Глава 939. Долг не позволяет мне отказаться

Как и ожидалось, загадочный бумажный человек действительно явился к нему. Ван Баолэ сразу же настороженно подобрался. Он был доволен собственной сообразительностью, пусть и действовал лишь на основании догадок. Поведение бумажного человека было трудно объяснить. Как ему казалось, тот всё это время тайно наблюдал за ним. Вот только Ван Баолэ не заметил слежки, что лишь усиливало паранойю. К счастью, он блестяще умел контролировать эмоции, поэтому сумел сохранить невозмутимость. Более того, он буквально засиял от счастья и отвесил еще один низкий поклон.

При взгляде на Ван Баолэ глаза бумажного человека едва заметно блеснули. Сколько Ван Баолэ ни старался, ему никак не удавалось прочесть его эмоции. В одном он был точно уверен… раз бумажный человек явился на его зов, значит, ему было что сказать. Какие бы планы ни строил бумажный человек, он должен был дать ему хоть какие-то ответы. Всё-таки он мог просто проигнорировать его и продолжить заниматься своими делами.

Тут Ван Баолэ не ошибся. Около дюжины вдохов бумажный человек хранил молчание.

— Ты будешь поумнее Шань Линцзы… я помогу тебе в обмен на услугу!

Его резкий голос напоминал скрежет металла. Услышав его, у Ван Баолэ слегка разволновалась культивация, но он быстро успокоил её.

— Я внимательно слушаю, почтенный!

Бумажный человек заговорил не сразу. Сначала он осмотрел Ван Баолэ с головы до пят, словно в попытке развеять какие-то сомнения. Спустя пару мгновений он кивнул, но не стал рассказывать про услугу, а завел рассказ про испытание.

— Испытание Кладбища звезд. Ты сейчас участвуешь в предварительной стадии. Чтобы перейти на следующий этап надо добыть призрачный кристалл. Если ты еще не понял, то тебе предстоит бороться с остальными участниками за десять путеводных палочек.

— Путеводных палочек? — переспросил Ван Баолэ.

— Кладбище звезд многие годы дает практикам из внешнего мира шанс заполучить высококлассные планеты, включая их особый подвид, дабы подняться на новую ступень культивации. Сделать это можно… ударив барабанной палочкой для привлечения планеты! Бить надо в Небесный барабан звездопада, пока не иссякнет скрытая сила и палочка не сломается. После звездной трансформации десяти тысяч миров она может привлечь самую подходящую звезду! Только количество палочек ограничено. Каждые несколько сотен лет создается всего десять путеводных палочек, после чего Кладбище звезд открывает свои двери для гостей из внешнего мира. Из них отбирается десять лучших, которые удостоятся чести получить благословение этого места! Для этого проводятся испытания. Сначала надо пересечь море, потом кандидатов проверяют на иллюзорной планете. Тридцать финалистов смогут принять участие в последнем испытании!

Бумажный человек говорил не очень быстро, но от сказанного у Ван Баолэ участилось дыхание. У себя в голове он прокрутил всё, что произошло на кладбище, но тут его охватили сомнения.

— Почтенный, но зачем это Империи звездопада? Они такие щедрые из-за договора с внешним миром? Или же… Империя звездопада руководствуется какими-то своими мотивами? Что обязывает их так поступать?

Раз бумажный человек был в настроении поговорить, Ван Баолэ не стал упускать такой отличный шанс узнать как можно больше. Глаза бумажного человека тускло блеснули. Их взгляды встретились. Спустя какое-то время бумажный человек странно рассмеялся.

— После прибытия на Кладбище звезд ты ведь почувствовал, будто что-то не так? — со смехом спросил бумажный человек.

— Что-то не так?

Ван Баолэ задумчиво склонил голову на бок. Десять вдохов он размышлял над ответом, как вдруг у него заблестели глаза. Всё в этом мире было белого цвета, но была еще и чернота.

— Черное море и белая бумага?

— Верно! — согласился бумажный человек. — Даруя так называемое благословение, Империя звездопада оказывает сама себе услугу! Империя выступает защитником Кладбища звезд… их враг море черной бумаги! Изначально море было не таким, но давным-давно бумага в нём почернела. Чернота постепенно распространяется. Когда-нибудь она поглотит всю Империю звездопада. Все попытки остановить её ни к чему не привели. В прошлом, дабы изменить магические законы, Высочайший император пожертвовал собой, превратив тело в небесный барабан, а потом при помощи всей своей силы разбил душу шэнь. В итоге раз в несколько сотен лет из неё ему удается создать десять прядей божественной души, которые превращаются в путеводные палочки!

