Глава 880. Блеск мечей

Из тела Ван Баолэ послышался хруст. Несмотря на все попытки, он не мог противостоять такому чудовищному давлению. Под гнётом темницы его тело стало деформироваться. На его счастье, в ловушку попала не истинная сущность. Это тело было создано техникой истока, поэтому оно лишь деформировалось, но не распадалось. Однако это не принесло Ван Баолэ облегчения, всё его естество кричало ему о страшной опасности. Он прекрасно понимал, что у него оставалось мало времени. Если ему не удастся сбежать отсюда, когда догорит благовонная палочка, его клон будет уничтожен.

«Я не могу открыть бездонную сумку, не могу достать кисть практика стадии Планеты, проклятье…»

Глаза Ван Баолэ свирепо сияли, но он старался не поддаваться панике. Раз сейчас шла схватка за право управлять звездой, он мог выпутать из этой ситуации множеством способов.

«Уничтожить пламя звезды… и прийти сюда истинной сущность. Хоть я и могу это сделать, будет трудновато. Всё-таки мы уже не снаружи звезды, а в её внешнем периметре. Мне придется немало попотеть, чтобы найти это место, последствия такой задержки могут быть катастрофическими».

Немного подумав, он решил попробовать кое-что еще.

«Просветленный…»

Культивация Ван Баолэ с рокотом закрутилась. Не позволяя давлению размозжить себя, он начал декламировать дао сутру у себя в голове. Он решил пойти на риск. Если ничего не выйдет, у него останется время на самоуничтожение. Несмотря на страшную опасность, у него в рукаве был припрятан козырь. Если этот клон умрет, истинная сущность практически не пострадает. Однако без крайней необходимости Ван Баолэ не хотел лишаться клона. Всё-таки его гибель не сильно повлияет на истинную сущность, но последствия всё равно будут. Тем более Ван Баолэ не хотел терять бездонную сумку.

Чжао Ямэн, Пятёрочка и ослик сидели внутри корабля, который находился в сумке, однако Ван Баолэ был уверен, что сумеет выбросить его за радиус взрыва, который убьет обоих старейшин. Главное, чтобы истинная сущность успела вовремя проснуться и нашла уязвимость в естественном барьере звезды. Ему предстоит пройти через силу магических законов на внешних рубежах звезды и найти клона.

«Возможно, ситуация еще не настолько плоха…»

Продекламировав про себя дао сутру, Ван Баолэ с блеском в глазах посмотрел на врагов. Помимо пламени звезды у него имелся еще один козырь. Нефритовая табличка патриарха Бушующее пламя.

Его со всех сторон окружал радужный пузырь, отчего он был сильно стеснен в движениях. Если ему удастся открыть бездонную сумку и использовать кисть практика стадии Планеты, то этот кризис будет успешно разрешен. Всё зависело от того, получится ли у дао сутры ослабить печать, дабы он мог использовать магию.

Пока Ван Баолэ об этом думал, радужный шар быстро сжимался. Старейшины использовали силу культивации для контроля пузыря. Немыслимое давление внутри деформировало тело Ван Баолэ настолько, казалось, его сейчас разорвет на куски. Глаза первого старейшины восторженно блестели. Очевидно, он ненавидел Ван Баолэ сильнее товарища. Всё-таки, если бы не Ван Баолэ, то в сражении за секту Карающая длань он не лишился бы физического тела, а его культивация не упала ниже стадии Планеты. Из-за него он уже никогда не сможет достичь новых вершин культивации.

— Сдохни! — злобно прорычал первый старейшина и выплеснул силу культивации.

Ван Баолэ содрогнулся, когда крохотная часть тела разрушилась. Даже звезда задрожала. Из глубин звездного неба снизошла могучая аура. Почему-то эту чудовищную ауру почувствовали только Ван Баолэ и двое старейшин. Остальные, кто находился снаружи звезды, ничего не заметили. Они лишь увидели, как светило на мгновение потускнело.

Это потрясло сражающихся, а вот старейшины побледнели. У второго округлились глаза и зазвенело в ушах. Он почувствовал себя так, будто вновь стал простым бессмертным, который впервые узрел могущество неба и земли. Реакция другого старейшины была почти такой же. Более того, из-за тяжелых ран могучая аура вызвала у него кровавый кашель.

Дрожь их тел и душ повлияло на печать. Под влиянием силы дао сутры печать сама собой ослабла. Что интересно, если дать ей достаточно времени, то она могла полностью разрушить печать. Однако Ван Баолэ знал, что сила дао сутры рассеивается очень быстро. С её появлением и ослаблением печати он всё еще не мог свободно двигаться, а вот бездонная сумка, за которой следило божественное сознание, теперь могла быть открыта. К тому же он мог воспользоваться кистью практик стадии Планеты.

В этот момент глаза Ван Баолэ опасно сверкнули. Он задрал голову и тут же извлек из себя кисть практика стадии Планеты. С трудом подняв руку, он резко опустил её вниз. В этот же миг его залил яркий свет. Кисть практика стадии Планеты, у которой осталось два пальцы, оказалась под контролем культивации Ван Баолэ. Она задрожала, а потом устремилась к радужному пузырю.

Всё произошло настолько быстро, что старейшины не успели ничего понять. Они только разинули рты, как кисть практика стадии Планеты уже достигла радужного пузыря.

— Взрыв! — практически прорычал Ван Баолэ.

Он без каких-либо сожалений пожертвовал одним пальцем кисти. Палец ослепительно вспыхнул. В следующий миг на радужный пузырь обрушилась мощь, сравнимая с одним ударом практика стадии Планеты. Палец в пузыре напоминал острый клинок, способный уничтожить всё на свете.

Хоть Ван Баолэ мог задать направление взрыва, он всё еще находился внутри пузыря. Слишком близко. Даже с карающим щитом он всё равно закашлялся кровью и задрожал. Но это было частью его плана. Взрыв пальца накрыл большую часть радужного пузыря, а ударная волна отшвырнула его назад, позволив свободно двигаться даже под давлением. Его трясло, изо рта текла кровь, но глаза холодно сияли. Он устремился к месту, где взорвался палец.

Самоуничтожение высвободило колоссальную мощь, вот только радужный пузырь был ценнейшим сокровищем секты Небесный дух, для создания которого требовалось принести немалые жертвы. Чудовищный взрыв не уничтожил его. На поверхности пузыря появилась… лишь одна трещина, которая уже затягивалась. Тем временем сила дао сутры уже начала рассеиваться. Второй старейшина незамедлительно попытался остановить Ван Баолэ.

— А ну, стоять! — выкрикнул старейшина.

Перед ним возникла с рокотом возникла огромная иллюзорная рука.

Старейшина среагировал довольно быстро, с трещиной в стенах темницы у Ван Баолэ появился шанс. Он в самоубийственном рывке бросился к трещине, нанеся удар одновременно со старейшиной. Их разделяли только стенки радужного пузыря. Раздался оглушительный рокот. Хоть Ван Баолэ обладал необычайно высокой культивацией, он не являлся практиком стадии Планеты. К тому же он еще находился в пузыре. Старейшине удалось зацепить его. Дрожа всем телом и кашляя кровью, Ван Баолэ отлетел назад, но тут на его губах расцвела хищная улыбка. Второй старейшина сумел остановить его, как вдруг еще один палец с кисти практика стадии Планеты взорвался.

Его целью был не второй, а первый старейшина!