Глава 924. Горе патриарха

Избранных с других кораблей можно было понять. Любой бы на их месте пришел к такому выводу при виде судна, окруженного морем алых молний. Самое важное, что красные молнии больше не вели себя агрессивно. Они лишь создавали величественный ореол вокруг корабля. Избранные на других судах стали внимательно разглядывать пассажиров загадочного корабля.

Ван Баолэ и остальные, будучи весьма смышлеными людьми, быстро поняли, откуда ветер дует. Хоть они еще не отошли от погони, никто не стал не стал пытаться развеять это недоразумение. Их полное молчание сделало всю ситуацию еще таинственнее.

Что до Ван Баолэ, он мрачно окинул взглядом восемь кораблей. Они привезли примерно четыреста человек. Если прибавить к ним избранных с их корабля, то всего здесь собралось примерно четыреста пятьдесят избранных. Культивация части избранных, хоть и находилась на великой завершенности стадии Бессмертия, была намного глубже, чем у других встреченных им практиков этой ступени. Насколько он мог судить, с такой могучей культивацией им, как и ему, было очень трудно совершить прорыв на стадию Планеты. У него не было времени детально изучать и сравнивать с собой каждого избранного. Молодых людей было слишком много.

«При сравнении надо учитывать не только уровень культивации, но и артефакты с боевым мастерством…» — настороженно подумал Ван Баолэ, разглядывая другие суда.

Некоторые избранные с других кораблей с любопытством посмотрели на него, но куда больше интереса вызвала девушка в маске. Пока молодые парни и девушки разглядывали друг друга, девять ветхих судов полностью остановились у огромной бумажной звезды. Внезапна она вспыхнула ослепительным белым светом. Следом люди на кораблях услышали оглушительный рокот.

Даже невооруженным глазом было видно, что бумажная звезда задрожала, а потом начала трансформироваться из сферы в нечто, похожее на человека! Огромный бумажный человек не отличался от рулевых кораблей-призраков. Они были похожи, словно две капли воды. Теперь стало ясно, что изначально этот бумажный человек был свернут в огромный шар. В бумажную звезду.

Когда бумажный человек принял свой естественный облик… звездное небо содрогнулось. Пришло неописуемое по своей мощи давление, способное дробить горы и испарять океаны. От гиганта исходила чудовищная энергия, словно внутри таилась мощь тысячи звезд.

При взгляде на исполина избранные почувствовали режущую боль в глазах, а в ушах громкий звон. Словно бумажный человек мог в любой момент ослепить их всех. В его присутствии им было даже трудно дышать. Такая реакция была обусловлена уровнем культивации гиганта, к тому же не последнюю роль в этом сыграли и его размеры. На его фоне девять кораблей напоминали муравьев, а избранные на борту — крохотные песчинки.

«Всемогущий стадии Звездного Домена!» — мелькнуло у Ван Баолэ в голове. Он кожей чувствовал исходящее от него давление.

Похожее ощущение он испытывал в присутствии старшего брата Чэнь Цина и старика Бушующее пламя. Несмотря на некоторую схожесть, аура гиганта чувствовалась не такой всеобъемлющей, как у патриарха Бушующее пламя. Ауре старшего брата она уступала в свирепости и необузданности.

Привезенные на кораблях избранные тоже смогли по ауре примерно определить культивацию гиганта. Будучи отпрысками могущественных семей и кланов Бесконечного дао домена, за свою жизнь они успели многое повидать, поэтому быстро поняли, насколько могущественное существо предстало перед ними.

У избранных учащенно застучало сердце. Они отвели взгляд от гиганта и опустили головы. Огромный бумажный человек открыл глаза и окинул холодным взором звездное небо.

«Добро пожаловать ко вратам Кладбища звезд!»

