Глава 882. Кукла стадии Планеты

Реакция второго старейшины была чуть запоздалой, но в нынешних обстоятельствах, немного успокоившись, он принял наиболее удачное решение из возможных. Ван Баолэ ожидаемо скривился. Через показанное другим старейшиной уязвимое место больше нельзя было выбраться. Всему виной была солнечная буря. К сожалению, он никак не мог помешать второму старейшине. Сейчас того буквально окружали жажда убийства и сила культивации. Взрывы дхармических кораблей постепенно расширяли разлом в радужном пузыре. Наконец послышался характерный треск. Пузырь треснул.

Ван Баолэ тут же превратился в туман и просочился через трещины. Соединившись в человека снаружи, он выбросил более сотни дхармических кораблей. Пока они на всех парах летели ко второму старейшине, он без колебаний полетел в другую сторону.

В его бездонной сумке осталось около трехсот дхармических кораблей. Сбежав из пузыря, Ван Баолэ достал львиную часть оставшихся кораблей и отдал им приказ взорваться. Сделал он это не для того, чтобы как-то помешать второму старейшине. Потому что взрыв более сотни дхармических кораблей не мог по-настоящему остановить его. Он преследовал другую цель… сделать хаотичную ауру и энергию звезды более волатильной и необузданной. Он хотел еще сильнее разозлить этого свирепого зверя, чтобы даже старейшина не смог управиться с ним.

Других идей у Ван Баолэ не было. В такой невыгодной для себя ситуации он решил немного уровнять шансы. Второй старейшина уже хотел броситься в погоню, но при виде кораблей состроил угрюмую гримасу. Причиной тому были не сила или культивация Ван Баолэ, а его способность на лету менять стратегию. Это означало, что Лун Наньцзы обладал необычайно острым умом, что делало его крайне опасным противником. Если оставить его в живых, в будущем он станет серьезной проблемой для всех, кто когда-то перешел ему дорогу.

Жажда убийства в сердце старейшины разгорелась с новой силой. Такого человека ни при каких обстоятельствах нельзя оставлять в живых. В противном случае по достижении стадии Планеты он станет по-настоящему опасен. Теперь даже его глаза излучали жажду убийства. От звезды исходил ужасающий жар, вокруг бушевала солнечная энергия, поэтому он видел лишь пламя и свет. Тем не менее он с рычанием бросился в погоню за Ван Баолэ.

В то же время за пределами звезды цивилизации Божественное око сражение между сектами Карающая длань, Небесный дух и Дао секты первозлата достигло максимального накала. Патриарх Небесная Длань никак не мог избавиться от навязчивого чувства. Ему казалось, будто в ауре второго старейшины секты Небесный дух был что-то до боли знакомое.

В сражении практиков стадии Планеты не только он чувствовал подвох. Патриарх Дао секты первозлата, который сражался со вторым старейшиной, еще отчетливее ощущал знакомую ауру. Зарычав, он посмотрел на второго старейшину секты Небесный дух, а потом мрачно прошипел:

— Ты не второй старейшина. Кто, черт подери, ты такой?!

Глава секты Небесный дух рассмеялся.

— Только заметил? Поздновато!

Второй старейшина провел ладонью перед лицом. Во вспышке света он резко преобразился. В следующий миг… все увидели не второго старейшину, а старуху с бесстрастным лицом. Из центра её лба торчал черный опарыш, который наполовину вгрызся в плоть. Судя по всему, эта шевелящаяся личинка контролировала мысли и поступки старухи!

Патриархи Карающей длани и Дао секты первозлата поменялись в лице. Глава секты Ван Баолэ не смог скрыть тревоги. Как же легко врагу удалось их провести. Второй патриарх в ужасе закричал:

— Сестра даос Уюнь!

