Глава 983. Гнев

Сияние Солнца было каким-то неправильным. Если точнее, сейчас оно светило гораздо ярче чем раньше. К тому же звезду теперь окружал едва различимый ореол. Он отличался от привычного солнечного гало. Люди с культивацией ниже стадии Планеты не могли его разглядеть.

Ван Баолэ, разумеется, сразу увидел этот ореол и его источник… древний меч из позеленевшей бронзы, а точнее его кончик. Туда по какой-то неведомой причине уходила энергия Солнца. Медленное поглощение энергии звезды влияло на всю Солнечную систему… она медленно погибала!

Звезда ярко сияла подобно тому, как вспыхивает свеча перед тем, как навеки погаснуть. К счастью, Солнце не вошло в свою финальную жизненную фазу, но примерно через тысячу лет оно окончательно погаснет.

Ван Баолэ помрачнел. Правда он не мог точно сказать, происходило ли нечто подобное до его отъезда… в то время его культивация была недостаточно высокой, чтобы это заметить. В любом случае в исходящей с острия ауре Ван Баолэ почувствовал эманации стадии Планеты. Это могло означать только одно. На острие меча, где спали эксперты Дао конгрегации безбрежных просторов, что-то изменилось.

«Исцеляются… — Ван Баолэ мрачно посмотрел на огромный огненный шар, — энергией моей звезды».

Он не стал очертя голову мчаться туда. С возросшей культивацией он под другим углом взглянул на всё, что с ним произошло в Дао конгрегации безбрежных просторов. Для начала он решил проверить, как обстоят дела в Федерации. Если там всё в порядке, то это будет означать, что Солнце уже было таким, просто он не знал об этом. Если в Федерации что-то случилось, тогда изменения на Солнце явно произошли совсем недавно.

Увиденное на Земле определит его дальнейшее отношение к Дао конгрегации безбрежных просторов. Приняв решение, Ван Баолэ накрыл божественным сознанием Землю. И вновь выражение его лица изменилось. Божественное сознание при таком уровне культивации не могли обнаружить местные практики, а вот он мог видеть всё, что творилось на планете.

Странное дело, ему не удалось найти ни ауру Дуань Муцюэ, ни верховного старейшину Дао академии эфира, ни Линь Ю, ни других знакомых ему людей.

Ван Баолэ с тревогой сосредоточил божественное сознание на городе Эфир. Дао академия эфира исчезла. Как будто там прошло ожесточенное сражение. На месте озера теперь зияла огромная яма в виде отпечатка огромной ладони. Словно с неба на острова академии обрушилась огромная рука, сравняв всё с землей.

У него всё похолодело внутри, когда ни в городе Эфир, ни на Земле ему не удалось обнаружить ауру родителей! Во всех уголках планеты ощущалась остаточная энергия божественных способностей. Люди практически не улыбались, они выглядели измученными.

Дурное предчувствие Ван Баолэ усиливалось. Резня в цивилизации Божественное око утихомирила бушующую внутри него жажду крови. От увиденного в его сердце вновь разгорелось кровожадное пламя. Не теряя ни секунды, он раскинул божественное сознание на всю Солнечную систему.

Меркурий, Юпитер, Сатурн, Плутон и другие планеты мгновенно возникли перед его мысленным взором. Всюду виднелись следы запустения…

Едва сдерживая рвущуюся на волю жажду убийства, Ван Баолэ накрыл божественным сознанием Марс. К его несказанному облегчению, там он нашел ауру многих знакомых, но его интересовали только две. Проигнорировав все остальные, он сосредоточил божественное сознание на Новограде, а точнее на доме с двумя людьми внутри.

Стоило ему увидеть родителей, как жажда крови тут же улеглась, а взгляд потеплел. В скромном по размере доме сидел его поседевший отец. О чём-то глубоко задумавшись, он смотрел на небо. К нему прижималась жена, положив голову ему на плечо.

На её лице тоже прибавилось морщин. Время от времени покашливая, она не сводила глаз с зажатой в руке фотографии. На ней был изображен пухлый паренек, показывающий обеими руками победный жест. Из-за пухлых щек его глаза напоминали узкие щелки. На губах паренька играла самодовольная улыбка.

Столь печальная сцена заставила Ван Баолэ почувствовать укол вину. От его внимания не ускользнул ни кашель матери, ни отсутствующий взгляд отца.

— Папа… мама… — прошептал Ван Баолэ.

В следующий миг он испарился и возник в доме позади сидящих родителей, а потом сразу же опустился на колени, чтобы отдать земной поклон.

На звук тут же обернулась пожилая чета. Поначалу они не могли поверить, что их пропавший сын всё-таки вернулся. Обоих начала бить мелкая дрожь. из рук матери Ван Баолэ даже выпала фотография.

— Баолэ?

— Папа, мама, я вернулся, — мягко сказал Ван Баолэ.

Он сильно изменился, но родители узнали его с первого взгляда. Мать крепко обняла его и тихонько заплакала. Не зная, что сказать, он стал мягко поглаживать её по спине. Он слышал её всхлипывания, чувствовал её тоску по сыну. Это лишь усилило чувство вины. К нему примешался и не поддающийся контролю гнев, который он постарался не показать родителям.

Его отец тоже был очень рад видеть сына. Со стоическим видом он сглотнул подкативший ком к горлу. Ему Ван Баолэ мягко кивнул. Благодаря осторожному воздействию культивации его мать заснула прямо у него на руках. Осторожно положив её на кровать и прикрыв пледом, Ван Баолэ подошел и обнял немного растерявшегося отца.

— Папа, кто сделал это с мамой?

Хоть он и держал себя в руках, в его тоне всё равно сквозил металл. В этот же миг всю планету тряхнуло, а сердце каждого жителя планеты пропустило удар. У его гнева была причина. Его мать была сильно ослаблена, как будто кто-то повредил её жизненное основание. Она напоминала лампу, в которой заканчивалось масло. Что странно, в её теле ощущались отголоски магической техники для принудительного продления жизни.

— Баолэ…

В душе его отца всё еще бушевали эмоции. Даже с успокаивающим присутствием Ван Баолэ ему потребовалось какое-то время, чтобы взять себя в руки. Глядя на сына, он наконец не выдержал. Из его глаз потекли слёзы. Он взял Ван Баолэ за руку и рассказал, что произошло.

На третий год после отъезда Ван Баолэ многое изменилось! Всё началось с внезапного роста силы клан Пять Поколений Неба под предводительством семей Ли и Чжо. С тех пор политический баланс в Солнечной системе стал стремительно меняться. Фэн Цюжань посадили под замок, Ли Синвэнь был тяжело ранен, а Дуань Муцюэ… погиб в бою. Четыре дао академии были полностью уничтожены. Сторонники Дуань Муцюэ и Ли Синвэня один за другим лишались власти. Часть сенаторов погибла в сражениях, часть получила серьезные ранения.

Губернатор Марса и её муж благодаря новому оружию, работающему на антивеществе, с трудом смогли защитить Марс. Раненые и выжившие лоялисты прошлой власти перебрались на красную планету. Тем не менее руководству Марса пришлось номинально признать власть клана Пять Поколений Неба.

Родители Ван Баолэ пострадали во время атаки на Дао академию эфира. Их бегству попытались помешать старые враги Ван Баолэ из семьи Чжо. Ли Синвэню и остальным удалось переправить его родителей в безопасное место, но его мать получила серьезное ранение, от которого до сих пор не оправилась.

Такие резкие перемены произошли, потому что на древнем мече из позеленевшей бронзы пробудился практик стадии Планеты!