Эти слова прогремели в головах избранных. От них по пространству даже пошла рябь, отчего белое звездное небо превратилось в штормящее море! Вдалеке вздыбилась гигантская белая волна, которую было невозможно охватить взглядом. Избранные и Ван Баолэ задрали головы и во все глаза уставились на неё, не в силах скрыть изумление. Даже девушка в маске и другие, кого заприметил Ван Баолэ оцепенело наблюдали за гигантской волной…

Пространственные искажения постепенно истаяли, явив её истинный облик! На самом деле это была никакая не волна, а лист бумаги, который складывался вдвое. Одна его половина сейчас поднималась вверх! С большого расстояния можно было увидеть, что посреди звездного неба парило белое пятно, а точнее гигантский лист бумаги!

Бумажный человек, корабли-призраки и более четырехсот избранных… они все находились на складывающемся листе бумаги. Могло показаться, будто всё это происходило очень медленно, но на самом деле заняло лишь миг. В следующую секунду огромный лист бумаги сложился вдвое вместе с девятью кораблями и огромным бумажным человеком. В итоге белое звездное небо стало в два раза меньше.

Лист бумаги с рокотом продолжил складываться. Раз за разом. Белая область звездного неба стремительно уменьшалась в размерах, причем складывающийся лист бумаги становился всё толще. В ходе бесконечного сложения лист бумаги превратился в белую иглу, которая пронзила пустоту и исчезла!

В месте, где совсем недавно находился лист бумаги, возникло более дюжины аур. Они не приняли форму практиков, оставшись прядями воли. И сейчас они смотрели на место, откуда исчезла игла.

— Как и всегда… опять этот метод…

— Каждый раз одно и то же. И в этот раз мне не удалось понять, где находится Кладбище звезд.

— Одно точно: это как-то связано с тёмными искусствами. И в то же время между ними нет никакой связи…

— Разлом, соединяющий Бесконечный и внешний дао домены…

— Странные алые молнии… они тоже отправились туда?

Эти пряди воли принадлежали патриархам разных влиятельных семей и фракций. Они собрались здесь не для того, чтобы проводить своих избранных, а чтобы увидеть открытие врат в надежде узнать что-то новое. К сожалению, в этот раз им тоже не повезло.

Тем временем в глубине звездного неба полыхала пламенем огромная звезда. Чем-то она напоминала алхимическую печь, чей жар согревал сотни небесных тел вокруг. На вершине звездной печи в позе лотоса сидел старик. Звали его патриарх Бушующее пламя. Прервав медитативный транс, он внезапно открыл глаза.

Опустив голову, он посмотрел на лежащую в руке нефритовую табличку, а потом вгляделся в звездное небо. Его губы растянулись в улыбке.

«Малыш из семьи Се просит о помощи? Умоляет, чтобы я замолвил словечко за его папашу? Не к тому человеку ты обратился, юноша… У меня есть подозрение, что до того, как этот парнишка Чэнь Цин убьет императора Расколотую луну, его младший брат станет моим учеником. Чэнь Цин, Чэнь Цин… такова жизнь. Я и не могу тебя победить, но если мое предсказание сбудется, как ты меня назовешь при нашей следующей встрече? Что до малыша из семейства Се, ха-ха, забавная ситуация вышла. Он даже не подозревает, что не меня ему надо просить о помощи, а этого пострела Баолэ…»

Патриарх Бушующее пламя расхохотался. Его смех прогремел в головах всего живого звездного домена Бушующего пламени. Неподалеку от него возникло восемнадцать размытых силуэтов, которые быстро сгустились в практиков разных рас. Они преклонили колени перед патриархом.

— Приветствуем наставника!

— Произошло что-то хорошее наставник? — с улыбкой спросил один из них. При виде наставника в отличном настроении его губы тоже растянулись в улыбке.

Патриарх Бушующее пламя на алхимической печи вновь раскатисто рассмеялся.

— Чует мое сердце, очень скоро у вас появится младший брат.

Никого не было рядом, кто бы мог заметить, что при взгляде на своих учеников глаза патриарха заволокла глубокая тоска и невыразимая печаль.

— Настоящий младший брат…