана в душе возвращались не к небу и земле. Судя по всему, они отправлялись в какое-то другое место. Ван Баолэ не мог точнее описать это чувство. Инстинкты тёмного дитя подсказывали, что ему всё это не почудилось.

«Что за дела?» — с легким удивлением подумал Ван Баолэ.

Ему на ум сразу пришел Бесконечный клан, а после этого у него появилась новая догадка.

«Может ли такое быть… что так называемый метод, которым Бесконечный клан разбил цикл смерти и прошлых жизней, всего лишь иллюзия? Истинная суть их техники — медленное поглощение силы всего дао домена в свои тела? Тёмная секта — пастыри душ. Получается, Бесконечный клан — пастыри всего сущего?»

Без доказательств всё это оставалось только теорией, но в одном он не сомневался… ему нельзя упускать шанс, на достижение которого ему пришлось потратить столько усилий. Поэтому он без колебаний произвел со своей душой небольшие манипуляции, чтобы изменить течение этого океана. Словно были открыты шлюзы на дамбе, через которые и хлынули воды океана. Его начала бить крупная дрожь. Тело, созданное техникой истока, пробилось со стадии Лжебессмертия. Его душа и тело затрепетали от бурлящей внутри них энергии. Словно из-под земли пробился росток большого дерева. В будущем он будет способно низвергнуть горы и осушить моря. Ван Баолэ достиг прорыва, перейдя с великой завершенности Овладения Душой на начальную ступень Бессмертия.

Так называемое бессмертие превращало обычную душу в божественную душу, изгоняя из неё все нечистоты и скверну. Во время циркуляции культивации от тела в таком состоянии исходит едва уловимый, но очень приятный аромат. Внутренние и внешние изменения тела и души при переходе к бессмертию делают из практика нечто вроде силового поля шириной в несколько сотен метров. Всё в этой области будет их собственной территорией. Их доменом. Эта зона будет подавлять всех практиков с более низкой культивации, у которых нет особых техник или артефактов, чтобы противостоять давлению.

Ван Баолэ поглотил не только старика, но и кое-что еще. Вместе с ним внутри него оказался ци миллиона душ усопших, а также двенадцати драконов-императоров. Океан в его душе представлял собой грандиозное зрелище.

После небольшой паузы он открыл «шлюзы» еще раз, позволив океанской воде затопить себя. Сразу после первого скачка его культивация опять рванула вверх. Рокочущее небо имперской усыпальницы превратилось в огромную воронку, повлияв на весь изолированный мир.

Культивация Ван Баолэ тем временем продолжала расти. Он достиг пика начальной ступени, а потом вообще оказался в одном шаге от средней ступени Бессмертия. Всё это как будто далось ему без какого-либо труда. Словно выставленные внутри его тела преграды не смогли устоять под напором этого потока энергии. Океанские волны просто смели со своего пути все стены. Из-за этого его культивация пропустила стадии переплавки и стабилизации, которые отнимали у других практиков по нескольку десятков лет.

«Это пьянящее чувство… хочу еще!»

Временно усмирив океан в душе, он стиснул зубы и освободил его еще раз. Его культивация переживала неистовый рост. Сконцентрированная энергия пробила начальную ступень и позволила ему взойти на среднюю ступень Бессмертия!

В этот момент его затрясло. Из горла вырвался оглушительный рёв. Из тела раздавались рокот и треск, как будто внутри действительно что-то разбивалось. Испускаемые им эманации духовной энергии стали в десять раз сильнее. Услышав треск, Ван Баолэ был вынужден подавить океан в душе. По аналогии с дамбой он вновь перекрыл все шлюзы. Кружащая в небе воронка стала вращаться еще быстрее. В мире усыпальницы началось землетрясение. От его тела повеяло жуткой аурой.

«Я могу… продолжить!»

Ван Баолэ до сих пор не открыл глаза. Он понимал, что сейчас был переломный момент в его жизни. Насколько высоко поднимется его культивация… всё будет зависеть от его действий сейчас и того, сколько он сможет выдержать. С ростом культивации тело, созданное техникой истока, быстро приближалось к пределу своих возможностей. Треск и рокот принесли с собой жуткую боль. Ощущение было такое, будто его душа вот-вот расколется. Но Ван Баолэ было плевать на боль.