Старуха была матриархом секты Земля абсолютной гармонии. В начале вторжения её секта была уничтожена. По слухам, матриарх бесследно исчезла. Её появление здесь недвусмысленно намекало, что она не пропала без вести, а была взята в плен и превращена в послушную куклу! Ранее силы вторжения не планировали превращать старуху из секты Земля абсолютной гармонии в секретное оружие. После её поимки глава секты решил запечатать и отослать старуху в цивилизацию Первозлато. Там он планировал использовать магическую формацию горных врат и особую технику для её переплавки в Пилюлю планеты. Если принять такую пилюлю, то спустя какое-то время, когда она полностью переварится, его культивация серьезно возрастет. Если отдать её кому-то другому, то с высокой вероятностью он станет практиком стадии Планеты. Это был не совсем обычный метод, однако пилюля могла наделить практика силой стадии Планеты.

В свете недавних событий глава секты, зная о тяжелом состоянии первого старейшины, не стал отправлять старуху к горным вратам, а значит, и переплавлять в пилюлю. Ему пришлось стереть её разум, сделать из неё куклу и использовать магическую личинку для контроля. Так у него появился дополнительный боец стадии Планеты.

Он изменил внешность куклы, сделав её похожей на второго старейшину. Это было сделано для того, чтобы обмануть врага и усыпить бдительность патриарха Небесная Длань и Лун Наньцзы, что повысит их шансы убить последнего. После смерти Лун Наньцзы Хэ Юньцзы получит единоличное право управлять звездой. Тогда перемещающий портал звезды окажется под полным контролем секты Небесный дух. По его мнению, с радужным пузырем у двух старейшин не должно возникнуть проблем с убийством Лун Наньцзы. Всё должно уже закончиться. Когда старейшины закончат, они вернутся и присоединятся к сражению.

После возвращения у секты Небесный дух будет три с половиной практика стадии Планеты. С таким количеством экспертов они одолеют секту Карающая длань и Дао секту первозлата. Победа поставит финальную точку в войне за цивилизацию Божественное око. Он рассчитал всё до мельчайших подробностей, но всё равно недооценил Ван Баолэ. Он не ожидал, что их ловушка сработает не так, как надо. Всё-таки двое старейшин получили от него практически неразрушимую темницу. Будучи не в курсе последних событий, он чувствовал небывалую уверенность в успехе. Патриарх Небесная Длань и глава Дао секты первозлата тоже ничего не знали. Поэтому выглядели они крайне мрачно. Они попытались отступить, больше не желая сражаться.

Очевидно, они не сомневались в боевой мощи Ван Баолэ, но не верили, что с силой на грани стадии Планеты ему удастся сбежать от двух старейшин и не погибнуть в их ловушке.

В сражение установилась патовая ситуация. Тем временем Ван Баолэ у звезды в луче радужного света искал выход. Но второй старейшина секты Небесный дух преследовал его. К тому же, будучи практиком стадии Планеты, он немного превосходил его в скорости. Солнечная буря и исходящий от светила жар влиял на него не так сильно, как на Ван Баолэ. Из-за этого преследователь всё сильнее наступал Ван Баолэ на пятки. Когда до Ван Баолэ оставалось менее трехсот метров в глазах второго старейшины появился недобрый блеск. Выполнив магический пасс, он указал рукой на спину Ван Баолэ.

Из глаз, ушей, носа и рта вырвались струйки красного тумана. Собравшись на кончике его пальца, туман принял форму кроваво-красной ласточки, а потом стала окрашенной в алый радугой, которая ударила в Ван Баолэ. Мгновенно покрыв разделявшее их расстояние, она достигла его и приняла форму туманного облака. Словно пасть оно хотело проглотить Ван Баолэ. Любой другой бессмертный в результате такой атаки гарантированно бы погиб. К божественной способности примешалось давление стадии Планеты. Такой гнет ослаблял бессмертных, а наиболее слабых практиков мог и вовсе убить. Но чтобы сразить Ван Баолэ этого было мало. Как только кровавый туман окутал его, он заковал себя в Императорские латы. В доспехах, с длинными волосами и божественным оружием в правой руке он напоминал бога войны. Позади него появилось огромное око кошмара черного цвета. Ван Баолэ резко обернулся и рубанул рукой по алому туману.