Удар палочкой в барабан начинает звездную трансформацию десяти тысяч миров, что в свою очередь порождает подавляющую силу, замедляющую распространение черного моря! Из-за магических законов практики Империи звездопада не могут ударить в небесный барабан, поскольку на это способны только существа из плоти и крови. Вот почему каждые несколько сотен лет это место открывается для пришельцев из внешнего мира!

В ходе рассказа голос бумажного человека оставался бесстрастным. Когда речь зашла об императоре и прядях его души его глаза ностальгически заблестели. Но всего лишь на мгновение. Не следи за ним Ван Баолэ, то он наверняка ничего бы не заметил.

«Этот бумажный человек как-то связан с Императором звездопада?»

Ван Баолэ быстро прогнал эту мысль из головы и сосредоточился на услышанном. История бумажного человека звучала довольно складно, однако он не до конца поверил в неё. Тем не менее теперь он намного лучше понимал ситуацию на Кладбище звезд.

— Почтенный, вы не сказали, что именно от меня требуется, — немного помявшись, всё же заметил Ван Баолэ.

На лице бумажного человека отразились сомнения, словно он хотел поручить Ван Баолэ какое-то дело, но не был до конца уверен в правильности этого решения. Это немного удивило Ван Баолэ. Не став больше задавать вопросов, он принялся терпеливо ждать, пока бумажный человек примет решение.

Затянувшееся молчание наконец нарушил бумажный человек. Внимательно посмотрев на Ван Баолэ, он хрипло сказал:

— А ты… странный.

— Эм? — Ван Баолэ моргну и вопросительно посмотрел на собеседника.

— Ты очевидно практик из Бесконечного дао домена, твоя душа существует на свете меньше одного шестидесятилетнего цикла, но я чувствую в тебе ауру времени, а также ауру из-за пределов домена. Обычно она появляется из-за контакта с предметом, который попал в этот домен извне, но это не твой случай! Я долго за тобой наблюдал, поэтому у меня есть некоторые соображения… Чуждая Бесконечному дао домену аура появилась не из-за какого-то предмета, а благодаря твоей даосской магии. Это очень древнее дао… я не слышал, что именно ты произносишь, но после его использования из глубин звездного неба пребывает всемогущая воля. За всю мою жизнь я ни разу не сталкивался с чем-то подобным!

Откровение бумажного человека Ван Баолэ встретил с непроницаемым лицом, но глубоко внутри у него всё сжалось. Он сразу понял о каком дао идет речь. Давным-давно Лапуля научила его одной божественной способности. Эта магия не раз помогла ему выкрутиться из опасной ситуации. С каждым использованием Ван Баолэ всё сильнее убеждался, что владелец этой сокрушительной воли был всё ближе к пробуждению. Тем не менее обстоятельства вынуждали его раз за разом прибегать к этой магии, однако он ни разу не продекламировал весь текст сутры. Обычно хватало нескольких строчек.

— Я хочу, чтобы ты отправился со мной в одно место… Там ты должен в полную силу использовать эту даосскую магию! — после негромкого вздоха бумажный человек продолжил: — Взамен я помогу не только найти палочку, но и сделаю так, чтобы после битья в барабан прибыла по меньшей мере особая планета… Сделав её своей, ты обретешь её магические законы! Согласен?

В ожидании ответа бумажный человек внимательно посмотрел на Ван Баолэ. Тот натянуто улыбнулся. Бумажный человек не просил о многом, но он не мог выполнить его просьбу.

«Если дочитать сутру до конца, разве та загадочная воля не проснется и не прихлопнет меня, как назойливого комара?»

Собираясь с ответом, Ван Баолэ набрал в легкие воздуха, но так и не успел что-то сказать. Первым заговорил бумажный человек.

— Если откажешься, я убью тебя прямо сейчас!

Ван Баолэ прикинулся уязвленным, словно ему нанесли серьезное оскорбление.

— Почтенный недооценивает Се Далу. Если я не захочу что-то делать, никакие угрозы не заставят меня изменить мнение. Однако почтенный несколько раз помог мне, за что я бесконечно признателен. Долг… не позволяет мне отказаться!