В таких делах он никогда не давал себе спуска. И снова им были открыты все шлюзы, отчего из его души в тело опять хлынула океанская вода. Во время очередного роста культивации… в его душе послышался рокот. Треск стал заметно громче, но культивация продолжала безумно рваться вверх. На пике средней ступени Бессмертия его тело наконец достигло своего предела. Окажись здесь кто-то еще, то он бы увидел множество трещина на его теле. Теперь он напоминал склеенную фарфоровую вазу. Казалось, она могла разбиться от легчайшего прикосновения.

Культивация Ван Баолэ слишком выросла, его тело просто не успело адаптироваться к новой силе. Словно в него насильно влили слишком много воды. Чудовищный рост культивации наделил его сумасшедшей силой, однако это сопровождалось определенными рисками. Всему виной эгоистичное желание Ван Баолэ заполучить как можно больше без оглядки на последствия. Пробейся он только на начальную ступень Бессмертия, то тело истока не оказалось бы в таком печальном положении. Для полного слияния с дополнительной энергии требовалось много времени. Рассеивание моря в душе напугало Ван Баолэ и заставило его откусить больше, чем он мог переварить. Дабы не потерять с таким трудом полученную энергию он предпочел полностью поглотить её и превратить в свою культивацию.

Ван Баолэ, не открывая глаз, оценил ситуацию и пробормотал про себя слова дао сутры. Одновременно с этим он задействовал пламя звезды и кисть практика стадии Планеты. Их силу он направил вовнутрь себя. Этим он надеялся остановить распад своего тела.

— Не верю, что это конец! — прорычал Ван Баолэ.

Культивация забурлила с новой силой. Его тело в любой момент могло просто взорваться, но тут на помощь пришло звездное пламя. Вылетевшая из него кисть практика стадии Планеты зависла над ним и накрыл его давлением. Тело истока, находящееся на грани разрушения, вновь стабилизировалось. Вслед за этим культивация, которую он продолжал пичкать энергией, достигла пика, а потом и великой завершенности средней ступени Бессмертия. К этому моменту осталась всего пятая часть моря. Немного подумав, Ван Баолэ принял безумное решение. Он выпустил остатки моря в своё тело.

«Давай же!» — мысленно прокричал он.

В этот момент на него обрушилась дао сутра. Когда её сила накрыла весь мир усыпальницы трясущееся тело клона вновь стабилизировалось. Когда остатки моря затопили каждый уголок его тела, культивация вновь поползла вверх. Судя по грохоту, можно было подумать, будто в теле Ван Баолэ разразилась гроза. Под не утихающий рокот его культивация достигла потолка, перейдя со средней ступени… до поздней ступени стадии Бессмертия.

Такое не могло остаться без последствий. Немыслимая боль разрывала его тело и душу. Ван Баолэ закричал во всё горло. Внутри него яростно циркулировала культивация, позади возникло око кошмара. Заковав себя в Императорские латы, он попытался как-то укрепить своё тело. Кисть, дао сутра, звездное пламя и доспехи сжали тело со всех сторон, выиграв ему время на его стабилизацию и восстановление.

«Надо держаться. Черт, мне в руки еще никогда не попадалось нечто подобное! Никому не забрать у меня это благословение!»

Глубоко под поверхностью планеты лежал гроб с истинной сущностью Ван Баолэ. Внезапно от тела с закрытыми глазами послышался рокот. Следом от него повеяло эманациями стадии Бессмертия. Когда они достигли поздней ступени, загадочная маска, с которой он никогда не расставался, засияла. Из неё послышался едва различимый вздох Лапули.

«Какой же он… ненасытный. Ван Баолэ слишком безрассуден. Так рисковать жизнью ради повышения культивации? Ладно, я помогу ему. Готова спорить, что у него ничего не выйдет. Клон не выдержит и взорвется. В итоге все его старания пойдут насмарку. Никому такое не по силам. Он не исключением. В такой ситуации благоприятный исход просто невозможен!»

Лапуля покашляла. Ей почему-то показалось, что она уже не раз говорила нечто подобное.